Эрдоган и Макиавелли, или некоторые итоги парламентских выборов в Турции

14:27 16.11.2015 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Итоги досрочных парламентских выборов в Турции 1 ноября определили некую веху в реализации президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом многолетних планов, несмотря на полыхающую Сирию, активизировавшихся в связи с этой войной курдов, и в целом, почти до предела расшатанную на Ближнем Востоке ситуацию.

От Эрдогана ждали решительных действий - вплоть до введения чрезвычайного положения перед выборами - для обеспечения нужного результата его Партии справедливости и развития (ПСР).  Благо, основания для этого были: сирийские беженцы, самый крупный теракт за всю историю страны накануне выборов (10 октября, Анкара, 102 человек погибли, более 500 ранены), который  внутренняя оппозиция связала с поддержкой турецкими властями сирийской оппозиции, настоящая война с курдской  Партией рабочих Курдистана (ПРК) на юго-востоке страны. На ослабление правящей партии также мог сыграть провал внешнеполитического курса на поддержку новых режимов на Ближнем Востоке  – Ливия в состоянии гражданской войны, в Египте и Тунисе исламские «революционеры» не удержали власть. 

Одним словом, ПСР, удерживающая власть с 2002 года могла, но не имела права проиграть выборы на этом фоне. И она выиграла - 48% голосов, что значит  310 из 550 мест в парламенте. В условиях парламентской республики ПСР теперь может единолично формировать правительство.

Но главное для Эрдогана в этой победе  – это возможность усиления президентской власти путем конституционной реформы, что было одной из тем кампании ПСР. Основания – «необходимость сильной центральной власти и стабильности перед растущей террористической угрозой со стороны курдских сепаратистов». Соответствующее заявление Эрдоган  уже сделал, зашив в него послание всем политическим силам страны: «Я надеюсь, что лидеры оппозиционных партий сядут за один стол и будут работать над проектом изменения Конституции. Всякий, кто препятствует реализации воли народа по созданию новой Конституции, кто старается помешать ее появлению, почувствует ответственность на следующих выборах, через четыре года». (http://ru.euronews.com/2015/11/04/erdogan-seeks-agreement-for-change-in-turkish-constitution/) Похоже, в реализации этой цели Эрдоган выходит на финишную прямую.

Еще год назад Эрдоган заявлял, что в случае проигрыша выборов уйдет из политики, при этом оппоненты обнаружили у него  «чертову дюжину» счетов в швейцарских банках, а в 2013 году пытались устроить переворот на волне протестов против вырубки парка Гези в Стамбуле, которые переросли в столкновения протестантов с полицией на площади Таксим,  а затем и в ряде регионов страны. Ситуация была крайне интересной:  в протестах не было оппозиции и отдельных персон от нее, на площади были граждане, народ. Наблюдатели тогда отмечали, что даже Эрдоган не мог долго понять, как это - протест без партий и их лидеров?! Похоже, сначала по инерции  он и обвинил эти партии в организации выступлений и чуть не в предательстве. Он считал, и отчасти обоснованно, что эти "оппозиционные партии" им куплены. Так и было и поэтому ни партий, ни их лидеров на Таксим не было. Были граждане, получившие повод высказать свое недовольство политикой Эрдогана в самых разных сферах. Как говорили тогда: «Ататюрк против Эрдогана». Это был протест сторонников светской власти против исламизма Эрдогана.  Тогда, чтобы ситуация и дальше выглядела как народ против Эрдогана, к ней  подключились СМИ. В том числе, подконтрольные некогда союзнику Эрдогана и известному духовному авторитету, проповеднику исламизма и пантюркизма Фетхуллаху Гюлену. Это интересный штрих, так как в истории с протестами, начавшимися на площади Таксим можно видеть не только противостояние антиисламистов с исламистами,  но и попытку исламистов (Гюлена) выступить против исламистов (Эрдогана).

С 2000 года Гюлен проживает в США, но благодаря созданной им системе «Нурджулар» (турецкое религиозное сообщество, мощная, вертикально структурированная организация), поддержке спецсужб США, его последователи находились во всех сферах общества и структурах власти разных стран. «Нурджулар» финансируется крупными турецкими предпринимателями, денежные средства поступают как за счет пожертвований, так и от финансово-экономической деятельности принадлежащих ей различного рода фирм, банков, холдингов. Политическим проектом Гюлена в Турции является антиправительственное движение «Хизмет», которое формируют кадры, воспитанные в «Нурджулар».

В свое время путем финансовой  и религиозной экспансии через образование в структурах «Нурджулар» Гюлен поставил под контроль многие СМИ и правоохранительную систему Турции, при их помощи он разгромил власть военных, создал условия для прихода к власти Эрдогана.  Но политические амбиции развели бывших союзников. События на площади Таксим, а затем, попытки свержения Эрдогана (декабрь 2013 г., декабрь 2014 г.), задержания и аресты журналистов и сотрудников полиции, поддерживавших «Хизмет» привели к окончательной смене отношения к Гюлену, своими действиями он сам позволил Эрдогану поступить с ним по принципам Макиавелли.

При этом, несмотря ни на что, Гюлен был и остается  проводником внешнего влияния не только на другие страны, но и на ситуацию в Турции. По некоторым оценкам совокупный капитал организации Гюлена составляет более 50 миллиардов долларов, что дает основание предполагать искусственное вливание денежных средств в  экономику страны, а также причастность «Нурджулар» к высокодоходным незаконным видам бизнеса.

Сейчас есть вероятность снижения активности, либо коррекции деятельности этого движения за пределами Турции, так как раньше, деятельность этой  организации рассматривалась как  естественный способ усиления экономического и политического влияния Турецкой Республики на внешний мир. Но уже не первый год как пути Турции под руководством Эрдогана и Гюлена разошлись. А потенциал и наработки этой структуры  остались и они - огромны: «Развитие сетевых ячеек «Нурджулар» в условиях полуподпольной работы и давления со стороны государства привело к формированию своего рода спецслужбы. Секта занимается сбором информации в политической, экономической, межконфессиональной и других сферах в регионах и государствах, где проживают тюркоязычные народы, использует методы конспирации, осуществляет внедрение и дальнейшее продвижение своих адептов в органы власти и управления как Турции, так и СНГ, в том числе России». (http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/03-11-07b.htm

Фронтов Эрдогана не счесть – это постоянный контроль и ослабление военных, как наследников светских идей Ататюрка, оппозиция, антиисламисты, исламисты Гюлена («Хизмет»), движение курдов. И это не считая внешнеполитических фронтов.

И тем не менее, надо сказать, что все кризисы для Эрдогана оказались благом.  Исламисты у власти в Турции с 2002 года, и есть усталость общества от этого правления.  Поэтому Таксим в 2013 году, и досрочные выборы в 2015 году, не нанеся ему серьезного политического  урона,   выпустили социальный пар на фоне усугубляющихся внутренних и внешних проблем, обеспечили  силовую корректировку системы (2013 – давление на военных, 2015 – закрыты две оппозиционные крупные газеты, телеканал и радиостанция принадлежавшие холдингу «Коза Ипек» который связан с Гюленом), и приблизили реализацию целей Эрдогана – усиление роли президента в Турецкой республике.

В отношении Российской Федерации поствыборная ситуации в Турецкой Республике, в частности,  борьба Эрдогана против Гюлена, может способствовать снижению активности внешнего ислама на постсоветском пространстве. Президент Эрдоган с 2014 года лично обращается к главам государств с просьбой закрыть образовательные заведения Гюлена, которых, например, только в Казахстане 30, они есть в Азербайджане и других странах СНГ. Есть такой лицей и в Крыму. Он был открыт при помощи т.н. «Меджлиса крымскотатарского народа» и всегда им поддерживался. Лицей в селе Танковое Бахчисарайского района Крыма рассматривался меджлисом не столько местом воспитания будущей элиты, сколько коммуникационным проектом с организацией Гюлена, которая имеет большой опыт создания «параллельных структур» в разных государствах. Именно этим до 2014 года успешно занимался в Крыму меджлис.

 

Больше нет в Крыму меджлиса, конфессиональная политика России направлена на формирование российского ислама, в частности, путем духовного образования на территории федерации, а победивший на выборах Эрдоган будет продолжать политику сворачивания образовательных и иных структур Гюлена на постсоветском пространстве.

 

Ключевые слова: Турция выборы Эрдоган Макиавелли

Версия для печати