Российско-китайское сотрудничество: состоялся ли «поворот на Восток»?

15:03 15.12.2015 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото:  pravda.ru

В информационном агентстве ТАСС состоялась  пресс-конференция в формате телемоста Москва-Пекин, посвященная официальному визиту премьер-министра РФ Д.А. Медведева в Китайскую Народную Республику. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил результаты исследования «Ожидания россиян от новой восточной политики России». В рамках мероприятия также обсуждались вопросы политического, экономического и гуманитарного взаимодействия России и Китая.

Временный поверенный в делах КНР в России Чжан Сяо отметил, что российско-китайские отношения отличает  высокий уровень политического доверия. «Наши страны действуют во всех сферах взаимодействия как абсолютно равноправные партнеры», - подчеркнул он. Мы не предпринимаем ничего во вред друг другу. По словам дипломата, отношения обеих стран развивались по восходящей на протяжении последних 25 лет. С 1996 года  они перешли на уровень стратегического партнерства. С 2006 года они приобрели характер всеобъемлющих стратегических отношений.  В 1996 году, почти 20 лет назад, был  создан уникальный механизм встреч глав правительств, на которых обсуждаются все актуальные вопросы российско-китайского диалога. Запоминающимися страницами  взаимоотношений двух стран стали мероприятия, проведенные в Москве 9 мая и в Пекине 3 сентября с.г., приуроченные к 70-летию Великой Победы. Россия и Китай выступили против ревизии итогов Второй мировой войны и попыток одностороннего диктата в международных отношениях.

Россия и Китай действуют на международной арене как абсолютно равноправные партнеры.

Советник-посланник России в Китае Евгений Томихин подтвердил, что для обеих стран объявление о «развороте на Восток» не стало чем-то необычным. Российско-китайский диалог налажен давно и продолжался долгие годы. Инвестиционное сотрудничество развивается по линии Российско-китайской межправительственной комиссии по инвестициям, сопредседателями которой являются первый вице-премьер Правительства России  Игорь Шувалов и заместитель премьера Госсовета КНР  Чжан Гаоли. Положительные изменения происходят и в сфере туризма.  Число китайских туристов в России в этом году превысило число российских в Китае. Одним из локомотивов сотрудничества становится  молодежь. Важное место в отношениях Москвы и Пекина занимает Всемирная конференция по управлению интернетом, впервые созванная в китайском городе Учжэнь (провинции Чжэнцзян) в 2014 году и ставшая ежегодной.

Важную роль в финансово-экономическом сотрудничестве играет Российско-китайская межправительственная комиссия по инвестициям.

Заместитель директора Российско-китайского делового совета Иван Поляков  подчеркнул, что отношения Москвы  Пекина остаются наиболее ярким примером тесной связи экономики и внешней политики. Политики и экономисты обеих стран стоят у основ крупнейших международных площадок для взаимодействия в области промышленного сотрудничества, таких как Российско-китайский форум малого и среднего бизнеса, и Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). Сотрудничество с Китаем растет. Практически два десятилетия доля экспорта из России товаров с высокой добавленной стоимостью составляла 1%. В текущем году произошел существенный сдвиг, и этот показатель достиг уровня в  5%. По словам И.Полякова, несмотря на то, что общий товарооборот двух стран снижается в долларовом эквиваленте, он возрастает в рублёвом. По последним данным общий объем накопленных китайских прямых инвестиций в экономику России составил свыше 8 млрд. долларов. Российские показатели куда скромнее и не превышают 1 млрд. По мнению И.Полякова, важнейшей проблемой, сдерживающей развитие инвестиционного сотрудничества двух стран, помимо не отработанных механизмов взаиморасчетов «юань-рубль», остается неурегулированность оборота объектов интеллектуальной собственности. 

Заместитель  министра России по развитию Дальнего Востока Сергей Качаев подчеркнул, что его министерство уделяет  особое внимание отношениям с восточным соседом. Российское руководство делает все возможное для того, что превратить Дальний Восток в центр экономического роста и возможностей. Формируется необходимая нормативно-правовая база, важное место в которой возлагается на  принятые законы о территориях опережающего развития и о «свободном порте Владивосток». Считается, что эти законы будут способствовать формированию уникального  административно-территориального режима на Дальнем Востоке, облегчив выход России на необходимые ей рынки Азиатско-Тихоокеанского региона, и раскрыв транспортно-логистических потенциал страны. Экономическим контактам России и Китая способствуют и размещение ряда предприятий восточного партнера на российской территории, в частности, в Якутии и Амурской области. Москва и Пекин рассматривают перспективы совместного освоения Северного морского пути. С.Качаев подчеркнул, что в сложившихся условиях особую важность приобретает формирование совместного российско-китайского инвестиционного фонда.

Заведующий отделением востоковедения НИУ ВШЭ  Алексей Маслов обратил внимание на  необходимость глубокой качественной перестройки всего характера российско-китайских экономических отношений, развивая максимум возможностей для работы мелкого и среднего бизнеса и перехода на наиболее перспективных направлениях к технологическому сотрудничеству. Речь не только о взаимодействии в области разработки современного широкофюзеляжного самолета, но и об  активном сотрудничестве в области  строительства железных дорог и машиностроения. При грамотном подходе и понимании мотивации поступок партнера Россия вполне может нарастить конкурентоспособность  с помощью  китайских комплектующих и оборудования.  Среди производимой российскими предприятиями продукции с добавленной стоимостью Китай вполне могут заинтересовать полимерные масла. Вполне перспективным направлением могла бы стать поставка в Китай органической пищи и так называемой экологической «зелёной» продукции.

Не оставил эксперт без внимания и фобии, которые существуют в российском обществе в отношении культуры и языка восточного соседа. Так, согласно последним опросам ВЦИОМ, 73% респондентов выступили против введения китайского языка в общеобразовательных школах. По словам А.Маслова, изучение китайского языка, традиций и культуры должно стать приоритетным направлением для российского бизнеса. «Китайская Народная Республика из перспективного, растущего экономически государства превращается в полноценную технологическую и научную державу, а китайский язык – в своеобразный лингва-франка научной среды», - заметил востоковед. - Достаточно сказать, что в 2015 году прошло три олимпиады по китайскому языку в школах России. Победители получат право поступления без экзаменов в крупнейшие вузы страны. Всего в настоящее время китайский язык преподается в более чем  170 российских вузах. Рассматривается перспектива его включения в состав ЕГЭ».

«Китайский язык превращается в своеобразный лингва-франка научной среды» (Алексей Маслов)

Уточнения в приведенную цифру внес сопредседатель Общества российско-китайской дружбы Чжао Лицюнь, заметив, что в настоящее время в Китае учится около 15 тыс. российских студентов, из которых 1600– стипендиаты китайского правительства. Китайский дипломат отметил, что Россия и Китай нуждаются в интенсификации культурных контактов.

И.о. директора Института Дальнего Востока РАН  Сергей Лузянин поздравил китайских коллег со включением юаня в состав пула резервных валют Международного валютного фонда. «У нас появился новый стимул активизировать переход из долларового резерва на юань», - заметил он.  К сожалению, темпы перехода на взаиморасчеты в юанях оказались медленнее, чем ожидалось. В начале 2015 года в рублёво-юаневой зоне находилось до  9% от всех коммерческих сделок. К концу года  этот показатель вырос до  14%. Перспективными направлениями сотрудничества двух стран остаются агропромышленная кооперация и экспорт углеводородов. Остается и немало проблем, наиболее очевидной из  которых стала неэффективность работы трансграничных переходов и многочисленные препятствия для работы китайского бизнеса. Эти препоны приводят к тому, что китайские инвесторы уходят со своими проектами в другие страны, где созданы более благоприятные стартовые условия для сотрудничества. Например, китайские инвестиции в Казахстан составили 24 млрд. долларов, тогда как в Россию – не более 1 млрд.

По мнению С.Лузянина,  «поворот на Восток» не должен рассматриваться механически, как ответ на санкции. Главным стимулом должна стать интенсификация российско-китайского экономического диалога и его геополитическая обусловленность. «Россия знает, что на Востоке у нее есть надежный партнер, который не нанесет ей удара в спину и не навязывает ей собственные политические стандарты», - подчеркнул эксперт.

Несмотря на активные политические контакты, Россия и Китай испытывают значительный дефицит информации друг о друге.

По мнению большинства экспертов, несмотря на активизацию политических контактов, обе страны испытывают значительный дефицит информации друг о друге. Огромный потенциал двустороннего взаимодействия отчасти находит свое выражение в различных проявлениях: это и побратимство городов, и уникальный формат «Волга-Янцзы», созданный в 2013 году при участии глав обоих государств и рассчитанный на сотрудничество субъектов обеих стран, находящихся в глубине национальных территорий. В настоящее время формат объединяет 14 субъектов Приволжья и 5 провинций и город центрального подчинения в районе реки Янцзы.

Важным механизмом регионального сотрудничества стал формат «Волга-Янцзы». сформированный в 2013 году при участии глав России и Китая.

Определенные сложности сотрудничества заключаются в том, что Китай все меньше говорит об абстрактном сотрудничестве и все больше вкладывает средства в инфраструктурные проекты, призванные объединить азиатскую экономику в единое целое.  В феврале текущего года был основан Фонд Шелкового пути, объем которого составил 40 млрд.  долларов. Еще одной важной финансовой структурой призван стать Азиатский банк структурных инвестиций, который фактически возглавили Китай, Индия и Россия. Уставный капитал этой структуры должен составить 100 млрд. долларов.  Все это делает необходимой модернизацию двусторонних торговых отношений, которые должны быть подчинены сфере совместного сотрудничества с целью осуществления передовых технологических проектов на Дальнем Востоке. Значительную проблему составляет слабая координация усилий крупных корпораций, мелкого и среднего и бизнеса в Дальневосточном регионе. В итоге, по словам заведующего отделением востоковедения НИУ ВШЭ А.Маслова,  «существует значительный разрыв между экспертной поддержкой «поворота на Восток» и скоростью его осуществления».

Слабые места существуют и в вопросе регионального сотрудничества в приграничных районах, которое никак не затрагивает, например, Забайкальский край. Инерция экономического развития объясняется и многочисленными стереотипами российского бизнеса, который долгое время исходил из логики экстенсивного развития и экспорта энергоресурсов. Теперь, когда происходит удешевление сырья и удорожание технологий, с Китаем работать значительно сложнее, и для того, чтобы сотрудничество было плодотворным и взаимовыгодным, необходимо оперативно учитывать логику развития восточного соседа.

Ключевые слова: Китай Россия Азиатско-Тихоокеанский регион Дмитрий Медведев российско-китайские отношения территории опережающего развития Владивосток

Версия для печати