Саудия на пороге новой Эпохи

11:53 10.02.2015 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Столица – Эр-Рияд.

Фото cdn.sabq.org

 

Эта сага могла быть короткой. Но – стала достаточно длинной. Главная причина в том, что переход власти в Саудовской Аравии произошел в такой период мировой Истории, что внешние факторы не могут не оказать влияние на то, как новый Монарх будет вынужден отстраивать жизнь и политику своего Королевства.

В конце января 2015 года король Саудовской Аравии Абдалла, которому было 90 лет, скончался.

Король Абдалла был сыном первого короля Абдель-Азиза Аль-Сауда, и на трон взошел 1 августа 2005 года после своего брата короля Фахда.

Теперь трон занял следующий сын короля-основателя – Салман бен Абдель-Азиз Аль-Сауд.

 

 

Фото saudia-press.com

 

Наследником престола стал принц Мукрин ибн Абдель-Азиз Аль-Сауд.

 

 

Фото saudia-press.com

 

Нынешний Монарх – 25-й сын короля Абдель-Азиза родился в 1935 году. Был доверенным советником короля Фахда. До последнего времени Салман занимал должность министра обороны страны и уже несколько месяцев возглавлял заседания правительства в связи с болезнью Монарха. Получив право на наследование престола в 2012 году, он по той же причине представлял короля Абдаллу в заграничных поездках.

До своего избрания наследником престола Салман на протяжении многих лет был главой администрации столицы страны Эр-Рияда. Когда в 1963 году он получил эту должность, в городе проживало около 200 тысяч жителей, сейчас их число впечатляюще увеличилось, составив около 5 миллионов человек. При том, что население всего Королевства – примерно 30 миллионов.

Надо отметить, что траурные мероприятия в связи с кончиной короля Абдаллы были очень представительными. От России в Саудовскую Аравию прилетел выразить соболезнования премьер-министр Дмитрий Медведев.

В первый день траура в Эр-Рияд прибывали исключительно представители мусульманских стран, затем последовали преимущественно визиты от христианских государств.

Вот так выглядел траурный зал:

 

 

Фото metronews.ru

 

Делегацию от Франции возглавил президент Франсуа Олланд.

Что касается США, то поначалу было известно, что представлять их будет вице-президент Джозеф Байден. Однако, сюда приехал, сократив свой официальный визит в Индию на целые сутки, сам Барак Обама с супругой. Последнее обстоятельство было воспринято в Королевстве, мягко говоря, неоднозначно. Там не принято, что женщины присутствуют на публичных мероприятиях да ещё без традиционной местной одежды. Поэтому получился конфуз, который, кстати, может иметь – потому мы здесь об этом и пишем – вполне серьезные последствия для двусторонних отношений. Дипломатия – дипломатией, а нравы – нравами.

Вот как размывало саудовское телевидение присутствие мадам Обамы рядом с мужем в Эр-Рияде:

 

 

Фото islamreview.ru

 

При этом Обама выразил там для себя главное – он подчеркнул, что усопший король Абдалла твердо верил в «важность американо-саудовских отношений, как силы обеспечения стабильности и безопасности на Ближнем Востоке и за его пределами».[1]

Вот сейчас и займемся разбором перспектив нового политического руководства Саудовской Аравии с учетом многих факторов сегодняшнего бурлящего мирового пространства.

Замечу, что в Саудовской Аравии мне в 1999 году пришлось работать над первым документальным фильмом для российского ТВ в составе съемочной группы телеканала ТВЦ. Тогда мы за месяц объехали всю страну – от Абхи на юге до Даммама на северо-востоке. И нас сопровождал сотрудник Министерства информации, который всё время напевал модную в те годы песенку «Don’t worry, Be happy».

 

 

 

Вспоминаю сейчас ту поездку, в том числе, и потому, что рефрен этой песенки стал для меня своеобразным саудовским талисманом, который, возможно, лучше всего отражал в те времена – рубежа Тысячелетий – настрой саудовского общества. Афганская война, куда Бен Ладен привел Саудию (или Саудия с ЦРУ привели Бен Ладена?), осталась в прошлом. Ещё далеко было до 11 сентября 2001 года, когда США сразу обвинили именно «саудовских террористов», но ни на секунду не прекратили сотрудничество с Королевством. И это само по себе вызывает бо-о-ольшие сомнения в причастности малоопытных «арабских пилотов» к исполнению налета на Башни-Близнецы в Нью-Йорке. (Мы подробно разбирали эти дела в статье «Десять лет прошло, но вопросы остаются…»).

Из 1999 года вообще не просматривалась «арабская весна» - пентагоновские стратеги только-только приступали к планированию «демонтажа» почти десятка стран Ближнего Востока.

В общем, о чём грустить: «Don’t worry, Be happy». Вот под этот напев фильм о Саудовской Аравии мы и делали…

И что же мы видим сегодня, спустя каких-то 15 лет после тех телевизионных съемок?

Перед теми, кто насвистывал веселую песенку о том, что «Не надо беспокоиться, а надо быть счастливым», встает сегодня целый комплекс проблем, которые ложатся на плечи нового Монарха Саудии и его окружения. Проблем как внутренних, так и внешних.

Постараемся их назвать, благо, фактов и «информации для размышления» достаточно.

Итак, ключевые проблемы для Саудовской Аравии в 2015 году и на большую перспективу видятся таким образом:

- организация новых принципов передачи власти ради сохранения стабильности в Королевстве;

- поддержание имеющегося уровня жизни населения в ситуации падения цен на нефть и вызванных этим «бюджетных маневров»;

- соперничество с Ираном на фоне возможных проблем с шиитским населением в самой Саудовской Аравии;

- угроза со стороны Исламского государства (ИГИЛ), лидеры которого открыто заявляют о намерении «освободить священные города – Мекку и Медину», находящиеся на территории Королевства;

- появление шиитской власти в Йемене, на южных границах Королевства;

- осложнение отношений с Соединенными Штатами, в том числе, и в связи с обвинениями в адрес Саудии о «подрыве сланцевой революции» США;

- выработка новой политики СА в отношении Сирии после того, как рухнули попытки свергнуть Асада…

Специально ставлю многоточие, демонстрируя этим возможность расширения списка проблем ещё немалым числом пунктов.

Кто бы мог в 1999 году подумать, что сегодня вот так: всё, и сразу! И где теперь это «Don’t worry, Be happy»?

Попробуем разбираться по порядку.

 

Организация новых принципов передачи власти ради сохранения и стабильности в Королевстве.

Дело в том, что в Королевстве власть до сих пор передавалась от одного сына короля Абдель-Азиза Аль-Сауда к другому уже несколько десятков лет.

Сейчас в большой семье насчитывается несколько сот принцев и принцесс, и им надо решать – естественно, принцам, – проблему дальнейшей передачи власти. Практически все сыновья основателя государства и первого правителя уже ушли из жизни, а несколько живущих достигли весьма почтенного возраста. Далее – более молодое поколение (хотя, тоже не мальчики – многим внукам Абдель-Азиза далеко за 60), но оно столь многочисленно… А закона о передачи власти от последнего сына короля-основателя нет.

Вот что пишет по этому поводу в «Новом Восточном Обозрении» Виктор Михин: «Влияние членов королевской фамилии определяется, прежде всего, принадлежностью к конкретному семейному клану, члены которого связаны друг с другом отношениями близкого родства (чаще всего это родные братья и дядья по матери). При этом они широко используют внутриклановую солидарность и оказывают взаимную поддержку в получении государственных постов и упрочении своего положения во властных структурах.

Наиболее значимым кланом семейства Аль-Сауд является Судейри. Определенным противовесом влиянию Судейри в правящем семействе и государстве служит клан Сунайян в составе братьев – сыновей бывшего короля Фейсала.

В правящей семье Саудов нарастает напряжение и ширятся противоречия, поскольку молодое поколение больше не хочет жить по нормам XVIII века».[2]

Эту ситуацию разбирает и эксперт Владимир Алексеев:[3]

«В Саудовской Аравии много других кланов и семей, по происхождению не менее благородных, чем Аль-Сауды, которые хотели бы восстановить хотя бы часть утраченных прав...

В любом случае, править будет последнее поколение сыновей короля-основателя,.. и оно вряд ли пойдет на какие-либо серьезные решения. Его функция будет весьма ограничена – обеспечить преемственность поколений династии Аль-Сауд. Так что существенных позитивных перемен в политике КСА ожидать не стоит. Но это как раз слабое место, так как речь идет о консервации, а не о решении проблем».

Что делать в этой ситуации новому Монарху? Для начала Монарх решил показать власть и сильную руку. Буквально в первые же сутки после вступления на престол он принял несколько громких кадровых решений.

Принц Халид бин Бандар бин Абдуль-Азиз ас-Сауд, руководитель общей разведки и личный друг бывшего президента США Буша, за что был прозван «Бандар Буш», освобожден от занимаемой должности. Он считается архитектором начального этапа войны против Асада в Сирии.

Отправлены в отставку два сына упокоившегося короля Абдаллы – губернатор Мекки принц Мишааль и губернатор Эр-Рияда принц Турки.[4]

Посмотрим за новыми кадровыми решениями – по ним когда-то в советские времена иностранные эксперты искали ответы на вопрос: «Что происходит в советском руководстве, и куда эти перемены могут привести?» Вот ныне те же методы кто-то уже, наверняка, примеряет к новой ситуации в другом районе мира.

Воистину, прав был Екклезиаст: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем».[5]

 

Поддержание имеющегося уровня жизни населения в ситуации падения цен на нефть и вызванных этим «бюджетных маневров».

За последние месяцы цена на нефть – основной потенциал наполнения бюджета Саудовской Аравии – упала более, чем вдвое. Сейчас происходит повышательная «коррекция», кто-то даже говорит «о цене в 200 долларов за баррель», однако, на сегодняшний день Королевство имеет уже большую дыру в бюджете, хотя собственно себестоимость добычи нефти здесь весьма невелика по сравнению с другими регионами мира.

Да, маржа была большая, и сейчас добыча – не в убыток. И все же нефтедолларов в бюджет поступает всё меньше. А население растет. А социальные программы большие. А все привыкли жить неплохо.

Да и фронда может проявиться, и это уже вопрос внутренней безопасности…

Вот правительство Саудовской Аравии обнародовало параметры скорректированного бюджета на 2015 год. Новый бюджет предусматривает, что расходы в 2015 году составят 860 млрд риалов (229 млрд долларов), доходы – 715 млрд риалов (190 млрд долларов). А ведь в бюджет Саудовской Аравии на прошлый, 2014-й, год закладывался доход в размере 1,046 трлн риалов (278 млрд долларов). И 89% доходной части бюджета-2014 составили доходы от продажи нефти.[6]

Да, в стране есть «подушка безопасности» - накопления «на черный день» в объемах примерно 750 миллиардов долларов. При изъятии из этих авуаров темпами по 100-125 млрд долларов в год их хватит на 6-7 лет.

Но вот, что пишет тот же Владимир Алексеев: «Эр-Рияд подвергает себя опасности финансового характера, дальше опуская цены на нефть… А это уже вызывает недовольство других принцев и племенных кланов, которые получают дивиденды от нефтяных доходов».[7]

Почти всё население Аравии тотально зависит от нефти, добываемой в Королевстве. Причём, речь идёт отнюдь не только об товарном и техническом импорте, который покупается на средства, полученные от продажи нефти – вся инфраструктура Саудовской Аравии критически зависит от потребления нефти. В стране нет железных дорог, все перевозки осуществляются автомобильным транспортом, значит, требуется бензин. Генерация электроэнергии в КСА тотально завязана на нефть. Даже системы опреснения морской воды, которые снабжают сельское хозяйство, нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую промышленность, требуют энергии, получаемой из нефти.

Результатом этой структуры экономики является то, что уже сейчас Саудовская Аравия потребляет на внутренние нужды около 2,6 млн баррелей нефти в день из 10 млн добываемых. Душевое же потребление нефти в Саудовской Аравии вообще находится на одном из самых высоких мест в мире и имеет тенденцию к постоянному росту.[8]

При этом Королевство может ещё балансировать на уровне добычи в 10 миллионов баррелей в день, но шаг за шагом переходит к нефти всё менее качественной и более дорогой в плане себестоимости добычи.[9]

Все это означает, что низкие цены на нефть, продержись они достаточно долгое время, будут бить не только по России, не только по сланцевым проектам в США, не только по Венесуэле и Ирану. Они будут – возможно, впервые (!) – бить по самой Саудовской Аравии. Тем более что пока так и не прояснен окончательно вопрос: есть ли за падением на нефть злая чья-то воля, либо это падение – прямое следствие остывания мировой экономики в период углубления кризиса?

На это всё уже накладывается неожиданное решение Китая сокращать закупки нефти в Саудии. А это – миллиарды и миллиарды долларов! Вот недавние данные: Китай снизил покупку нефти из Саудовской Аравии на 8%, из Венесуэлы – на 11%. Доля Саудовской Аравии на нефтерынке Китая сократилась по сравнению с 2013 годом с 19% до 16%, а доля России – выросла с 9% до 11%.

Положение Саудовской Аравии теперь становится неясным, поскольку США также снизили зависимость от импорта нефти за счет собственного бума добычи.

У Саудовской Аравии пока остается рынок Азии, куда поставляется примерно 70% саудовской нефти. И в 2014 году Саудовская Аравия значительно снизила цены для азиатских покупателей, чтобы удержать этот рынок, отмечает «Wall Street Journal».[10]

Казалось бы – Китай меняет поставщика. Рынок, понимаешь. Что здесь этакого? Ан, нет! Проблема глубже и интереснее. Саудиты могут просто попасть под каток Истории, который поехал в сторону… нефтедоллара.

Да-да, любимое детище Генри Киссинджера и Короля Саудии – нефтедоллар – превращается для СА из «блага» в «проклятие»!

«За последние два года, Саудовская Аравия стабильно теряла свою долю китайского рынка в пользу России. Сейчас потеряет намного больше… Если сопоставить это с решением Ирана и увеличением российских поставок, то мы имеем перед собой появление огромного рынка нефтепродуктов, где расчетной единицей является не доллар!», пишет один из экспертов.[11]

В разговоре главного редактора «The National Interest» Гарри Казианиса с Иэном Бреммером, доктором политических наук Стэнфордского университета, сказано было следующее. Очень показательно!

«Казианис: Ещё одна страна, которая, несомненно, ощущает воздействие низких цен на нефть – Саудовская Аравия. Кажется, что она приняла сознательное решение оставить добычу нефти на прежнем уровне, некоторые полагают, что доля на рынке и попытка покончить с американской сланцевой революцией в энергетике – лучшая игра на длительную перспективу. По вашему мнению, какова саудовская стратегия, когда речь идёт о том, чтобы не сокращать добычу нефти и решить проблему с низкими ценами на нефть? Как долго они могут придерживаться этой стратегии?

Бреммер: Что касается саудитов, я думаю, это стратегия «придушить, но не убить». Они не хотят проблем с бюджетом, удерживая цены столь низкими продолжительный период времени, – вместо этого они просто хотят заморозить ход сланцевой игры в Соединённых Штатах. Здесь для саудитов – дополнительный бонус. Более низкие цены на нефть могут «подпалить» Эр-Рияд, но они «поджаривают» и некоторых его крупнейших соперников: Иран и Россию. Саудиты имеют резервы, чтобы комфортно пережить бурю ближайшее время.

Однако я также думаю, что саудиты удивлены тем, что цены на энергоносители упали до сегодняшних уровней… В целом, я ожидаю, что они в итоге несколько сократят добычу, чтобы создать большую стабильность цен».[12]

 

Соперничество с Ираном на фоне возможных проблем с шиитским населением Саудовской Аравии.

«В 2005 году недавно ушедший из жизни король назвал Иран «главным врагом Саудовской Аравии» и «змеей, которой нужно отрубить голову». Существует достаточно много причин, по которым Иран был объявлен противником. Но важнейшая из них состоит в имперской линии Ирана, которую Тегеран проводит через упор на шиизм. Эр-Рияд опасается того, что Иран поднимет восстание среди шиитского населения Саудовской Аравии. И поэтому вероятность существования сильного Ирана — катастрофа для саудитов», пишет турецкая газета «Haberturk».[13] И это – вполне себе рядовое осмысление давнего противостояния Ирана и Саудовской Аравии по оба берега Персидского залива.

Да, две региональные державы – Иран и Саудовская Аравия – разделены здесь и сейчас не только тем, что их правители представляют две ветви Ислама – шиитов и суннитов. И дело не только в том, кто из них намерен стать гегемоном Персидского залива. Их сшибка на юной оконечности Евразии – это голубая мечта Вашингтона, который уже более десяти лет с упорством, достойным иного применения, носится от Корейского полуострова до Украины, поджигаю на своем пути все территории подряд.

Взгляните на карту Евразии – она подожжена по южному периметру с заходом – через Украину – в самую середину Европы!

Полагаю, что в Эр-Рияде и в Тегеране понимают: после поджога Персидского залива их собственными руками восторг Вашингтона будет беспределен – Штаты-то, благодаря распечатке нефтяных резервов, прикрытой «панамой» «сланцевой революции», обеспечат себя нефтью и без услуг Персидских монархий. Следовательно, ныне Саудовская Аравия с её нефтью имеет гораздо меньше значения для американской администрации.

Поэтому саудитам совсем не в масть далее бодаться с Ираном, а нужно, наоборот, искать точки соприкосновения. Хотя бы ради самосохранения. Американцы, ведь, от своих «партнеров» отказываются стремительно и без сожаления! Так что новому Монарху есть, о чем подумать.

Тем более что Королевство уже прямо сегодня попало в «шиитские клещи». На его южных границах шиитские племена, имеющие большие симпатии к шиитскому же Ирану, взяли власть в северо-западной части Йемена.

 

Появление шиитской власти в Йемене, на южных границах Королевства.

У Саудовской монархии вообще сейчас складывается не совсем благоприятная обстановка внутри страны в связи с тем, что мировой кризис во всех его проявлениях играет на «раскачивание лодки». О чем речь? А вот о чем.

Страна состоит из нескольких районов, в каждом из которых имеет преобладание своя специфическая часть населения. Тянулось так почти век, и никто бы не стал обращать внимание на то, что в Недже преобладают ваххабиты, в Хиджазе и на северо-западе – сунниты, в Восточной провинции – шииты, на юге – исмаилиты, на юго-западе – йеменские племена, многие из которых приверженцы шиизма.

Только вот в разгар кризиса, падения доходов от нефти, обострения вопроса о будущем наследнике во власти, да ещё в условиях нарастания всех тех проблем, о которых мы и говорим, вся эта пестрая картина Аравийского полуострова становится не к месту слишком уж многообразной. Надеюсь, я понятно излагаю?

И все это происходит на фоне общего для Ближнего Востока суннито-шиитского обострения. Обострения, о котором ещё лет 10 назад никто и не думал – об этом мне прямо говорили арабские политологи в ходе командировок в страны региона.

И уж если пошли разговоры о возможной фрагментации территории СА, особенно после публикации знаменитых американских карт расчленения региона, то Вы можете себе представить, чем сегодня занимается саудовское руководство у себя дома, в Королевстве?

Вот, кстати, одна из карт полковника Петерса, на которой ясно видно, что в Пентагоновских планах – расчленить многие страны, часть из которых уже попали «под раздачу» (Ливия, Ирак, Сирия, Судан). Среди них и… Саудовская Аравия:

 

 

 

И вот на днях свергнуто правительство Йемена, которое находилось под определенным влиянием Саудовской Аравии. Это правительство стремительно смели отряды шиитов, взявших Сану. Представителям шиитского движения «Ансар Аллах» удалось осуществить практически бескровный переворот в столице Йемена. И уже слышны голоса, что, в первую очередь, этот переворот направлен против Саудовской Аравии.

Как бы то ни было, значение бедного на капиталы и природные ресурсы Йемена прекрасно компенсируется его стратегическим положением (взгляните на карту) – на берегу южной горловины Красного моря, которое выводит на Севере в Суэцкий канал, то есть – на главную мировую торговую артерию! Вот возьмут йемениты и перекроют все поставки саудовской нефти в Европу и США. Вези потом нефть вокруг Африки…

Пролив – дело тонкое…

«Госпереворот в Йемене — это сжимающееся кольцо вокруг Саудовской Аравии», сразу же откликнулся автор портала Imperor.net.[14] 

Так что прямо к своей коронации Монарх получил и головную боль с южным соседом.

 

Угроза со стороны Исламского государства (ИГИЛ), лидеры которого открыто заявляют о намерении «освободить священные города – Мекку и Медину».

Ещё одной прямой и непосредственной угрозой для Саудии является ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта) – продукт совместной работы ЦРУ и саудовских спецслужб, который превратился из «щенка, лижущего руки хозяина», в «волкодава, готовящегося набросится на кормившего в младенчестве хозяина».

Появление на границах СА самопровозглашенного, но от этого не являющегося пустышкой, Халифата – это прямой вызов Королю, который именуется, как «хранитель двух святынь Ислама – Мекки и Медины».

«Когда саудовская элита захочет вернуть цены на комфортные 70-80 долларов за баррель, тут, скорее всего, ЦРУ и Моссад спустят на саудовцев ИГИЛ. Оружием они их (ИГИЛ) сейчас накачали уже под самое горлышко. А самое главное, что население в СА может охотно поддержать боевиков ИГИЛ»,[15] - угрожающе пишет один из экспертов.

Перспектива та ещё... Недаром Саудиты быстро укрепляют свои связи с Египтом, передавая новой египетской власти миллиарды в бюджет для стабилизации положения после эксцессов «арабской весны». В отношении Египта у них явно прослеживается живой интерес по той простой причине, что именно боеспособная армия АРЕ – в случае нападения ИГИЛ – придет на помощь. Другое дело, эта атака Халифата может получить поддержку в границах самой Саудовской Аравии от части её же граждан, но это – уже вопрос для местных силовиков.

 

Осложнение отношений с Соединенными Штатами.

Здесь много интересного проявилось сразу после смены власти в Эр-Рияде. О визите Обамы мы уже упоминали. Теперь другие подробности.

Вот обозреватель Дмитрий Минин пишет, что «на первый взгляд, фигура нового короля очень удобна Вашингтону. Так, в свое время Салман тесно сотрудничал с американцами по вопросам финансирования афганских моджахедов, боровшихся против советских войск.

Тогда же по договорённости с Вашингтоном Саудовская Аравия обрушила мировые цены на нефть, выбросив на рынок большие дополнительные количества этого сырья. Сегодня же король Салман уже объявил, что сокращать производство нефти не будет и бороться за повышение ее цены тоже».[16]

Научный сотрудник Гарвардского университета Леонардо Маугери, который в 2012 году предсказал обвал стоимости нефти, в интервью японскому издание «Nikkei» рассказал следующее:

«Основная цель саудитов заключается в том, чтобы нанести удар по американским сланцевым предприятиям. Некоторые обвиняют США и Саудовскую Аравию в заговоре против России и Ирана, однако, для Саудовской Аравии США тоже враг…

Первоначально Саудовская Аравия рассматривала сланцевую революцию в качестве временного явления, однако, год назад она осознала свою ошибку, поэтому подготовила два сценария. Первый состоит в уменьшении цен на нефть до 60 долларов за баррель. Саудовская Аравия посчитала, что сможет продержаться 4-6 лет, используя валютные резервы. Еще один заключается в цене на нефть, равной 45 долларам за баррель. Они решили, что смогут вести ценовую войну».[17]

И вот в разгар этого – скрытого от глаз мировой общественности, но понятного экспертному сообществу – конфликта Барак Обама свернул свой визит в Индию, где он, как утверждают, много не добился, и примчался на траурные мероприятия в Саудовскую Аравию, для которой, если полностью довериться мнению человека из Гарварда, «США – тоже враг».

Если принять эту гипотезу за реальность, то ясно, почему Обама так торопился в Эр-Рияд и даже оттеснил своего вице-президента, который и должен был там присутствовать. И с чем Обама мог приехать, с какими идеями?

Как предполагают некоторые аналитики,[18] он мог бы сделать сильный ход. Например, пообещав саудитам – в обмен договоренности «по нефти» - «навести порядок на их границах», включая границу с Йеменом и северную границу, где уже нарисовался ИГИЛ. Но, выслушав президента США, новый король Саудовской Аравии Салман ибн Абдель Азиз спокойно заявил: его страна будет придерживаться своей прежней политики в сфере энергетики. То есть, ещё, как минимум, несколько месяцев мир будет жить при дешевой нефти – что в равной степени бьет и по Америке, и по России. При этом есть одна важная деталь – американской сланцевой отрасли это грозит крахом.

Никаких документальных договоренностей по итогам визита Обамы в Саудовскую Аравию не было, да и быть не могло. Местная внешняя политика – вещь крайне закрытая. Так что, лучше всего об эффективности визита Барака Обамы к саудитам говорит сама цена на «черное золото» – она до сих пор в районе 50-60 долларов за баррель. А Штатам для сланцев надо бы 70-80…

Так что, в связке США – Саудовская Аравия кипят страсти.

«Саудовский король и его окружение глубоко разочарованы отходом Вашингтона от того стратегического курса, который вот уже 70 лет связывает обе страны. Можно напомнить, что 14 февраля 1945 года, в конце Второй мировой войны, на борту корабля американского флота USS «Quincy» состоялась историческая встреча. Президент США Франклин Рузвельт подписал договор с королем Саудовской Аравии Абдель-Азизом Аль-Саудом, по которому Америка гарантировала неизменную поддержку саудовской королевской семье и нефтяной компании «Aramco», пока те обеспечивают бесперебойные поставки черного золота в США.

Эти отношения сохранились десятилетиями. Но сейчас Вашингтон, похоже, стал отходить от безусловной поддержки Эр-Рияда», отмечает цитируемый выше Виктор Михин.[19]

Причем, происходит это столь демонстративно, что впору ставить вопрос о том, не превратится ли американо-саудовские разногласия в нечто большее?

Вот, не прошло и нескольких суток после визита Обамы в Саудовскую Аравию, а «New York Times» опубликовала 3 февраля – полагаете случайно? – статью с информацией о показаниях Закарии Мусауи, которого в США считают одним из участников подготовки терактов 11 сентября 2001 года.

Этот Закария Мусауи, боевик группировки «Аль-Каида», который отбывает пожизненный срок в тюрьме США, вдруг (!) – его осенило именно после прихода нового саудовского короля? – дал показания, заявив, что «принцы Саудовской Аравии с начала 90-х гг. являются одними из главных спонсоров террористической организации».[20]

Этакий «подарочек» к коронации нового Монарха…

«Высокие отношения!» (с)

 

Выработка новой политики в отношении Сирии после того, как рухнули попытки СА свергнуть Асада.

А вот здесь – сплошные вопросы.

Пока из проявленного – отставка принца «Бандара Буша», который занимался на посту шефа общей разведки раскачкой Сирии. Вероятно, он же приложил руку и к созданию ИГИЛ при участии ЦРУ.

Остальное – в тумане.

И не факт, что именно сирийское направление будет для нового Монарха приоритетным – дома и на собственных границах полно забот…

 

Итак, Саудовская Аравия вступает в новую Эпоху своей жизни.

Мы постарались обозначить ключевые проблемы, с которыми уже сталкивается монархия.

На беду саудитам, их неприятности усиливаются общим мировым экономическим и уже политическим кризисом – США старательно отрабатывают свои программу по хаотизации пространств Евразии, и государствам Персидского залива в стороне от этих процессов не отсидеться.

Что можно было бы пожелать новому Монарху и стране, где довелось побывать – до сих пор звучит в памяти веселый мотивчик: «Don’t worry, Be happy»?

Вот что.

А не задуматься ли новому руководству Саудовской Аравии о том, что скоро – очень скоро во весь рост встанет в Азии проблема создания системы коллективной безопасности?

И в ней Королевству непременно найдется место, рядом, между прочим, со своими соседями, которые пока так беспокоят Эр-Рияд.

 



[7] Там же

Ключевые слова: нефть Иран Саудовская Аравия геополитика монархия ИГИЛ Йемен

Версия для печати