Из Донбасса: безграничная боль

01:25 21.12.2015 Элизео Бертолази, антрополог Университета Милано-Бикокк, научный сотрудник Института Высших Геополитических Исследований и Смежных Наук (IsAG), корреспондент газеты «Геополитика»


Анна Тув. Фото: Элизео Бертолази

 

Анна Тув – жительница города Горловка в Донецком районе. Она одна из многих жертв забытой войны Донбасса. Капля в море боли. Собранная и рассказанная нами капля. 26 мая этого года снаряд упал на ее дом и унес ее мужа и дочь. Мгновение – и ее жизнь превратилась в бесконечную боль, в тяжкий крест, который она никогда не сможет оставить за спиной. Сложно добавить что-либо к ее рассказу. Надеюсь, что когда-нибудь человеческая справедливость восторжествует, наказав людей, ответственных за эти преступления. А если их не настигнет суд человеческий, то уповаю на суд божественный.

- Здравствуйте Анна, расскажите мне, пожалуйста, грустную историю своей жизни.

- Здравствуйте Элизео, меня зовут Анна Тув. Я жительница Горловки, проживала в Центральном городском районе города Горловка. Жила вместе со своей семьей: мужем и тремя детьми: Катей 11 лет, Захаром 2,5 года и Миланой, которой на тот момент было 2 недели. Прожили мы с мужем 9 лет в счастливом браке. Все было хорошо. Как-то раз средь бела дня вышли поливать огород. Было перемирие, мы с детьми находились во дворе, а Милана была дома. Услышали свист снарядов и побежали забегать в дом, забежали дети и муж, а я одна оставалась во дворе, заносила птенцов в дом.

 

Дом Анны Тув после обстрела. Фотографии предоставлены Анной Тув

 

- Когда это было?

- Это было днем 26 мая. Катя только что пришла из школы. Она с отличием закончила учебный год, мы пообедали и вышли поливать огород, был солнечный день. Вдруг начался обстрел. Я успела лишь заскочить на порог, встретилась с мужем взглядом, он на диване сидел и успел только сказать: "Это все". Раздался дикий свист, я поняла что это снаряд летит к нам домой. Я успела только дверь захлопнуть, муж разогнался и прыгнул на меня и накрыл меня своим телом. В этот момент в наш дом попала бомба, каллибром в152 миллиметра.

- Кто вас обстреливал?

- Украинская армия. Они нас расстреливали регулярно, мы всю зиму жили в подвалах. Горловка с трех сторон с позиций ВСУ обстреливается постоянно. Именно в моем районе уже нет целых домов: все уничтожено. Все школы, садики, больницы, теплосети. Места, где люди гуманитарную помощь получают, взрывают вместе с людьми.

До того момент, как случилась страшная трагедия в моем доме, над нами в течение часа летал украинский беспилотник. Они видели, что дети по двору бегают. После этого начался обстрел, в результате чего погиб мой муж и старшая дочь Катя. 21 мая мы отметили ее день рождения, 11 лет ей исполнилось, а 26 мая ее убили. Катя была ребенком от Бога, она была умной и красивой, училась на отлично, изучала два языка: английский и немецкий, училась на дизайнера, занималась театром, танцами и ходила в Воскресную школу. Верила, мечтала о жизни, такой, как у нас в семье, с хозяйством с курочками, уточками, с огородом. Вот о чем мечтал ребенок. Она всегда говорила: "Мама, мы дети войны, нам всегда будет, что внукам рассказать".

 

Катя. Фотографии предоставлены Анной Тув

 

Я неоднократно бегала днем забирать ее из школы, потому что в 12 часов дня начинались обстрелы. Мы отводили одного ребенка в детский сад, начинались обстрелы, и нам приходилось ехать назад забирать ребенка.

Дома у нас погреба не было. В результате попадания бомбы погибла дочка, погиб муж, меня выбросило взрывной волной на улицу, засыпало шлакоблоками, а дверной рамой мне перебило руку. Отрубило мне руку до середины плеча. Я очнулась от того, что кричал сын. У меня был свист в ушах от разрыва барабанных перепонок, я получила сильную контузию. Я услышала, что где-то под завалами кричит Захар. Сосед освободил меня от рамы, я успела только заскочить в дом и откопать Захара, как раздался второй взрыв. Тогда мы находились в доме и в этот момент дом обрушился полностью, мы успели только выбежать из передней комнаты в дальнюю, где лежала Милана и тут дом рухнул полностью. К нам МЧС не могли пробраться потому что мы были под завалами. А потом упал и третий снаряд, на этот раз мне под окно, он снес гараж и его взрыв снес дом полностью до фундамента, разрушил стены и крышу.

Потом нас откопали работники МЧС. Скорая помощь долго не могла к нам подъехать из-за того, что с позиций ВСУ шел обстрел. Позже были в сети выложены фотографии командиров украинских батальонов, их имена и фамилии, так что подлинно известно, кто был ответственен за убийство моей семьи. МЧС раскопало наполовину разорванное тело моей Кати, потом раскопали Юру без рук без ног. Он получил травмы, несовместимые с жизнью, были травмированы также все внутренние органы. Сын Захар в 2,5 года стал инвалидом, у него сильно обожжены глаза, он неделю не открывал глаза. У Миланы тоже были травмы. У меня, кроме того, что отрубило руку, были разрезы лопатки, ключицы, и пять осколков в плече. Они у меня до сих пор находятся в плечевом суставе, эти пять железных осколков. И еще у меня было сотрясение мозга.

- Это ужасно, у меня нет слов! Как вы сейчас живете и с кем?

- Я сейчас живу со своей мамой. Мама бросила все и переехала жить к нам, потому что я сама не справляюсь с одной рукой и с маленьким ребенком. Милане полгода всего, я не могу взять ее на руки, чтобы переодеть, покормить одной рукой. Это очень трудно, очень тяжело. Я не могу работать по своей специальности, я медсестра хирургического отделения, 10 лет работала в больнице, теперь одной рукой не могу делать перевязки и уколы, лечить больных. Я инвалид второй группы, и у меня нет протеза.

- Получаете ли вы какую-то помощь?

- Мне помогают абсолютно все, кроме Украины. Со стороны Украины мне помощи вообще не приходило. Мне звонили лишь отдельные люди, которые также ненавидят украинскую власть и живут в Украине под этим гнетом. Вот они со мной и общаются. В основном мне помогают из-за границы и из России обычные люди. Кто-то посылки присылал, кто-то перечислял деньги на счет для сбора средств на протезы. Каждый помогал, как мог. Меня перевезли под обстрелом из Горловки в Донецк. Люди в Донецке собрали мне посуду, одежду, одели моих детей. Пока жила в Донецке, опять попала под обстрел в центре города. С детьми в коляске шла в супермаркет " Украина", и в этот самый момент мы попали под обстрел. Сутки сидели в бомбоубежище, у нас у всех был сильный психоз, а потом меня перевезли в безопасный Пролетарский район.

- Приходит ли вам помощь из Италии?

- Да. Мне очень сильно помогал Эннио Бордато из итальянской ассоциации “Помогите нам спасти детей” (Aiutateci a salvare i bambini). Он пересылал мне деньги на счет, он мне звонит постоянно. Из Израиля человек помогает постоянно. Кто чем может, тем и помогает.

- Эннио Бордато мой друг, он действительно очень хороший человек: верный и надежный.

- Он значительно помог моей семье. Он очень переживает. Мы с ним в фейсбуке переписываемся. Я ему очень благодарна за то, что он крепко поддержал меня и финансово, и морально. Он не был равнодушен. Он и сейчас всегда пишет и интересуется тем, как мы живем. Он мне начал помогать с самых первых дней трагедии.

 

Влад. Фотографии предоставлены Анной Тув

 

- Анна, я знаю еще об одном трагическом событии: о ранении мальчика Влада. Я знаю, что Вы ему помогали, когда он попал в больницу. Расскажите об этом, пожалуйста.

- Да, это мои близкие друзья. Мой муж дружил с отцом Влада, а мама Влада была моей близкой подругой. Они находились дома так же, как и мы, отец смотрел телевизор, Влад учил уроки, мама жарила котлеты, и в этот момент в дом через крышу прямым попаданием влетела мина. Это случилось 29 июля этого года ровно через 2 месяца после нашей трагедии. Владу было 7 лет. Мина попала в дом, и Юлю убило сразу. Юле было 29 лет. Это мама Влада Бохаровского.

Олегу, отцу Влада, оторвало пальцы на руке и отрезало половину кисти. А у Влада была серьезная черепно-мозговая травма, он 5 суток пролежал в коме между жизнью и смертью, сейчас он находится в Москве.

В Горловке вообще очень много детей погибло. Невозможно никакими словами передать, какой ад творится в нашем городе. Спроси любого 3-4 летнего ребенка, чего он хочет на Новый Год и он вместо куклы или коляски попросит, чтобы не стреляли.

У нас маленькие дети уже знают, из каких оружий производятся выстрелы, обратка это или прилет. Они на каждом шагу находят осколки. Все наши дети нуждаются в психологической реабилитации. У всех очень сильный стресс и испуг, потому что все живут в подвалах. Дети прыгают в подвалы во время обстрела и ломают себе ноги. Вы представляете, насколько поражена психика этих детей?

 

Влад, Анна Тув. Фотографии предоставлены Анной Тув

 

- Расскажите, какие у вас сейчас планы?

- Для меня сейчас главная цель собрать средства на биомеханический протез. Без протеза я не представляю дальнейшей жизни. Мой муж полностью нас содержал. Я теперь понимаю, что будущее моих детей зависит только от меня. Для того, чтобы обеспечивать детей, мне нужно работать, чтобы работать по своей специальности, мне нужна рука. Для того, чтобы содержать детей мне нужно работать, а для этого нужен протез.

Украинские каратели забрали у меня мужа вместе с моим ребенком. Моему мужу Юре было 36 лет. Мы строили дом по кирпичику своими руками. Мы делали все, чтобы в семье были комфорт и благополучие.

- И в одно мгновение все закончилось!

- В один момент перевернули всю мою жизнь. Я была счастлива настолько, что боялась, что это когда-то может закончиться. У нас были идеальные отношения, мы жили безгранично счастливо и прожили вместе девять лет. Мы не успели отпраздновать годовщину свадьбы. Нам с Юрой не дали это сделать. Не дали дочке Кате пожить, а она так спешила жить, за все хваталась, у нее все получалось, настолько талантливой она была, она всегда была лидером.

- Анна, я представляю ваше состояние и надеюсь, что вы никогда не потеряете надежду

- Эта травма не заживет никогда, это настолько несправедливо, обидно и больно! За что их убили? Мы никакого отношения к войне не имели, мы были мирными жителями, мы находились у себя дома, в политику не лезли, даже новости не смотрели. Мы настолько далеки были от всего этого. Мы ни голосовали, ни пропаганду не вели. Я не понимаю, за что нас просто взяли и уничтожили? Просто у нас уничтожают инфраструктуру города, убивают людей, детей, матерей калечат. Я не пойму, с кем украинская армия воюет? Идет массовый геноцид, зачистка территории от людей.

-Вы считаете, что это геноцид?

- Я в этом уверена, я это вижу. Украинская армия расстреливает школы, детские сады. Это чистой воды фашизм. Только фашисты во время Второй Мировой Войны брали в плен, в концентрационные лагеря. А украинские фашисты убивают сразу, людей расстреливают в их собственных домах, в которых прячутся люди.

- Почему Украина так агрессивна?

- Я думаю, что Украине эта война выгодна. Для президента Украины это бизнес. Наша жизнь для него бизнес. Это мое личное мнение. У него свое похоронное бюро, у него свой оружейный завод, он зарабатывает на войне деньги, жизни украинского народа его не интересуют. Наш президент нас предал, я говорю о Петре Порошенко. Я не знаю, нравится ли на левобережной Украине под таким гнетом жить, но народ Донбасса никогда не смирится с его властью, никогда не простит ему предательства и не согласится с проектом Украина. Здесь люди будут стоять до последнего, будут защищать свою землю до последнего и не уйдут со своей земли.

- Спасибо вам огромное. Я потрясен услышанным от Вас. Представляю, как вы страдали и продолжаете страдать.

- Мне очень хочется, чтобы люди в мире прочитали это интервью, чтобы они помогли нам остановить это кровопролитие, потому что нас убивают ни за что. Нас убивают за то, что мы живем у себя дома на своей земле. К нам пришли и нас расстреливают. Расстреливают граждан, которые никогда не носили оружие, не имеют военного образования, никогда не воевали. Убивают людей и детей, которые приходят в школу. Перед 1 сентября Катину школу разбили из минометов. В радиусе 50 метров стояли две школы и эти школы целенаправленно расстреляли с минометов в 5 утра. Не могу слов найти.

- Спасибо огромное, будем поддерживать связь. Я постараюсь помогать вам из Италии.

- Я Вам очень благодарна. Спасибо Большое за то, что поддержали меня. 

Ключевые слова: Украина Донбасс Горловка

Версия для печати