Еще одна коалиция на Ближнем Востоке. Зачем?

11:25 23.12.2015 Андрей Исаев, журналист-международник


Пятнадцатого декабря Эр-Рияд анонсировал создание антитеррористического альянса 34 мусульманских государств, призванного «защитить исламское общество от зла, которое несут все террористические группировки и организации вне зависимости от их религии и названия». (Цит. по: http://www.hurriyet.com.tr)

В тот же день пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков прокомментировал эту информацию: «Если говорить гипотетически, то, конечно, объединение усилий в борьбе с экстремизмом в различных его проявлениях – это позитивное явление. Но, безусловно, перед тем как давать оценку, нужно понимать детали». (http://www.vz.ru) Попробуем разобраться в деталях.

В марте 2015 года уже была создана коалиция мусульманских (а, если точнее, - суннитских) государств во главе все с тем же с Королевством Саудовская Аравия. С тех пор ее войска безуспешно пытаются подавить восстание шиитских хуситов в Йемене. По данным ООН, в результате боевых действий в этой стране уже погибли более двух с половиной тысяч мирных жителей, а 21 миллион йеменцев нуждаются в гуманитарной помощи. (http://www.newsru.com)

При этом на Ближнем Востоке в борьбе с международным терроризмом уже не первый год тесно взаимодействуют вооруженные формирования Ирана, Сирии и Ирака (не так давно к ним присоединились военно-воздушные и военно-морские части российских ВС), а также «американская» коалиция. В последнюю, к слову, формально входят многие участники нового альянса.

Из текста учредительного документа коалиции следует, что ее координационный центр будет находиться в столице Саудовской Аравии, что все страны вольны самостоятельно решать, каким будет их участие в тех или иных «проектах», и что она не намерена вмешиваться в ситуацию в той или иной стране против воли этой страны. (http://inosmi.ru)

По словам министра обороны Саудовского королевства Мухаммеда бен Сальмана аль Сауда, коалиция собирается согласовывать свои операции с ведущими державами и международными организациями. Можно предположить уже сейчас, что уровень координации действий не будет высоким: официальный представитель МИД Пакистана признался журналистам, что правительство его страны узнало о присоединении Исламабада ко «второй Саудовской коалиции» из СМИ. (http://www.hurriyet.com.tr)

К тому же в объединение вошел ряд совершенно «недееспособных» на мировой арене стран, в которых центральная власть во многом является номинальной, - это Ливия, Сомали, Судан, Йемен. Зато приглашения, как и следовало ожидать, не получили шиитский Иран, преимущественно шиитский Ирак, ибадитский Оман, а также Сирия, чья правящая элита во многом состоит из алавитов. Альянс опять получился суннитским.

Пожалуй, единственной серьезной военной силой в нем следует признать Турцию. Однако, вступая в этот союз, она явно преследует свои собственные («неоосманистские») цели. Вряд ли мы сильно ошибемся, предположив, что членство в альянсе позволяет турецкой политической элите надеяться, во-первых, на укрепление «легитимности» участия в «сирийских и иракских делах»; во-вторых, на повышение авторитета в глазах арабо-мусульманского мира; в-третьих, на то, что арабские страны признают террористическим национальное движение сирийских курдов. В конце концов, ни для кого не является секретом острая политическая конкуренция между Эр-Риядом и Анкарой за лидерство в ближневосточном регионе. Саудиты при этом опираются на нефтедоллары и факт наличия на их территории главных мусульманских святынь, режим Эрдогана – на экономику и боеспособную армию. Впрочем, турки любят и вспоминать, и напоминать другим о том, что некогда османские султаны носили почетный титул «хранителя священных городов» (Мекки и Медины – А.И.). Другими словами, на деле признавать главенство Саудовской Аравии Турция не будет. Как, впрочем, и Пакистан, тоже обладающий сравнительно сильной армией.

В этой связи можно напомнить о предыдущем «громком» коалиционном проекте, анонсированном в марте этого года, - о создании общеарабской антитеррористической армии. Однако, по информации немецкой Die Zeit, «Уже первые переговоры арабских генштабов закончились всеобщей ссорой, и проект был отложен на неопределенное время – по желанию Саудовской Аравии». (http://inosmi.ru)

Все это вкупе с «особыми отношениями» Эр-Рияда, Анкары и Дохи с некоторыми радикальными организациями, действующими в Сирии и Ираке, не оставляет сомнений в неспособности «второй саудовской коалиции» реально бороться с терроризмом. Президент Сирии Башар Асад, пожалуй, как никто другой владеющей информацией о положении дел в стране, обращаясь к мировому сообществу, говорил: «Если вы хотите действительно сражаться с ними (с террористами – А.И.) и победить их, то должны предотвратить поставки им оружия, финансов и рекрутов, что идет главным образом через Турцию при поддержке Саудовской Аравии и Катара. Это первый шаг, который необходимо предпринять, начиная борьбу с терроризмом». (Цит. по: http://www.newsru.com) В этом вопросе с ним солидаризуются и некоторые западные политики. Так, бывший мэр Лондона Кен Ливингстон заявил: «…Россия не представляет угрозы для Запада. Перед нами сейчас стоит угроза исламского фундаментализма. В основном он финансируется Саудовской Аравией, нашим главным союзником, который финансирует наиболее нетерпимое и фанатичное направление ислама, не имеющее никакого отношения к учению пророка Мухаммеда». (http://www.independent.co.uk)

Так зачем создали коалицию?

Для ответа уместно напомнить о том, что незадолго до появления нового альянса Эр-Рияд собрал конференцию по объединению антиасадовских сил, на которую съехалось больше сотни представителей сирийской оппозиции. По официальной версии, целью встречи значилось создание «политического блока», призванного сыграть решающую роль на этапе послевоенного переходного периода в Сирии. Причем в политический процесс саудиты постарались вовлечь самые разные силы – вплоть до салафитской группировки «Ахрар аш-Шам», близкой к «Джебхат ан-Нусра». Последняя, как известно, аффилирована с «Аль-Каидой». В то же время приглашения не получил, например, «Демократический союз» сирийский курдов – эффективный «наземный» противник ДАИШ. Так что курдам пришлось провести альтернативную встречу в провинции Эль-Хасака, на которой обсуждались вопросы координирования военных и политических усилий, направленных на достижение де-юре автономии Сирийского Курдистана.

Далее. В последнее время американцы стали все настойчивее призывать своих арабских союзников отказаться от роли статистов и принять реальное участие в борьбе с «Исламским государством». Буквально накануне объявления о создании «саудовского альянса» это требование озвучил президент США в традиционном обращении к американскому народу, а вскоре министр обороны Эштон Картер, прибывший в Турцию, почти слово в слово повторил пассаж своего шефа.

Напрашиваются следующие выводы:

- Ближневосточные спонсоры радикальных группировок в Сирии и Ираке теперь смогут действовать как бы с санкции всех членов коалиции: ее аморфный характер («все страны вольны самостоятельно решать…») не требует согласованности действий. Здесь, правда, возникает вопрос: как быть с тем, что «коалиция не намерена вмешиваться в ситуацию в той или иной стране против воли этой страны»?;

- Сирийские курды таким образом как бы лишаются статуса антитеррористической силы, что предоставляет Турции большую свободу действий на севере Сирии (это компенсация Анкаре за формальное признание лидерства Эр-Рияда в регионе?);

- Мусульманские страны снимают с себя упреки в пассивности в рамках «американской» коалиции – у них теперь свой формат деятельности.

- Наконец, для суннитских государств вхождение в коалицию – это своего рода декларация самоидентичности, своей инаковости по отношению и к Западному, и к шиитскому мирам. Конечно, давно существует Организация исламского сотрудничества – бывшая ОИК, но она объединяет все мусульманские страны вне зависимости от господствующего в них религиозного течения. А суннитско-шиитское противостояние в регионе нарастает нешуточными темпами.

Семнадцатого декабря на большой пресс-конференции В. Путин заявил: «Коалиция во главе с Саудовской Аравией — мы не думаем, что она будет носить антироссийский характер. Помимо Турции, которая совершила враждебный акт по отношению к нашему государству, после чего испортились отношения, там есть и Египет, и другие страны. Инициатор альянса — Саудовская Аравия, с которой у нас разный подход к разрешению сирийского кризиса, но есть и общие подходы – мы находимся с ними в контакте». Вместе с тем российский президент выразил удивление «растаскиванием имеющихся возможностей» в виде создания новых и новых коалиций.

Пожалуй, «удивление» пока и превалирует в отношении Москвы к новому альянсу. Много раз мы повторяли: победа над международным терроризмом недостижима без международного же объединения усилий. Соглашаются все. Объединяются – по интересам.

Ключевые слова: борьба с терроризмом позиция России саудовская коалиция суннитский альянс ДАИШ

Версия для печати