Разговор о том, что «Россию надо изолировать», это – несостоятельный тезис

09:17 04.04.2015 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


На недавнем заседании в Центре международной торговли «Меркурий-клуба», который возглавляет и ведет Евгений Максимович Примаков, наш корреспондент встретился с вице-президентом Торгово-промышленной палаты России Георгием Петровым, который ответил на ряд вопросов, касающихся сотрудничества бизнеса в рамках в рамках БРИКС.

Напомним, что эта международная организация объединят Бразилию, Россию, Индию, Китай и ЮАР.

 

- Георгий Георгиевич, Россия принимает в середине лета саммит БРИКС. Что происходит на этом поприще в рамках бизнес-контактов?

- 1 апреля Россия вступила в председательство в БРИКС. Саммит БРИКС – это, действительно, очень важная встреча, которая предстоит в Уфе в июле. Повестка дня там очень широкая, и деловое сообщество, конечно, больше всего интересует экономическая часть.

Торгово-промышленная палата России выполняет здесь важную функцию – президент ТПП РФ Сергей Катырин является председателем российской части Делового совета БРИКС, решение о создании которого было принято в 2013 году на саммите БРИКС в ЮАР, в Дурбане. Лидеры БРИКС договорились, что в состав Делового совета включаются по пять представителей – крупных, авторитетных представителей бизнеса – от каждой страны-участницы.

Что касается российской части Делового совета БРИКС, то её представляют Сергей Катырин, президент ТПП РФ; Владимир Дмитриев, председатель Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» (Внешэкономбанк); Кирилл Дмитриев, генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ); Сергей Чемезов, генеральный директор Госкорпорации «Ростех» и Владимир Якунин, президент ОАО «РЖД». Самой главной задачей Делового Совета является выработка совместных многосторонних проектов стран БРИКС.

- Проектов на все пять стран-участниц или могут быть рассмотрены проекты, которые касаются только двусторонних контактов стран БРИКС?

- Самое главное, чтобы это не касалось двустороннего сотрудничества. И таких проектов – многосторонних – члены российской части Делового совета уже реализуют немало. И с Китаем, и с Индией, и с ЮАР, и с Бразилией. Цель – выйти на то, чтобы это сотрудничество носило именно многосторонний характер. Предложения такие от российских компаний постоянно поступают, интерес к этому большой. Могу сказать, что сейчас мы подошли к процессу выработки «дорожной карты» – плана действий. Эта «дорожная карта», практически – план действий по реализации предлагаемых совместных проектов, которые компании наших стран-членов Делового совета готовы осуществлять на многосторонней основе.

Конечно, мы считаем, очень важными для начала функционирования любого проекта, который может охватывать и инфраструктуру, и машиностроение, и горнодобычу, и другие отрасли, вопросы кредитования. Они – через банк развития БРИКС – становятся приоритетными.

- Вы назвали те направления, по которым уже есть предварительные договоренности?

- Такие предложения от российской части Делового совета поступили. Они составляют основу «дорожной карты». И, видимо, как элемент решений Делового совета БРИКС, эта «дорожная карта» будет одобрена. После того, как на саммите БРИКС в Уфе в июле нынешнего года будет принята Стратегия экономического сотрудничества стран БРИКС.

- Насколько я понимаю, в Уфе, в рамках саммита будет проведен и Деловой совет БРИКС?

- Да, планируется заседание Делового совета, и мы к этой встрече готовимся. Естественно, мы перед лидерами стран БРИКС должны будем отчитаться о проделанной работе. И ещё есть предложения о том, чтобы представить на саммит документ, который бы был посвящен сотрудничеству как в рамках Делового совета, так и тому, что касается инвестиционной составляющей. Это – очень важная часть нашей работы.

 

 

 

Не менее важная составная часть, которая по ходу работы высветилась – это препятствия и барьеры, которые мешают развитию как двусторонних, так и многосторонних связей. Наши страны сталкиваются с такими проблемами, как, например, выдача виз для представителей бизнеса. Вот такой вопрос возник у наших китайских партнеров, направлявшихся в Бразилию. В конце концов, его быстро урегулировали.

- Так получается, что Бразилия не каждому китайскому гражданину визу дает?

- Во всяком случае, Российская Федерация достигла с Бразилией договоренности о безвизовом режиме.

Более существенная проблема – различия технических стандартов. Это – большая тема, которую нельзя решить одномоментно. Понятно, что, например, поставка комплектующих для машин и оборудования всегда будет упираться именно в это. Так что, будем над этим вопросом работать, будем выявлять проблемы «точечно». Речь не идет о какой-то «унификации» – однако, речь о «гармонизации» мы вести должны.

- Кто будет присутствовать в Уфе на саммите от Делового совета БРИКС?

- В Деловой совет входят, как я уже сказал, только по пять представителей бизнеса стран-членов БРИКС. В период саммита, конечно, большие делегации предпринимателей от стран-участниц сложно принять с точки зрения логистики и мер безопасности. Поэтому в Уфе будет только заседание Делового совета в его классическом составе – по пять человек от каждой страны.

Но есть другая форма для этой работы. Традиционно страна-председатель проводит широкий бизнес-форум. И эта площадка дает возможность участия любому бизнесмену, который, например, ищет контактов со своими потенциальными партнерами из стран БРИКС. Так что бизнес-форум БРИКС мы проводим в рамках Санкт-Петербургского международного экономического форума в июне 2015 года. И там уже будут присутствовать все, кто заинтересован в развитии контактов в рамках БРИКС.

Причем, на площадке Санкт-Петербургского форума мы проведем заседание не только Делового совета БРИКС, но и Делового совета ШОС (Шанхайской организации сотрудничества). Там будут и страны-члены ШОС, которые собирают также в Уфе на свой саммит в июле 2015 года. И те страны, которые с ШОС сотрудничают. И те, которые могут войти в состав организации уже этим летом. Речь идет и об Индии, и о Пакистане, и об Иране.

- А европейцы могут там появиться – в рамках этих контактов? Если бы не было санкций, они бы имели право участвовать в переговорах участников Деловых советов?

- Что касается бизнес-форумов, это – открытая площадка. И, например, даже если там будут американские компании, мы будем рады их видеть. Почему нет? Они могут быть инвесторами, например. Знаю, что уже некоторые из них проявляют интерес к инвестициям в российскую экономику.

Поэтому разговор о том, что «Россию надо, дескать, изолировать», это – абсолютно несостоятельный тезис. А такое широкое участие в мероприятиях, о которых мы говорим, показывает, что интерес к сотрудничеству с Россией и в двустороннем, и многостороннем формате сохранен.

Версия для печати