«Добровольцы» на Украине – индикатор локального конфликта с глобальным контекстом

11:25 13.03.2015 Дмитрий Бабич, журналист-международник


Война на Украине приобретает черты «гражданской войны с глобальным контекстом» - наподобие войны в Испании 1936-1939 годов или нескольких вооруженных конфликтов в Афганистане в 1979-2015 гг. Во всех этих случаях речь идет не о локальных гражданских конфликтах во имя «местных» интересов. Во всех этих случаях гражданские войны становились местным выражением идеологических коллизий мирового масштаба. Между нацизмом и левыми силами – в Испании, между поднимающимся воинствующим исламизмом и европеизированной частью мира – в Афганистане (сначала в роли «европеизатора» выступал Советский Союз, потом – западное сообщество наций, но ответ исламистов на оба этих вызова был одинаковым). Недаром в обеих этих войнах участвовали тысячи добровольцев из-за рубежа.

Конфликт на Украине тоже оказался местным выражением мощных мировых коллизий, он заставил мобилизоваться людей, явно далеких от российско-украинских противоречий. Об этом говорят сообщения от очевидцев о «нескольких сотнях» добровольцев из западных стран, сражающихся на стороне ДНР и ЛНР. Сравнимые (если не большие) контингенты западных добровольцев (а теперь еще и американских и британских инструкторов) действуют на стороне киевского режима. Об этом в частности, рассказала испанская El Pais, приводящая слова некоторых из восьми арестованных испанских «интербригадистов» из возглавлявшегося прежде Стрелковым батальона «Восток».  «Их там были целые сотни, из разных стран, больше всего из Сербии и Франции»,- цитирует издание показания арестованных добровольцев, не получивших за участие в войне ничего, кроме кормежки и крыши над головой (даже авиабилеты до Киева и до Москвы испанцам пришлось оплачивать самим).

http://politica.elpais.com/politica/2015/02/27/actualidad/1425044924_696253.html

Трудно поверить, что жителей Мадрида и Барселоны мог за живое задеть вопрос о статусе русского языка на Украине. Жалость к убиваемому населению тоже не является главным фактором – конфликты в Югославии иди Карабахе были еще более кровавыми. Но ни в одной из войн на постсоветском пространстве и Балканах после 1991 года войн добровольцы из дальнего зарубежья не засветились в таком количестве, как в украинской войне. Иностранцы в них участвовали, но в основном это были соседи, имевшие основания без всяких там идеологий поддержать этнически близкую сторону конфликта. В молдавско-приднестровском конфликте участвовали россияне (из соображений солидарности со славянским Приднестровьем), в грузино-абхазской войне абхазов поддержали другие народности Северного Кавказа – опять же из симпатий по этническому и языковому принципу. Карабахская война в целом не пробудила граждан других стран ни к какой активной деятельности  – за исключением армянской и азербайджанской диаспор за рубежом. Что же такое важное для мира стоит на кону в украинской войне, что люди оставляют работу и безопасность ради риска и страданий? Какие ценности защищают иностранные бойцы, сражающиеся за свободу Донбасса от нового киевского режима?

Возможно, сам того не желая, ответ на этот вопрос дал польский министр иностранных дел Схетына, заявивший в интервью, что помощь новому киевскому режиму и санкции против России являются «символом солидарности Запада» и что они показывают – «совместные действия свободного мира еще возможны… причем участвуют в них не только члены ЕС».

http://www.nzz.ch/international/europa/fuer-staerkere-nato-praesenz-an-der-ostflanke-1.18495346?extcid=Newsletter_05032015_Top-News_am_Morgen

Вот этим-то «совместным действиям» Запада и пытаются столь же совместно противостоять добровольцы из стран ЕС в ДНР и ЛНР. Они противостоят не великой европейской культуре, а экспансии все более закрытых и безальтернативных ИНСТИТУТОВ Запада, подминающих под себя суверенитет многих стран Европы, а теперь и Украины. Эти институты (прежде всего НАТО, но порой не меньший энтузиазм проявляют и Европарламент, и Еврокомиссия) имеют своей конечной целью ликвидацию российского суверенитета.  Национальный состав западных добровольцев объясняется тем, что особенно болезненно потерю самостоятельности своих стран ощущают в странах – «донорах» добровольцев, то есть во Франции, Испании и в Сербии, управляемой ориентированным на ЕС правительством. Причем в отстаивании суверенитета европейских государств согласны и интербригадисты левые, и интербригадисты правые: без суверенитета невозможны ни близкие сердцу левых программы помощи малоимущим, ни поднимаемая на щит правыми культурная самобытность.

Как когда-то в Испании столкнулись нацизм и альянс левых (социалистов и коммунистов), так теперь на Украине глобалистский проект сталкивается со сторонниками национального суверенитета и ТРАДИЦИОННЫХ европейских ценностей (причем сохранение уважительного диалога с Россией как с европейской страной – часть этих самых европейских ценностей, и очень давняя). Жестокость войны стала отражением остроты этого конфликта. И неслучайно арестованные в Испании добровольцы Рафаэль Муньос Перес и Анхель Давилла-Рибас (оба молодые люди с возрастом едва за двадцать) фотографировались в Донбассе с флагом сражавшегося против Франко республиканского правительства Испании 1936-1939 гг.

Так же, как и в случае с испанской гражданской войной, одна из сторон (как когда-то фашистские Германия и Италия) помогает своим клиентам на Украине открыто, а современные «интербригадисты» вынуждены скрываться (арест испанской «восьмерки» подал сигнал всей Европе). И, судя по интервью европейских чиновников, любое окончание конфликта на Украине не отменит отмеченную еще американским исследователем Сэмюелом Чарапом главную коллизию отношений между Россией и Западом. Вот она, эта коллизия, ставшая главной причиной украинской войны: нерешенным остается вопрос о том, до каких пределов в Европе может расширяться зона неограниченного влияния Запада и какими средствами эта зона может двигать себя дальше на восток? 

В том же интервью польский министр Схетына отмечает, что всего полтора года назад в Польше действовал лишь десяток советников и инструкторов НАТО, а «сейчас их многие сотни»; отмечает он и тот факт, что принятое на саммите НАТО в Ньюпорте решение о создании корпуса быстрого реагирования – лишь первый шаг к созданию системы опорных пунктов по периметру российских границ, включая и российско-польский участок границы. Площадка для нового конфликта создается широкая. По сравнению с ним война на Украине может выглядеть столь же карликовой, какой теперь там видится испанская война 1936-1939 гг. по сравнению со второй мировой.

Версия для печати