Вступительное заявление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Государственным секретарем США Дж.Керри, Сочи, 12 мая 2015 года

07:43 13.05.2015


Уважаемые дамы и господа,

Спасибо, что проявили терпение и дождались завершения сегодняшних переговоров, которые проходили в два этапа: только что завершился президентский этап, до этого мы с Дж.Керри и его командой провели подробные переговоры на министерском уровне.

Хотел бы отметить, что наша встреча проходит в дни празднования 70-летия Победы во Второй мировой войне. Мы начали сегодняшние мероприятия с совместного возложения венков к Вечному огню у мемориала, сооружённом в память жертв Великой Отечественной войны. Должен подчеркнуть, что, как и все сочинцы, мы высоко оценили этот жест Государственного секретаря США и его делегации.

В ходе переговоров с Президентом России и на уровне министров мы обсудили все актуальные проблемы современного мира, затронули проблематику противодействия терроризму и другим угрозам безопасности, рассмотрели состояние факторов, влияющих на задачу поддержания стратегической стабильности.

Одной из центральных тем, разумеется, был украинский кризис. Между Россией и США существуют определённые разногласия относительно его генезиса и нынешних оценок развития. Но мы однозначно были едины в необходимости решать эту проблему исключительно мирным путём – через полное и всестороннее выполнение Минских договорённостей, включая прямой диалог между Киевом, Луганском и Донецком по всем аспектам, специально обозначенным в одобренном 12 февраля с.г. в Минске «Комплексе мер». Это, безусловно, касается строгого соблюдения перемирия, обеспечения отвода вооружений, налаживания процесса конституционной реформы с учетом мнения Донецкой и Луганской областей, подготовки и проведения местных выборов, решения экономических проблем, которые сейчас осложняются введением Киевом блокады, – словом, выполнения всех без исключения положений Минского документа от 12 февраля. Договорились использовать влияние США и Российской Федерации на стороны конфликта, чтобы последовательно и настойчиво побуждать их к поиску и достижению договорённостей по практическому выполнению всего, о чём договорились в Минске.

Мы также обсудили пути урегулирования конфликта в Сирии. Условились продолжать – и даже наращивать – усилия по обеспечению процесса, который привел бы к выполнению договоренностей, заложенных в Женевском коммюнике от 30 июня 2012 года.

Мы согласны, что с сирийским кризисом тесно связана проблема таких террористических группировок, как «Исламское государство», «Джабхат ан-Нусра», которые набрали силу и продолжают распространять свое влияние, создавая угрозы во всем ближневосточном регионе и даже за его пределами. Убеждены, что для борьбы с этой угрозой необходимо более эффективное объединение усилий основных держав и обеспечения последовательной борьбы с этим злом во всех его проявлениях, без двойных стандартов, на основе одобренных принципов международного права.

Среди других вопросов международной повестки дня мы обменялись мнениями и выразили удовлетворение ходом реализации договоренностей об окончательном урегулировании иранской ядерной программы. Обсудили ситуацию в Йемене, Ливии, в других странах ближневосточного региона. Говорили об Афганистане, ситуации на Корейском полуострове – Россия и США по-прежнему твердо исходят из необходимости обеспечить его денуклеаризацию.

Мы рассмотрели состояние двусторонних отношений, включая различные конкретные раздражители, проявляющиеся в них в последнее время. В более широком контексте обменялись мнениями о системных проблемах, которые накапливались в этих отношениях в течение целого ряда последних лет. Мы не во всем сошлись в оценках на переговорах, но сегодняшние встречи позволили лучше понять друг друга. У нас есть понимание необходимости избегать шагов, которые способны нанести долгосрочный вред российско-американским отношениям и сотрудничеству наших стран в самых разных областях, особенно если учитывать, что от наших слаженных совместных усилий на международной арене зависит решение многих острых проблем современности. Эту мысль я выделил бы в качестве одного из главных выводов по итогам сегодняшних переговоров.

Со своей стороны мы никогда не уклонялись от взаимодействия. Сегодня Президент России В.В.Путин четко подтвердил нашу готовность к самому широкому сотрудничеству и тесному взаимодействию на основе равноправия, учета интересов и позиций друг друга.

Признателен Дж.Керри за этот длинный, но весьма полезный день.

Вопрос (адресован обоим министрам): Россия и США часто обвиняют друг друга в распространении дезинформации об Украине, нарушениях прекращения огня. Где же правда: одна или обе стороны нарушают Минские соглашения? Что может быть сделано, чтобы Минские соглашения уважались?

С.В.Лавров (отвечает после Дж.Керри): Я согласен с Госсекретарём США Дж.Керри, что нарушения режима прекращения огня продолжаются с обеих сторон (когда-то чаще с одной, когда-то – с другой), также имеют место нарушения договорённостей об отводе тяжёлой техники. Сегодня мы оперировали общим критерием – докладами специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, которая в целом профессионально выполняет свою работу, несмотря на то, что украинские официальные лица публично периодически обвиняют миссию в предвзятости. Такое поведение неадекватно задачам выполнения Минских договорённостей. Надеемся, что украинские власти сделают соответствующие выводы после обращений руководства ОБСЕ в связи с подобного рода голословными утверждениями.

Есть ещё один механизм, который был создан по просьбе Президента Украины П.А.Порошенко – Совместный центр контроля и координации выполнения условий прекращения огня и отвода тяжёлых вооружений. В нём работают несколько десятков украинских и российских офицеров, наладивших неплохое взаимодействие между собой и в последнее время - со специальной мониторинговой миссией ОБСЕ. У них сложились рабочие отношения и взаимопонимание на личном уровне. Это тоже очень перспективный механизм отслеживания нарушений, которые мы все хотим сократить, а в идеале – ликвидировать.

Дж.Керри упомянул о ситуации на различных частях линии соприкосновения сторон. Мы бы предпочли, чтобы это была линия разъединения. Что касается Широкино, о котором много говорят, в ходе подготовки встречи Контактной группы и её рабочих подгрупп 6 мая в Минске были разработаны проекты документов: один касается демилитаризации в районе Широкино, второй подготовлен по российской инициативе и содержит предложение о том, чтобы дополнить Минские договорённости согласием отвести не только тяжёлые вооружения калибром более 100 мм, но также танки и вооружения калибром менее 100 мм, включая миномёты. Эти документы были готовы подписать представители Луганска и Донецка, представители России в Контактной группе и, как я понимаю, представители ОБСЕ. По каким-то причинам этого не произошло. Договорились вынести эти документы на рассмотрение рабочей подгруппы по безопасности, заседание которой должно состояться на этой неделе. Если удастся подписать эти документы и начать их выполнение, то это существенно снизит риски нарушения режима прекращения огня и позволит более чётко контролировать выполнение требований об отводе тяжёлых вооружений.

Вопрос (адресован обоим министрам): Вы сказали, что в отношении Сирии рассматривали новые концепции, касающиеся переходного периода и передачи власти. Как именно собираетесь реагировать на сообщения о применении химического оружия?

С.В.Лавров (отвечает после Дж.Керри): Я согласен с Дж.Керри. Мы работаем над поиском оптимальных путей и форматов выполнения Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г. Ключевым в данном документе является задача решать проблемы через прямой диалог всех сирийских сторон и достигать договорённостей о необходимых реформах, транзите, переходном периоде на основе их общего согласия. Мы всячески старались стимулировать работу в этом направлении. После состоявшейся два года назад в Монтрё конференции, за которой последовали женевские переговоры между делегациями Правительства САР и «Нацкоалиции» (НК), стало ясно, что для успеха этих «упражнений» необходимо обеспечить представительность делегации оппозиции – не только «Нацкоалиции», но и других многочисленных оппозиционных групп, прежде всего, находящихся внутри Сирии, но также и составленных из эмигрантов, не входящих в НК. С этой целью мы параллельно с усилиями, которые в том же направлении предпринимал Египет, организовали две встречи в Москве, куда пригласили все без исключения оппозиционные группировки в лице их представителей, к которым на завершающем этапе каждой из двух встреч присоединялась делегация сирийского правительства. Встречи были полезными. Последний такой контакт в Москве в апреле с.г. завершился согласованием документа под названием «Московская платформа». Жаль, что «Национальная коалиция» в первом и во втором случаях не приехала на мероприятие. Как я понимаю, у них есть проблемы и с участием в консультациях в Женеве, которые сейчас начинает спецпосланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура.

Здесь у нас с США очень близкие позиции. Мы убеждены, что процесс должны возглавлять сами сирийцы, он должен быть репрезентативным. Учитывая противоречия внутри оппозиционных групп и между ними, очень важно, чтобы все внешние игроки, имеющие влияние на ту или иную группировку, подталкивали их в направлении начала переговоров на основе Женевского коммюнике 2012 г. с целью его полного выполнения. Помимо работы по линии ООН с различными сирийскими отрядами и группами, это требует задействование потенциала внешних игроков, о чём мы сегодня говорили. На этот счёт есть разные идеи. Мы продолжим дискуссии как между Россией и США, так и со странами региона и другими государствами, которые могут оказать содействие в этом процессе.

Мы видели последний доклад о применении химических отравляющих веществ в Сирии. Считаем, что им, в первую очередь, должно профессионально заниматься соответствующее подразделение Организации по запрещению химического оружия. Хотим, чтобы было проведено добросовестное профессиональное расследование и установлены факты, чтобы не было попыток использовать тему химических отравляющих веществ для политического давления, а порой даже для оправдания замыслов применять силу в отношении сирийского государства, как мы это наблюдали в августе 2014 г.

Вопрос: Всем известно, какое влияние имеет сейчас Администрация США на нынешние власти в Киеве. Вы сказали, что договорились с Госсекретарём использовать такое влияние. В каком формате это может использоваться для разрешения украинского кризиса?

С.В.Лавров: Хотел бы солидаризироваться с тем, что сказал Госсекретарь Дж.Керри в отношении пагубности любых попыток возвращаться к силовому сценарию.

Отвечая на Ваш вопрос, хочу в очередной раз подтвердить непреложность выполнения Минских договорённостей в полном объёме – с этим Россия и США абсолютно согласны. Сегодня мы, действительно, договорились делать всё, чтобы активизировать и, по возможности, ускорить этот процесс.

В отношении конкретных форм, которыми можно пользоваться в данной ситуации, ограничусь тем, что скажу, что у разных стран есть контакты с Киевом и представителями провозглашённых Донецкой и Луганской республик. Сегодня мы договорились о том, что, встречаясь со всеми, от кого зависит выполнение Минских договорённостей в любом их разрезе, будем бить в одну точку – всё, о чём записано в документе от 12 февраля, нужно добросовестно и неукоснительно выполнять. Методы и формы могут быть самыми разными. Мы в курсе дипломатических механизмов и будем их использовать.


mid.ru

Версия для печати