О либеральном антипатриотизме

14:18 24.03.2016 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Патриотизм, как социально-политическое явление, подвергается регулярной критике сторонников либерализма. В нём они видят инструментарий власть имущих для достижения своих эгоистических целей.

Любая добродетель легко превращается в порок, если не знать в  ней меры. Эту фразу Аристотеля можно, в полной мере, отнести к любому явлению общественно-политической жизни, в т.ч. к тем, критиковать которые у радикальных либералов не поворачивается язык: личная свобода, открытый рынок, минимизация государственного присутствия в секторе частного предпринимательства.

Не здраво всё, что чрезмерно, но почему-то больше всего чрезмерностей  либералы усматривают в чувстве патриотизма. Джордж Катеб подвергает критике Сократа за его государственнические взгляды, и тезис о том, что «Отечество дороже и матери, и отца, и всех остальных предков, оно более почтенно, более свято... и перед ним надо благоговеть» (1).

Либеральные философы умудряются ловко оперировать именем Сократа в зависимости от того, чего они хотят добиться ссылками на его философские изречения. Бертран Рассел хвалил Сократа за его мягкость, высказывал предпочтение следовать его учению, а не учению Христа (Б. Рассел «Почему я не христианин»). Здесь Сократ выступает как положительный персонаж, чьё учение способно конкурировать с учением Христа (по мнению Б. Рассела).

У Д. Катеба наоборот: мысли Сократа содержат то, что принять никак нельзя (благоговение перед государством).

Ключевым тезисом либерализма является верховенство прав человека в их западном изводе, который априори преподносится как универсальный. Но то, что человек считает своим неотъемлемым правом, может разительно отличатся в США и Индии, в Непале и Великобритании. Индийские философы тоже призывали не привязываться к преходящим вещам, будь то любимый человек или родное государство. Вечен только Бог, и только на Него должны быть направлены самые пылкие привязанности человека.

Однако индийская религиозная мысль (например, «Бхагавад-Гита»), одновременно, с этим, указывала, что не следует кшатрию (представителю касты воинов) браться за несвойственный его психической натуре труд, будь то труд брахмана (жреца, мудреца) или вайшьи (торговца, земледельца) (2). Каста здесь – понятие не столько социальное, сколько психологическое: человек с воинственным характером должен выполнять соответствующие этому характеру функции (иначе КПД его действий будет минимальным).

Как видим, резкой воинствующей критики патриотизма здесь нет. Напротив, если человек поставлен служить государству (кшатрий), он должен выполнять свои функции с максимальной эффективностью. С индийской точки зрения, единственным вечным Отечеством для человека есть Небо, но временное отечество также требует служения в соответствии со склонностями и способностями каждого его гражданина.

Если либеральная идеология признаёт верховенство прав человека, тогда необходимо признать, что человечеств не придумало более эффективного механизма их защиты, чем государство. Государство может быть хуже или лучше, богаче или беднее, жёстче или добрее, но альтернативы ему нет. Поэтому те, кто защищает права человека, с таким же рвением должны защищать государство, без которого от прав человека не осталось бы следа. В мире анархии права человека – пустой звук.

Соответственно, жертвовать жизнью ради государства аналогично жертвованию жизни за верховенство прав человека. Порой государство становится не защитником, а притеснителем, но такие отклонения уже описаны Аристотелем, чья фраза приведена в начале статьи. Существование государства-притеснителя должно взывать не к критике государственного механизма, как такового, а к устранению перекосов в деятельности такого государства, которое есть отклонение от нормы, но не норма.

За атаками на патриотизм, как таковой, всегда следуют атаки на историю и религию. Государству, «страдающему», по мнению либералов, излишним патриотизмом или излишней религиозностью, выносится приговор в чрезмерной обременённости историей и предрассудками, что трактуется, как синоним регресса.

Связь настоящего с прошлым отвергается, как досадное бремя на пути к прогрессу. Сухой крипторелигиозный рационализм претендует на то, чтобы заменить собой весь корпус традиционных религиозных взглядов. Поскольку фундаментальный рационализм есть детищем западной культуры мысли, постольку его засилье есть, не чем иным, как навязыванием западного взгляда на жизнь.

Этот взгляд грешит уравниловкой. Его сторонники забывают, что «конституция швейцарского кантона не годится для управления империей». Слово «империя» можно заменить на словосочетание «крупное государство».  В конституции Лихтенштейна закреплено право на отделение коммун, чья численность достигает 100-200 чел. Уменьшение в размерах крохотного Лихтенштейна, где, как гласит анекдот, министр МЧС приходит на место происшествия пешком, не спровоцирует нарушение цивилизационного баланса на европейском континенте.

Либералы смотрят на планету уравнивающим взглядом, воспринимая её, как однородную массу стран и народов, с одинаковой геополитической чувствительностью, что в Лихтенштейне, что в Чечне, что в Сирии, что на Донбассе, что в Судане.

Даже либеральный мир сам по себе не имеет однородной чувствительности. В Канаде демократические институты эффективней, чем в США. В Австралии миграционное законодательство строже, чем в Канаде, и т.д. Не существует однообразного поля либеральной мысли, с полюсами и центрами, пульсирующими с одинаковой частотой и силой. Не может быть и всеобщей государственной однообразности.

Так же и с религией, которая есть отношение частного к общему. Попытки подавить религиозно-интеллектуальное разнообразие сродни навязать частному формат и правила его отношения к общему.

Геополитическая чувствительность планеты не была одинаковой на протяжении её истории. Линии геополитической лабильности и чувствительной подвижности пролегали в разное время в разных регионах. Застывшей геополитической картины мира не существует, иначе это противоречило бы принципам динамического развития человечества.

 

1)       http://www.inliberty.ru/library/85-o-patriotizme-

Ключевые слова: либерализм патриотизм рационализм

Версия для печати