Польско-польская война на ниве истории

12:45 22.04.2015 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


В постсоциалистической Польше отрицание, каких бы то ни было, достижений Польской Народной Республики (ПНР), образовавшейся после освобождения польской земли от фашистско-немецких захватчиков, уже давно стало хорошим тоном.

Это укладывается в прокрустово ложе т.н. «исторической политики», которой привержена Варшава, начиная с 1989 г. Все более утверждаются попытки нынешнюю Польшу называть Третьей Речью Посполитой, и выводить ее государственно-политическую родословную от Второй Речи Посполитой (1918-1939), минуя ПНР.

Те, кто не согласен с таким подходом, принадлежат, как правило, к старшему поколению. Отношение к ПНР как полуколонии СССР они воспринимают как личный упрек в содействии установлению советского господства над польским государством. Они не приемлют также отрицание современной официальной идеологией индустриальных достижений в эпоху ПНР, которые стали возможны благодаря труду старшего поколения поляков.

Возрождение Польши после Второй мировой войны было крайне трудным делом. Утрата 6 млн. жителей, разрушенное, как минимум, на 40% народное хозяйство, многие города, уничтоженные почти на 100% - с этими вызовами пришлось справляться послевоенному поколению, в условиях низкого уровня жизни и самоотверженного труда (1).

В последние два десятка лет в Польше набирает популярности культ «окаянных солдат» („żołnierze wyklęci”) – членов антикоммунистического подполья 1940-1950-х гг., боровшихся с оружием в руках против Красной Армии и властей социалистической Польши. Как правило, эти отряды входили в состав Армии Крайовой (АК), со штаб-квартирой в Лондоне, и противостояли, идеологически и политически, Армии Людовой (АЛ), союзной Москве.

АК превращена сегодня в патриотический бренд, и взята за единственно верный образец польского патриотизма той эпохи, хотя АК сотрудничала с ЦРУ. Сочувствующие ей граждане, вплоть до 1970-х, передавали западным спецслужбам развединформацию о состоянии дел в ПНР, т.е. работали на подрыв обороноспособности страны.

В польских СМИ нет недостатка в разгромных статьях, обличающих польские спецслужбы в их противостоянии с АК. На месте гибели видных членов АК ставятся памятники, и целые мемориальные пантеоны; памятники солдатам АЛ демонтируются (2). С 2011 г. 11 марта стал государственным праздником – Днем народной памяти «окаянных солдат». Им посвящаются тематические сетевые ресурсы (3,4), их награждают (многих посмертно) государственными наградами Польши, на эксгумацию их останков руководство страны не жалеет средств.

Польское антифашистское подполье воевало не в белых перчатках, и имеются факты совершения членами АК преступлений против мирного населения, прежде всего, по политическим мотивам. Эта информация всячески затушевывается, и журналист, осмеливающийся поднять эту неудобную тему, столкнется с пушечными залпами напористой критики.

От рук «окаянных солдат» в послевоенные годы гибли не столько советские военнослужащие, сколько сотрудники польской службы безопасности и придаваемых им отрядов НКВД. В последующие годы доля участия сотрудников советской госбезопасности в облавах и засадах уменьшалась, пока, практически полностью, не стала прерогативой польских спецслужб.

При оценке вклада «окаянных солдат» и поколения социалистической Польши в дело возрождения родины справедливым будет вопрос о доле их участия в подъеме производственно-хозяйственной и политико-образовательной отрасли. «Окаянные» предпочитали жить в состоянии непримиримого сопротивления всему, что исходило от властей ПНР, без учета пользы, которую приносили многие нововведения. Отстраивать заводы, налаживать товарно-хозяйственные цепочки, как внутри страны, так и с экономическими партнерами за границей, укреплять обороноспособность страны приходилось не «окаянным солдатам», а тем органам власти, против которых они вели вооруженную борьбу. «Окаянные» делали все, чтобы ПНР не состоялась. Их целью была дестабилизация обстановки, а не укрепление обороноспособности страны. Целый период истории Польши (1945-1989), где были неудачи, но были и впечатляющие успехи, которые уже не по плечу постсоциалистической Польше (полет в космос Мирослава Гермашевского, развитие польского рыболовства и угольной промышленности, и т.д.), состоялся вопреки желанию «окаянных солдат».

В связи с культом АК самое время поднять вопрос о ее противостоянии с украинским национализмом. Здесь официальная Варшава придерживается конъюнктурного подхода: на внутренней политической сцене подвиги АК в борьбе с украинскими националистами воспеваются, на внешней политической сцене Варшава поддерживает бандеризацию Украины, благосклонно взирая на возрождение культа Бандеры. Польская пресса запросто публикует размышления различных авторов о тактических выгодах, которые Польше принесет возрождение необандеризма. Здесь польский официоз готов пожертвовать памятью солдат АК. К слову, космонавт М. Гермашевский, будучи двухлетним младенцем, чудом выжил во время Волынской резни 1943 г., устроенной ОУН-УПА. Погибли несколько близких его родственников, в т.ч. отец.

Официальная идеология старается разграничить культ «окаянных солдат» и войну АК против ОУН-УПА. Хотя антикоммунистическое сопротивление АК – это часть истории «окаянных солдат», польским властям выгодно выделить «окаянных» в отдельную категорию, и сосредоточиться исключительно на их атнисоветизме и антикоммунизме. Война АК с ОУН-УПА и война «окаянных» с властями социалистической Польши искусственно разделены на два параллельных движения. Некоторые из «окаянных» действовали, в режиме малой интенсивности, вплоть до 1970-х. ОУН-УПА закончила свой бесславный путь раньше. Это облегчает польскому официозу работу по разделению этих взаимосвязанных событий. С пропагандистской точки зрения невыгодно лишнее акцентирование внимания на факте борьбы НКВД с тем же самым врагом, с которым воевала АК и «окаянные», т.е., против ОУН-УПА. Поэтому культ «окаянных» создается специально под «советскую Москву», т.е. как дополнительная пропагандистская подпорка для антироссийских настроений в Польше. Этот миф очень удобен для отрицания освободительной роли советских солдат в годы Второй мировой. «Окаянные» своими действиями показали, что подпольная Польша сопротивлялась «советскому агрессору» до конца, и создала предпосылки для появления Третьей Речи Посполитой.

Польские власти могли бы выбрать «нулевой вариант», при котором, дань памяти в равной степени отдавалась бы и АЛ, и АК, в т.ч. «окаянным солдатам». Соединить противоположности сложно, но акцент можно было сделать на общее, что было у АК и АЛ – борьбу с нацизмом и его союзником в лице ОУН-УПА. Антифашистская направленность АК и АЛ послужила бы платформой для исторического примирения. Вместо этого Варшава делает ставку на растравление исторических ран, называя это «исторической политикой».

 

 

1)       http://geopolityka.net/jan-stec-dezawuowanie-historii-prl-niebywaly-cynizm/

2)       http://www.kresy.pl/wydarzenia,spoleczenstwo?zobacz/polska-gmina-utworzy-panteon-zolnierzy-wykletych-

3)       http://www.zolnierzewykleci.pl

4)       http://www.fundacjapamietamy.pl/index.php

Ключевые слова: Польша

Версия для печати