Правда о детстве, которого не было

16:06 04.03.2015 Елизавета Перетолчина, журналист


В этом году Россия торжественно отмечает 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Ветераны, труженики тыла, узники концентрационных лагерей – это те люди, которых коснулась ужасная война. Горькая правда состоит в том, что среди них было очень много детей. Огромное количество ребят разных возрастов увезли с их родной земли в фашистские концлагеря. Одни навсегда остались на чужбине за колючей проволокой, другие выжили и готовы рассказывать истину о тех страшных событиях.

Всем нам необходимо знать правду из первых уст. В связи с непростой обстановкой в мире, многие высокопоставленные политики иностранных государств пытаются исказить историю нашей страны. Например, премьер-министр Украины Арсений Яценюк обвинил Россию в наступлении советских войск на территорию Германии и Украины во время Второй мировой войны. А министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына выступил с заявлением, что освобождение Освенцима принадлежит украинскому государству. Затем предложил праздновать окончание войны не в столице России, а в Лондоне или Берлине. Задача каждого живущего сейчас человека - донести не искаженную истину до молодого поколения.

Нам удалось лично побеседовать с бывшей малолетней узницей одного известного фашистского концлагеря - Дючковой Жанной Александровной. В настоящее время женщина проживает в Усть-Илимске Иркутской области. Однако родилась она не в Сибири, а в городе Горки Могилёвской области. Родители - Александр Павлович, инженер-химик и Татьяна Григорьевна, работница столовой были счастливы и строили планы на будущее. Они воспитывали любимых дочерей Лизу и Жанну, занимались хозяйством, жили обычной человеческой жизнью, не подозревая, что их ждёт впереди и какая страшная угроза надвигается на всю страну.

«В самом начале войны добровольцем на фронт ушёл отец. Больше мы его никогда не видели, погиб», - с тяжелым вздохом проговаривает Жанна Александровна. Ей не было и четырёх лет, но она отчетливо помнит, как в их доме появились «огромные мужики в форме с бляхами на груди» и велели срочно собирать вещи. Людям говорили, что их везут «на поселение» в другие места, на самом же деле - отправляли в концентрационные лагеря.

Так, в 1942 году в Освенцим попала и Татьяна Григорьевна с двумя малолетними дочками на руках. Жанна Александровна с ужасом вспоминает переезды из барака в барак и отдельные моменты из жизни в лагере. «Постоянно мы с сестрой и мальчиком по имени Митька сидели, закрытые соломой, и не то чтобы разговаривать, мы пошелохнуться боялись. Мама зарывала наши локти и коленки, они видимо торчали из сена. Поднимались только тогда, когда нам приносили еду». После этих слов в памяти бывшей узницы всплывает страшная сцена: «Однажды у мальчика сдали нервы,  он устроил истерику, не захотел прятаться в соломе, в этот момент зашли конвоиры и расстреляли  Митьку и его бабушку».

Жанна Александровна помнит убийства, невыносимый голод и страшную ночь побега из концлагеря, когда им помог один из охранников. До сих пор остаётся неизвестным и непонятным, что заставило его рисковать: любовь к детям или ненависть к фашизму? Однако он сделал это, спас нескольких человек от гибели.  Жанна Дючкова рассказывает: «Нас с сестрой мама быстренько собрала. С нами бежала тетя Люда с маленьким ребенком и еще несколько человек. Детей перекинули через снежные насыпи, а взрослые скатывались по ним вниз. Там нас ждали повозки с лошадьми. У тети Люды заплакал ребенок, от страха она чуть не задушила его собственными руками, ведь он своим криком мог всех выдать. Успокоился он лишь тогда, когда мать дала ему грудь». В итоге все смогли остаться незамеченными.

После побега они с матерью и сестрой долго прятались в домах поляков. Бывшая узница вспоминает одну из семей, которая приютила и спасла их. Фашисты по доносу пришли обыскивать дома. Девочек переодели, выдали за своих дочерей, а Татьяну Григорьевну спрятали. Не найдя беглых, расстреляли хозяйку, а потом и главу семейства на глазах у детей. Позже, Жанну захотела удочерить другая польская семья. Татьяна Григорьевна, подумав, решила, что таким образом есть реальный шанс спасти младшей дочери жизнь. Рыдая от душевной боли, страдающая женщина дала согласие, а сама, забрав с собой старшую Лизу, ушла в лес. Но на другой день мать вернулась со словами: «Умирать, так всем вместе», забрала девочку. Не успели они пройти и пятисот метров, как раздался сильный взрыв: на дом, в котором должна была остаться жить Жанна, упала бомба. Сейчас она говорит, что не пришло еще тогда ее время умирать.

Вскоре наступило затишье, Жанна Александровна вместе с мамой и старшей сестрой жили, работали у пана Стахо. В 1945 году территория Польши была полностью освобождена Советской Армией и частями Войска Польского. «Утром раздался какой-то сильный грохот на улице. Это были советские танки. Все ликовали, были по-настоящему счастливы, веселились, обнимались и целовались», – вспоминает Жанна Александровна.

После освобождения Дючковы переехали в Варшаву. Там они страшно голодали, мать заболела и попала в больницу, а девочек отдали в детский дом. Разлука длилась больше года. Жанна Александровна рассказывает: «Сестра собирала маме еду, в мешочек мы клали половинку пряничка, недоеденные кусочки хлеба и что-то еще, очень ждали ее возвращения». Когда Татьяну Григорьевну выписали из больницы, она забрала детей и переехала с ними в поселок Таварковский. Там ей  предоставили барак и работу сторожем. «После всего пережитого с матерью часто случалась истерика, она рвала все белое, что попадалось ей в руки. Просто сходила с ума, ведь невозможно забыть весь пережитый ужас в застенках концлагеря», - поясняет Жанна Дючкова. Страшное время пребывания в концлагере мама велела дочерям вычеркнуть из памяти, так как люди, которые были там, долгое время находились под надзором и подозрением. Лишь в 1991 году Жанна Александровна, нарушив наказ матери, почти первой в городе Усть-Илимске заявила о себе.

Эта удивительная женщина уже в мирное время получила музыкальное образование, замечательно играет на баяне. Работала в средней школе учителем музыки. К сожалению, семейная жизнь у неё не сложилась, мужа и детей нет, но есть огромное богатство - это её доброта. Несмотря на все тяготы жизни, она не огрубела, не разочаровалась, не замкнулась. Наоборот, стала открытым, добрейшим человеком, любящим и ценящим жизнь.

Конечно, бывшим узникам больно вспоминать, что они пережили в то непростое время. Однако забыть о том, как выжили, они не смогут никогда. Поэтому развивают диалог между поколениями, делятся своими мыслями и мечтают, чтобы такое никогда не повторилось.

Версия для печати