Они пришли сражаться за Украину. Теперь же они застряли на ничейной земле

14:19 29.10.2015 Мария Антонова


Когда сепаратисты развязали войну на востоке Украины, сотни россиян, белорусов и других иностранцев прибыли защищать Киев. Теперь их бросили

Автор Мария Антонова

КИЕВ, Украина — В мае 2014 г., Рудольф, в ту пору 19-летний студент из белорусского Гомеля, что на востоке страны, увидел пост в социальной сети Facebook, который его вдохновил. Указанный пост звучал следующим образом: «Это не война между Россией и Украиной; это война между свободой и беззаконием»; так написал Семен Семенченко – неутомимый блогер в сети Facebook и командир добровольческого батальона «Донбасс», сражавшегося с пророссийскими сепаратистами на востоке Украины. Комбат Семенченко призывал сочувствующих россиян и белорусов прийти соседям на помощь в этот трудный час, заявив, что набирает в свой батальон иностранных граждан, «разделяющих наши взгляды и желающие помочь». Рудольф взял академический отпуск в университете и отправился в Киев. Он записался в добровольческий батальон Семена Семенченко, введённый в состав Национальной Гвардии Украины и оказывающий поддержку Вооруженным силам Украины (ВСУ) в Донецкой и Луганской областях, которые были частично захвачены боевиками, провозгласившими независимость. Вот что сказал мне месяц назад Рудольф – этот худощавый студент-компьютерщик: «Я посчитал своим долгом защитить Украину от агрессии России, которая нацелена на все соседние страны». Летом прошлого года Рудольф нес службу в службе связи батальона, когда ВСУ вернули под контроль Украины Артэмивськ и Лысычаньск [здесь и далее воспроизведены украиноязычные названия городов, использованные автором оригинала – прим. пер.], а также другие города, при этом теряя огромные территории вдоль российско-украинской границы. В настоящий момент конфликт заморожен, успев унести 6800 жизней.

Сегодня, месяцы спустя, как Рудльф покинул поле боя, он застрял в Киеве и вынужден ютиться «за печкой» у своих друзей. Он продолжает носить униформу с вышитым на рукаве бело-красным флагом Беларуси досоветской эпохи. Рудольф предпринимает отчаянные попытки узаконить свою новую украинскую жизнь:
90-дневный срок безвизового пребывания в Украине, предоставляемый гражданам России и Беларуси, давно истёк, а его участие в батальоне «Донбасс» стало известно белорусскому КГБ – близкому союзнику Москвы (вернуться домой он не может). Рудольф всего лишь один из нескольких сотен иностранных добровольцев, в основном россиян и белорусов, оставшихся в Украине ни с чем после того, как они рисковали жизнью, сражаясь за власть в Киеве, пообещавшую им паспорта граждан Украины. ВСУ закрыты для иностранцев, поэтому эти сторонники революции Майдана с готовностью вступили в десятки добровольческих батальонов для защиты Украины, как им представлялось, от нео-советского владыки в Москве. Большинством из них, вероятно, двигала острая неприязнь политики, проводимой Владимиром Путиным, которая, как считают российские добровольцы, тормозит развитие экономики и общества; многие добровольцы из Беларуси говорят, что их страна превращается в протекторат с военным присутствием России.

«Покажите, что лицо России – это не Путин», написал Семенченко 14 мая 2014 г. – несколько дней после того, как мятежники провели в Донецкой и Луганской областях «референдум» о независимости и месяц после начала Киевом операции по подавлению сепаратистско-террористических настроений силами неопытной армии с ужасной внутренней ситуацией. Все, кто откликнулся на этот призыв для прохождения подготовки в рядах Национальной Гвардии, были подвергнуты тщательной проверке и принесли клятву верности Украине, после чего направились в бой. Министр внутренних дел Аваков чествовал их как героев и пообещал «ускоренную процедуру предоставления гражданства», поскольку они, как говорит Рудольф и другие бывшие добровольцы, хотели пустить на Украине корни. Поскольку добровольческие батальоны стали частью Национальной Гвардии, их личные документы так и не были полностью рассмотрены правительством Украины: это означало, что они не получат ни денежной компенсации, ни гражданства. Бойцы же подумали, что такие детали будут улажены позже, после того, как сепаратисты будут разбиты. «В итоге нас послали на восток, так и не решив наши проблемы. Мы подумали: «Ладно, мы пойдем в бой, добудем победу, а затем снова поднимем этот вопрос. Однако в итоге вышло так, что наступление войск обернулось отступлением, затем конфликт был заморожен, а все мы без документов были буквально выброшены в гражданскую жизнь, не имея при этом никаких средств для существования»: так рассказывал не Рудольф, сидя в одном из кафе в центре Киева. Впоследствии он вернулся на передовую – на этот раз в составе нерегулярного военизированного формирования, которое не требовало от него никаких документов, но при этом не обещало предоставить никаких бумаг взамен. Однако после возвращения в Киев Рудольф «застрял».

В декабре прошлого года исполняющий обязанности начальника Главного управления по работе с личным составом ВСУ генерал-майор Александр Розмазнин предположил, что среди военнослужащих Украины насчитывается «около тысячи» иностранных граждан. Данные об их национальностях не разглашаются, но генерал отметил, что среди них есть выходцы из бывшего Советского Союза и дальнего зарубежья, включая Францию и США. Рудольф сказал мне, что лично знаком с
50 бывшими иностранными добровольцами вроде него, разбросанных по Украине без документов. Их общее число доходит до нескольких сотен. Многие ушли на нелегальное положение, поскольку их незаконный статус пребывания может привести к их депортации властями Украины. Условия жизни некоторых плачевные. Так, российского оппозиционера и активиста из Ульяновска по имени Сергей, воевавшего в рядах батальона «Шахтарск» (добровольческий батальон, подчиняющийся Министерству внутренних дел), в июле остановили в Днепропетровске и приказали покинуть Украину. Боясь возвращения в Россию, Сергей вернулся в зону проведения антитеррористической операции, где месяц назад подорвался на мине и чуть не потерял ноги. Чиновники миграционной службы принесли ему распоряжение о депортации в отделение интенсивной терапии как раз тогда, когда его друзья занимались сбором денежных средств через социальную сеть Facebookему на операцию. В аналогичной тяжелой сложной оказалась и Юлия: миниатюрная 20-летняя девушка, носящая позывной Валькирия, покинула отчий дом на юге России, чтобы присоединиться к протестам на Майдане сразу после начала народных выступлений. Затем она воевала в рядах батальона «Айдар» – националистическом добровольческом подразделении, сражавшимся в Луганской области, а в этом году введённым в состав ВСУ (при этом также известным нарушениями прав человека). Паспорт Юли сгорел во время боя. Несколько месяцев назад у Юли в Украине родился ребенок, но она не может получить ни свидетельства о рождении ни медицинского обслуживания.

 

* * *

Командиры украинских добровольческих батальонов в прошлом году неоднократно направляли письма в адрес президента Порошенко с указанием списков иностранцев, воюющих в их рядах, которые заслуживают предоставления им гражданства. Ответа из администрации президента они не получили. Но это не значит, что правительство Украины не открывает свои объятия иностранным гражданам: 2 декабря 2014 г. Порошенко, имеющий право предоставлять гражданство своим указом, вручил паспорта граждан Украины нескольким неукраинцам, получившим задание возглавить проведение экономических реформ, включая американского инвестиционного банкира Наталью Яресько (ныне министра финансов) и литовского инвестиционного банкира Аивараса Абрамовичуса (ныне министр экономического развития и торговли). В тот же день в своем выступлении в парламенте, отвечая на просьбы командиров украинских добровольческих батальонов предоставить гражданство своим иностранным бойцам, Порошенко сказал: «Я хочу поприветствовать моих боевых побратимов. Говоря о ваших обращениях к президенту Украины о предоставлении гражданства россиянам и белорусам, вместе с вами защищавшим честь и независимость украинского государства, я подпишу указ о предоставлении им гражданства Украины, как и обещал» (восторженные парламентарии стоя аплодировали ему). Прошли месяцы, но, как говорят бойцы, президентским указом гражданство было предоставлено только двум иностранным добровольцам (эти случаи добровольцы охарактеризовали как политическую уловку). Тем временем власти России открыли уголовные дела против нескольких иностранных добровольцев, воевавших на стороне Украины, а президент Беларуси Александр Лукашенко зловеще пообещал «разобраться со всеми, воевавшими в Украине, когда они вернутся домой».

Парламентарии Украины, симпатизирующие иностранным добровольцам, в этом году выносили на рассмотрение два законопроекта для помощи иностранцам в виде упрощения процедуры регистрации и получения гражданства для тех, кто намерен продолжить службу. 6 октября парламент страны проголосовал за предоставление иностранцам разрешения служить в рядах ВСУ. Даже если законопроекты, месяцами блуждавшие в стенах Верховной Рады, будут приняты, они не помогут тем иностранным добровольцам, легальное пребывание которых на территории Украины закончилось. Их героизм, проявленный в прошлом году на полях сражений, в глазах чиновников миграционной службы не представляет никакого значения. «Я отчетливо понимаю, что механизм предоставления гражданства для них должен быть упрощен, однако этот вопрос не был поставлен на голосование, и это обидно», – говорит Наталья Веселова, народный депутат от проевропейской партии «Самопомощь». В прошлом году Веселова была одним из создателей батальона «Донбасс» (командир батальона Семен Семенченко на сегодняшний день тоже является депутатом парламента от этой партии). Она добавила: «Мне это не понятно, но политической воли [для решения этой проблемы] нет». Хотя правительство не хочет «укрывать преступников», Веселова отметила, что ущемление в правах иностранных добровольцев сделает из них преступников у себя на родине: «У себя в стране их могут подвергнуть уголовному преследования просто за то, что они добровольно выступили на нашей стороне».

Иностранные добровольцы негодуют из-за того, что таким россиянам как Мария Гайдар, в прошлом оппозиционерка, получила гражданство, когда была назначена на должность заместителя председателя Одесской областной государственной администрации. В мае 2015 г. бывший президент Грузии Михаил Саакашвили прибыл из американского изгнания в Одессу, где был назначен главой местной областной государственной администрации. Он также получил украинское гражданство. Вместе с Марией Гайдар украинское гражданство получил российский гражданин Владимир Федорин, занимавший должность редактора украинской версии журнала Forbes. В целом, по официальным данным с января по август 2015 г. президентским указом украинское гражданство получили 707 человек. Некоторые из этого списка определенно были назначены на государственные должности, но сам список не разглашается, что вызывает еще больше вопросов у тех, кто воевал. «За какие заслуги? - спросил о предоставлении гражданства Марии Гайдар 35-летний Геннадий из России, который весной этого года командовал взводом на фронте на востоке Украины, – Если для получения гражданства необходимо быть госслужащим, я готов пойти даже водителем. Мы не требуем зарплату или какие-то деньги» – добавил он. Период легального пребывания Геннадия в Украине закончился, когда он лежал в госпитале после ранения, полученного в мае в ходе боестолкновения с сепаратистами в поселке Пискы, что близ Донецка. «Меня в любой момент может остановить милиция или полиция и депортировать, говорит по телефону откуда-то с территории Украины бывший боец националистического движения «Правый сектор», действовавшего вблизи Донецка (сейчас ему помогают «добрые люди»), – Это просто несправедливо по отношению к ребятам, сложившим голову за независимость Украины».

Еще один иностранный боец батальона «Донбасс» по имени Дмитрий, сказал, что случаи с иностранными добровольцами наглядно показывают, что руководству Украины просто нельзя верить: «Лично для меня наша история показательна. Когда Порошенко выступает по телевидению и говорит, что Россия напала, но у нас нет денег на танки, я могу это понять. Но когда он пообещал нам паспорта граждан Украины, на решение этого вопроса денег не требуется, а для подписания указа необходимо не более 5 минут. Почему он это не делает? Может быть, не хочет. Тогда, возможно, он не хочет и войну выиграть». Дмитрию 40 лет, он родом из Беларуси, живет в Украине с 2007 г. под Киевом с украинской женой и ребенком. В Украине у него есть жилье, но ему придется ехать в Минск для обновления паспорта, срок которого скоро истекает; ехать он боится после того, как воевал с пророссийскими повстанцами. «Мы лишены всех гражданских прав беззащитны и ничего не можем с этим сделать», – добавил он. Дмитрий говорит, что «унижение» иностранных добровольцев, воевавших за Киев, схоже с его собственным опытом на фронте, где дезорганизация командования привела к огромным потерям под Иловайском. Не поверив в «гуманитарный коридор», предложенный окруженным украинским войскам, Дмитрий решил покинуть свой отряд и выбираться своими силами вместе с небольшой группой товарищей по оружию. Прежде, чем добраться до украинских позиций, он шел 5 дней и преодолел более 50 километров. Ему повезло: сотни тех, кто послушал своих командиров, были или убиты, или захвачены повстанцами и направлены на принудительные работы. Резня под Иловайском, которую в Украине до сих пор расследуют, без сомнения является худшим эпизодом в истории украинской армии: украинское командование винит в этом российскую дезинформацию, но солдаты, такие как Дмитрий, винят в этом исключительно киевских генералов.

Как и многие украинские командиры, иностранные добровольцы обвиняют командование за его низкий уровень, что в итоге привело к провалу операции по возвращению территорий из-под контроля повстанцев. Бюрократические преграды не позволили принять в ряды ВСУ иностранных добровольцев, готовых ринуться в бой, а немотивированные призывники не получили должной подготовки и отправлялись на фронт в состоянии дикого страха и ужаса (а иногда и в состоянии алкогольного опьянения). Дмитрий перечислил наиболее тяжелые поражения украинских войск: «Мы потеряли [Донецкий] аэропорт; мы потеряли Иловайськ; мы потеряли Дебальцэвэ». И тем не менее ни одно из перечисленных поражений не привело к смене командования. «Как-то целая рота бросила позиции, заслышав звук нашего же собственного пулемета!», – рассказал Рудольф, вспоминая о случае зимой, когда он снова вернулся на фронт и непродолжительное время был вместе с «Правым сектором» – единственным подразделением, в которое всё ещё набирали иностранных добровольцев. Когда бойцы «Правого сектора» не принимали участие в боевых операциях, они боролись с пьянством в армии, проводя рейды по местным магазинам и кустарным производствам низкопробного спиртного, уничтожая спирт и спиртное. 

* * *

Российские СМИ пестрели заголовками об «иностранных наемниках» из США и Скандинавии, которые зарабатывали деньги, убивая гражданских ради удовольствия в составе «фашистских» батальонов, возглавляемых правыми экстремистам, в частности, в составе Добровольческого украинского корпуса «Правого сектора» и батальона «Азов». Сообщения российских СМИ во многом преувеличивают ситуацию, но все же и содержат крупицу правды. Неонацисты, некоторые из которых прибыли даже из Швеции, активно действуют в составе батальона «Азов»– ультраправым добровольческим формированием, на эмблеме которого изображена руна под названием «Волчий капкан» («Вольфсангель»), активно использовавшаяся в нацистской символике, и который некоторые конгрессмены США назвали «неонацистским военизированным отрядом». «Правый сектор», который был «тараном» протестов на Майдане, а сейчас образовал свою политическую партию, часто вступает в противостояние с органами правопорядка и осуждает Запад, который через «пропаганду гомосексуализма» ведёт к «падению нравов» в Украине». Однако причиной пополнения ультраправых групп новыми бойцами стала не только лишь идеология. Некоторые из них рассказали мне, что в итоге решили присоединиться к «Правому сектору» просто потому что эта организация отвергала бюрократию, которую разводили другие батальоны для всех желающих вступить в них и отправиться в бой. Они также отвергли все обвинения в свой адрес, что они наёмники. Никто из той полудюжины бойцов, с которыми я пообщалась, не получил ни гроша от правительства Украины за участие в боевых действиях: большая часть помощи и поставок приходила от частных спонсоров. Только один, гражданин России, сказал, что за четыре месяца участия в боевых действиях он получил всего лишь 4500 украинских гривен (приблизительно 200$), при этом полученные средства были переданы неправительственными организациями.

Сегодня иностранные добровольцы опасаются, что станут жертвами разворачивающегося политического противостояния между руководством батальонов и правительством в Киеве, которое стремится присоединиться к ЕС и поэтому хочет отмежеваться от всего, что связано с ультраправой идеологией превосходства белой расы — даже при том, что эти ультраправые группы помогли украинской армии удержаться в самые тяжелые моменты летом прошлого года. Сейчас в рядах добровольческого батальона «Азов» по меньшей мере 100 россиян, как считает 27-летний доброволец по имени Алексей Филиппов – бывший российский офицер, который в феврале этого года пешком добрался до украинской границы и заявил удивленным пограничникам, что хочет сражаться за их родину. Алексей (себя он считает буддистом) закончил военно-морскую академию на Дальнем Востоке, служил в морской пехоте РФ, а затем в спецподразделении Министерства внутренних дел РФ «Собр», специализирующемся на освобождении заложников и борьбе с организованной преступностью. Он сказал, что до конфликта на Украине был аполитичным, однако поскольку ему стала противна картинка, показываемая российскими СМИ, он начал отслеживать информацию на страницах ультраправых батальонов в социальных сетях. Говоря о сфабрикованных репортажах государственных телеканалов России, он отметил: «Я подумал, что это за бред?» (помимо прочих нелепых заявлений, российские государственные телеканалы обвиняли украинскую армию в распятии детей). Алексей рассказал, что когда начал вести разговоры о войне на Украине, его друзья обвинили его, что он «за американцев» и отказались от дружбы с ним. «В итоге, моя девушка сказала: «Ну так отправляйся и сражайся за этих фашистов». Я сидел и подумал: «А почему бы и нет?». Он собрал свое специальное снаряжение и отправился в Украину, чтобы вступить в «Правый сектор», организацию, наиболее демонизированную российскими СМИ. Проведя некоторое время на передовой близ Донецка, Алексей вступил в ряды батальона «Азов», и в настоящий момент выполняет обязанности инструктора на одной из тренировочных баз батальона. «Я думал, что если мы разобьем этих так называемых сепаратистов, и Украина расцветет, россияне увидят, что революция на Украине принесла пользу, и начнут требовать от Путина перемен»,- заявил Алексей. В ходе конфликта его идеализм относительно прозападного руководства Украины развеялся, тогда как ультраправая идеология впечатлила: он начал цитировать Гитлера и Ницше на своих страницах в социальных сетях. Тем не менее, он отмечает, что все еще находится в батальоне «Азов», потому что нигде не может устроиться на работу, т.к. находится в Украине на нелегальном положении. Он хочет устроиться на работу в одну из спецслужб Украины, как только получит паспорт ее гражданина. «Для меня главное – получить гражданство, чтобы все это для меня не закончилось следующим: «Всем спасибо, что пришли воевать за нас, а теперь все валите отсюда к такой-то матери»!

Публикацию и комментарий подготовил Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, независимый международный обозреватель

 

Как говорится, «идеологию врага надо знать». Однако в случае с постмайданной Украиной речь идет не о знании врага с точки зрения контрпропаганды или военно-стратегического аспекта, чтобы, как реализовать на практике слова Сунь Цзы «Знай своего врага и знай себя, и ты сможешь провести тысячу битв без поражений». Речь идет о понимании когнитивной матрицы, навязываемой иностранным добровольцам в рядах украинских добровольческих (часто неонацистских) батальонов, большинство из которых являются выходцами из стран бывшего Советского Союза. Еще 25 лет назад эти люди были частью суперэтноса «советский народ», но сегодня стали жертвами тщательно спланированной информационной диверсии. Судя по материалу статьи, иностранные добровольцы воюют не столько за Украину, сколько против Лукашенко и Путина, поскольку из-за своего неприятия политики своего руководства, они находится и в плену политического нарратива некоторых международных акторов, ключевыми стратагемами которого являются двойные стандарты и макиавеллизм. Именно такой нарратив чётко прослеживается в предлагаемой статье: идеологемы «Дезертир с поля боя – герой», «Неонацисты – национальные герои и последняя линия обороны Вооруженных сил Украины». При этом, автор материала, сам того не понимая, демонстрирует искусственность всей идеологии и, что главное, понимание этой идеологии иностранными добровольцами, которые ее якобы исповедуют: Тем не менее, он отмечает, что все еще находится в батальоне «Азов», потому что нигде не может устроиться на работу; «Для меня главное – получить гражданство». Это еще раз доказывает, что в гражданской войне на Украине граждан других, родственных, стран, не разделяющих линию своего политического руководства, используют в качестве инструмента достижения геостратагем тех международных акторов, которые потеряли чувство реальности, забыв, что, «кулаки не надо пускать в ход по любому поводу».

Тем не менее, в контексте масштабной информационной войны, развернутой вышеупомянутыми международными акторами, данная статья имеет четкую цель. Она была подготовлена в канун местных выборов на Украине, на которых представители радикальных партий, являющихся непосредственными носителями ультранационалистической или неонацистской идеологии, гарантировано не получали поддержки в большинстве регионов Украины (за исключением их традиционного «электорального поля» в Галиции). Политика – вещь всегда заблаговременная, поэтому можно предположить, что данный материал, вероятно, должен был выполнять функцию создания фона перед началом поствыборного кризиса, который уже начинает разгораться на Украине. И в этой разворачивающейся политической баталии иностранные добровольцы, уже разочаровавшиеся в реальности постмайданной Украины, могут снова быть использованы в качестве инструмента достижения чьих-то политических целей, на этот раз против тех, кто вначале восхвалял их как героев, а в итоге выбросил за ненадобностью на свалку истории. 

Ключевые слова: Украина Донбасс

Версия для печати