Для одних – террористы, для других – «борцы за свободу»

13:50 17.11.2015 Дмитрий Бабич, журналист-международник


(КАК ФРАНЦУЗСКАЯ ПРЕССА РЕАГИРОВАЛА НА ТЕРАКТЫ В РОССИИ)

Сегодня, когда Россия вместе со всеми цивилизованными странами выражает поддержку Франции как жертве исламистского террора, имеет смысл вспомнить: а как французские СМИ реагировали на аналогичные теракты в России?

Ужасный теракт в Париже как бы скопировал тактику сразу двух не менее отвратительных терактов в России – захват города Буденновск отрядом террориста Шамиля Басаева в 1995 году и «оккупацию» театра на Дубровке террористами Арби Бараева в октябре 2002 года.

По иронии судьбы количество жертв во всех трех этих терактах сравнимо: в Буденновске погибли 129 местных жителей, в результате захвата и штурма театра на Дубровке – 130, а в Париже число жертв в первые часы после теракта (будем надеяться, что всех раненых удастся спасти) тоже было обозначено все той же почти уже мистической цифрой – 129 человек.

Увы, при чтении французских статей и в 1995-м году, и в 2002-м у читателя может сложиться впечатление, что в гибели людей виноваты не террористы, а только и исключительно – российские власти.

В течение нескольких месяцев после июньского теракта 1995 года французские СМИ продолжали называть Шамиля Басаева «героем чеченского сопротивления» (и этом притом, что на 1995 год теракт Шамиля Басаева далеко превзошел по числу жертв все предшествующие теракты в мировой практике). Та же ситуация сохранялась до тех пор, пока в 1996 году французские СМИ вслед за западной прессой в целом не связали все свои надежды с «президентом» антироссийской ЧИР (Чеченской Республики Ичкерия) – Асланом Масхадовым. Только тогда в отношении Басаева начинают звучать критические нотки – да и то с непременным упоминанием его былых заслуг. Вот как писала о Басаеве журналистка газеты LeFigaroИсабель Лассер (она продолжает работать и «оценивать» ситуацию в России до сего дня):

«Вместо того, чтобы научиться науке компромисса, Шамиль Басаев бросается в радикальный ислам и делает выбор в пользу чрезмерного использования силы… Плечом к плечу с арабским боевиком Хаттабом он вторгается в соседний Дагестан. Тем не менее за исламистской риторикой скрывается все то же благородное стремление – выгнать русских из Чечни и добиться независимости для своей родины».

Международное радио Франции (RFI) информировало своих слушателей, что до 1996 года (то есть и в период с июня 1995 – после теракта) Басаев оставался «почтенным лидером борцов за независимость».

Что касается теракта на Дубровке, то штурмовавшие в субботу захваченный террористами театр при первой возможности французы тогда страшно критиковали Россию за «недостаточно подготовленный» штурм в 2002 году (хотя российские власти готовились к штурму четверо суток, а не менее двух часов, как французы). Уже в 2012 году агентство AFPопубликовало очевидную ложь о том, что из 130 погибших заложников якобы только 5 были убиты террористами, а остальные 125 – газом, который использовал спецназ. http://www.lefigaro.fr/flash-actu/2012/11/02/97001-20121102FILWWW00388-refus-d-une-enquete-sur-la-doubrovka.php

Особенно много лгала и лжет о терактах в России ежедневная газета LeMonde. Обвинения в адрес «российских сил порядка», якобы «убивших детей в Беслане» (выражение журналиста Пьера Авриля) вполне типичны и для бесланских репортажей корреспондентки Натали Нугайред. http://www.lemonde.fr/europe/chat/2005/09/01/beslan-un-an-apres_684678_3214.html

И после всего этого Франция требует от России безусловного сочувствия и поддержки в час испытаний. И, слава Богу, в своих выступлениях в поддержку Франции президент Путин ни разу не обмолвился на тему былых грешков «независимых» французских СМИ перед памятью жертв терроризма в России – и гражданских, и особенно военных. Президент обязан являть пример благородства и незлопамятности в такой ситуации. Наша цель – союз с Францией в борьбе с терроризмом. Но опыт последних двадцати лет свидетельствует: у этого союза много врагов во французской прессе. 

Ключевые слова: Франция СМИ терроризм пресса теракт

Версия для печати