В Украине свободная пресса остается химерой

11:38 11.08.2015 Элизео Бертолази, антрополог Университета Милано-Бикокк, научный сотрудник Института Высших Геополитических Исследований и Смежных Наук (IsAG), корреспондент газеты «Геополитика»


Украина продолжает считать себя европейской страной, но, к сожалению, в сфере свободы выражения в прессе она еще очень далека от европейских стандартов.

Украинская журналистка Елена Бойко в нашем недавнем интервью  осудила жестокие репрессии, организуемые нынешней властью Киева против свободной журналистики, за свое мужество и идеи она была вынуждена искать убежища в России.

 

Елизео Бертолази:  Уважаемая Елена!  Вы из Львова, но мы знаем, сейчас вы находитесь в Москве. Вы уже дали мне интервью о состоянии свободы прессы в Украине. Расскажите , пожалуйста что с Вами случилось потом?

 

Елена Бойко: Мой конфликт с местной влстью начался еще 9 мая 2015 года, после того, как мой коллега-журналист Дмитрий Лященко был избит нацистами за то, что шел по улице с Флагом Победы. После того, как мы подали заявление в милицию по этому поводу, мы стали получать угрозы по мобильным телефонам, а также а также  в соцсетях.

17 июля 2015 года я поездом поехала в г. Хмельницкий встречать Дмитрия, который автомобилем возвращался из г. Кривой Рог во Львов. Причем, поехала именно потому, что были угрозы  в соцсетях сжечь его автомобиль по дороге.
В  ночь с 18 на 19 июля мы вернулись во Львов.

Каково же было мое удивление, когда 24 июля в 8 часов утра ко мне в квартиру ворвались около 11 человек, трое из них предъявили удостоверения СБУ, остальные - никаких документов не предъявляли, кто они – я не знаю. Но подозреваю,что это активисты Правого Сектора, Варта-1, или евромайдановцы.
Сотрудники СБУ предъявили постановление суда на обыск, где в тексте было указано, что возбуждено уголовное дело по факту сепаратистского митинга 17 июля, а также потому, что я якобы пишу и публикую материалы, призывающие к нарушению территориальной целостности Украины.
Разгромив всю квартиру, он изъяли всю оргтехнику, видеотехнику, цифровые носители, документы, банковские карты.
Несмотря на то, что санкции на  арест имущества до сих пор нет, наши вещи не вернули.

27-ого июля я со своим адвокатом пришла на допрос, и стало совершенно очевидно, что СБУ готовит мой арест, вменяя мне ст. 110 ч. 2 - то есть сепаратизм, поскольку якобы есть свидетели, которые видели нас с Дмитрием на этом митинге 17-ого июля.

При этом мой железнодорожный билет следователь присоединить к материалам дела наотрез отказался.
Вечером того же дня ко мне в дом ворвались  неизвестные, подожгли стекло в дверном глазке.
На следующий день при выходе из кафе в центре города активисты Правого Сектора нас с Дмитрием облили зеленкой.

 

Елизео Бертолази: Существовал ли риск для ваших жизней?

Елена Бойко:  Стало очевидно, что оставаться в Украине опасно. Или посадят, или застрелят, как это уж случилось с Бузиной и Коцабой.
Воспользовавшись тем, что в это время я находилась на больничном после гипертонического криза и поэтому следователь не успел взять в суде санкцию на арест, мне удалось выехать из Украины.

Мы чудом успели уехать в Москву. Это все благодаря нашим друзьям, которые прислали деньги на дорогу и жильё на первые дни.

 

Елизео Бертолази:  Можно ли сказать, что в Украине в настоящее время царит государственный террор против независимых журналистов?

 

Елена Бойко: Да, теперь я могу с уверенностью сказать, что независимой журналистики в Украине нет. Ты либо должен выполнять приказы своих хозяев, либо тебя пристрелят или сгноят в тюрьме по сфабрикованному обвинению! Поэтому все украинские журналисты, настоящие патриоты, любящие свою страну, рано или поздно вынуждены уезжать из Украины. Можно сказать, что это касается элиты украинской журналистики, людей, которые не продаются.

 

Русская версия интервью подготовлена специально для журнала «Международная жизнь»

 

http://it.sputniknews.com/opinioni/20150811/927897.html

Версия для печати