Сила и слабость Большого Брата или кризис коммуникации

22:07 26.11.2015 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


После терактов в Париже был объявлен «режим закрытости». Как антитеза европейского курса на «открытые границы». Тут стоит вспомнить и о мультикультурализме, который (уже не первый) подверг сомнению как проект президент Франции Николя Саркози: «Правда заключается в том, что во всех наших демократиях слишком пекутся об идентичности тех, кто прибывает, и слишком мало – об идентичности принимающей стороны».  

Происходящие сейчас события называют и «кризисом цивилизации», и «цивилизационным разломом». Взращенный в интересах отдельных государств исламский экстремизм  вооружен коммуникационными благами  развитой  цивилизации и очень умело ими пользуется, наступая на нее.   Ирония истории: инициаторов и спонсоров «арабской весны» предупреждали, что уничтожение арабских автократий неизбежно приведет к возрождению исламистского экстремизма. Но они не хотели никого слушать и предпочитали наказывать несогласных, попутно продолжая свой «цивилизационный поход» на Восток.

Еще события арабской весны в Египте показали мобилизующую роль социальных сетей и интернета. С того времени коммуникационные инструменты стали совершеннее, были дополнены новыми, еще прочнее вошли в жизнь обществ и стали выполнять роль универсальных идеологических, мобилизационных и коммуникационных платформ. И здесь речь идет не о борьбе хакеров, взламывающих серверы военных и государственных структур противника, не о радиоэлектронной борьбе в районах боевых действий, даже не о социальных сетях, роль и возможности которых стали понятны и уже в основном осмысленны после событий «арабской весны» и «революции достоинства». Новое явление - наложенные сервисы - это услуги, предоставляемые сторонними компаниями на базе операторских сетей передачи данных.

Мессенджеры. Эти сервисы не зависят от оператора, к которому подключен телефон абонента, не зависят от страны, и расстояние для них не играет роли. Нужно только подключение к сети интернет, через трафик сотового оператора или Wi-Fi.  В отличие от операторов и социальных сетей их работа за пределами государственного и международного правового регулирования. Первыми, кого озаботила работа мессенджеров стали операторы сотовой связи, которые в 2014 г. не досчитались из-за них только в России 15-20 млрд рублей своих доходов. В июле 2015 года президент «Мегафона» Иван Таврин заявил о необходимости «регулировать работу WhatsApp,  Viber и  Skype.  Таврин рассказывал, что мессенджеры работают в серой зоне, вне принятого в телекоммуникационной отрасли регулирования. Глава «МегаФона» тогда подчеркнул, что ими пользуются террористы и организаторы спам-рассылок, и эту проблему нужно решать, потому что «безопасность должна быть превыше всего». http://www.rbcdaily.ru/industry/562949997870582.

После операторов, которые и обратили внимание на вопрос безопасности, к критике мессенджеров, а скорее сфер их использования, подключилась и власть. В августе секретарь Совбеза Николай Патрушев раскритиковал чиновников, которые использовали сервисы, в частности WhatsApp,  во время работы и для работы - это ставит под угрозу защищенность государственных и муниципальных информационных систем.

Никто не подвергает сомнению необходимость коммуникации в современном мире, она очевидна и для деловой, и для частной жизни.  Удобные платформы мессенджеров дают новые  возможности общения  и повышают уровень конфиденциальности. Надо сказать, создатели и владельцы мессенджеров приложили много усилий, чтобы презентовать свой продукт как зашифрованные безопасные каналы связи. Владелец мессенджера Telegram Павел Дуров объявлял награду тому, кто взломает его сервис, а Эдвард Сноуден, повстанец против Большого Брата, сообщил о том, какой мессенджер, по его мнению, обеспечивает наибольшую конфиденциальность http://www.rg.ru/2015/11/03/messenger-site.html.  Однако, заявление Сноудена – голос из прошлого, когда приоритетом была защита конфиденциальности, вопрос границ и законности применения электронных комплексов слежения за гражданами США, других стран, высших чиновников различных государств.

Сейчас актуален другой вопрос – использование зашифрованных безопасных каналов связи террористами. И касающийся его вопрос – безопасность использования мессенджеров госслужащими.  Второй вопрос решается просто, российские законодатели уже вносят соответствующие предложения -  о запрете использования чиновниками ряда сервисов, с таким обоснованием: «В WhatsApp есть и министры, и депутаты, и губернаторы. Идет активная переписка, обмен мнениями, передача конфиденциальной информации, которую можно использовать в любых направлениях. А если уйдет служебная информация, то это уже административная и уголовная ответственность». (http://kommersant.ru/doc/2856309)

Реакция владельца Telegram Дурова на обращение депутата Госдумы Александра Агеева к главе ФСБ Александру Бортникову с просьбой ограничить доступ россиянам к Telegram, если подтвердится информация о том, что мессенджер используют боевики «Исламского государства», была такой: «Предлагаю запретить слова. Есть информация, что с помощью них общаются террористы». (http://www.bbc.com/russian/news/2015/11/151116_durov_telegram_block). Это, конечно,  ерническое  замечание, но потом все таки последовали и дела – через несколько дней  Telegram сообщил о блокировании 78 каналов на 12 языках, которые были связаны с запрещенной в России и других странах террористической организацией «Исламское государство». (http://www.rg.ru/2015/11/18/telegram-site-anons.html)

Можно сказать, что ситуация с мессенджерами крайне неоднозначна и многоаспектна, это виртуальное информационное пространство – отражение реальности, о чем и напомнил министр связи  Николай Никифоров, который сказал, что не видит необходимости в блокировке Telegram: «Блокировки ничего не дадут. Террористы сразу перейдут на другие технологии коммуникации. Мы должны не блокировать, а выявлять и преследовать тех, кто ведет противоправную деятельность». Наверное – так, но проблема этим не снимается.

Последние сюрпризы из мира коммуникации лишь подтверждают это мнение - в официальном магазине приложений Apple появилось несколько приложений военного назначения, которые  вряд ли нужны гражданскому населению, но могут стать подспорьем в делах террористов: одно приложение позволяет рассчитать полет снаряда миномета, а другое — снайперской пули. (http://izvestia.ru/news/596446)

Новый коммуникационный мир, наложившись на новую геополитическую реальность, поставил перед государствами и обществом новые вопросы и  вызовы. На вызовы реальности в виде терактов Франция предложила реагировать «режимом закрытости» для государства, которое подверглось нападению, и атакой на террористов.  

 

Таким образом, в определенных обстоятельствах «режим закрытости» - это весьма вероятное будущее, которое уготовано на ближайшее время цивилизованному миру. Если это так, то этот режим коснется и сферы коммуникаций, может превратиться в ситуацию создания национальных границ для работы коммуникационных сервисов, в частности, мессенджеров (по аналогии с работой операторов сотовых сетей), регулированию работы коммуникационных сервисов прямыми законодательными актами, либо через дополнения регуляторных актов для телекоммуникационных компаний (провайдеры, операторы сотовой связи). Другими словами, терроризм накладывает свои ограничения в разных сферах на тренд открытости и глобализации, превалировавший в последние десятилетия в мире. 

 

Ключевые слова: Париж теракт мессенджеры кризис коммуникации «режим закрытости»

Версия для печати