Сергей Лавров: «Самой насущной необходимостью является запуск прямого общеукраинского диалога»

09:42 22.01.2015 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото «Российская газета»

21 января состоялась большая пресс-конференция Министра иностранных дел России Сергея Лаврова.[i] Среди многочисленных вопросов, поднятых журналистами разных стран, на которые они получили ответы от главы МИД РФ, хотелось бы – в этом материале – обратить внимание на две темы, которые за последнее время стали центральными. Это – тема ближневосточного конфликта, в который уже втянулись многие страны региона. А также тема, которая год назад на такой же пресс-конференции Министра не была столь громкой и больной, как сегодня, – Украина.

Мы постараемся выделить из этого разговора с прессой наиболее важные, ударные, если хотите, эпизоды.

Об Украине говорили очень многие. События на Ближнем Востоке также активно обсуждались. Начнем по нарастающей – с Ближнего Востока к Украине.

Во вступительном слове Министр обратил внимание на следующее:

«Ситуация была (в 2014 году) более сложной, чем в предыдущие годы – к хроническим конфликтам, которые давно уже тлели и горели, добавились новые опасные очаги напряженности. Особое беспокойство вызывает ситуация на Ближнем Востоке и в Северной Африке, нарастание в регионе угроз со стороны сил экстремизма и терроризма, которые выплескиваются за его пределы и на которые Россия давно обращала внимание своих партнеров.

Мы исходим из того, что все события последних лет убедительно говорят о том, что решения проблем глобальной безопасности и стабильности можно добиться только сообща. Налаживанию совместных солидарных действий мирового сообщества препятствует ряд негативных тенденций».

И здесь же вывод – «прежде всего, отмечу фундаментальные противоречия между объективным процессом рассредоточения глобальной мощи, процессом формирования более демократического полицентричного мироустройства, с одной стороны, и настойчивыми попытками «исторического Запада» любой ценой удержать лидерство в мировых делах, навязать, в том числе, и силовым путем, свои подходы и ценности остальным участникам международных отношений – с другой».

Сказано, как минимум, недвусмысленно. И трактовать эту позицию наши западные партнеры по-иному вряд ли смогут. Хотя они ещё и не на то горазды…

А что делаем мы? Вот что по этому поводу говорит Министр:

«Россия самым активным образом старалась содействовать урегулированию различных конфликтных ситуаций.

При непосредственном участии нашей страны удалось успешно завершить химическую демилитаризацию Сирии – была такая совместная российско-американская инициатива, показывающая, что, когда руководствуешься базовыми интересами, а не конъюнктурными соображениями, вполне возможно переступать через себя и находить пути для плодотворного взаимодействия.

Предпринимали последовательные усилия в интересах содействия политическому урегулированию внутрисирийского кризиса через создание условий для прямого диалога между представителями сирийского правительства и всеми значимыми оппозиционными группами».

Со дня на день в Москве планируются переговоры по сирийскому урегулированию с участием представителей сирийского правительства и сирийской оппозиции, правда, по предварительным данным, без той части оппозиции, которая «завязана» на чужие деньги, которые ей платят ради свержения Асада.

«В уходящем году главную угрозу региону Ближнего Востока и Севера Африки (БВСА) представляло «Исламское государство». Рассматриваем противодействие терроризму в качестве одного из главных приоритетов нашей деятельности. Мы предложили провести под эгидой СБ ООН комплексный анализ угроз на пространстве БВСА во всей их совокупности. Нам никто не возражал», заявил Сергей Лавров.

Вокруг ИГ уже создано слишком много мифов. В том числе, и медийных. Возможно, названная инициатива России поможет разобраться – где здесь реальность, а где пропагандистская завеса. Разобраться в том, кто стоит за ИГ. А то слишком много сомнений, с чьей подачи запущен этот проект, который претендует заменить в информационном поле западных стран образ «великого и ужасного» агента ЦРУ Бен Ладена… То есть, ИЛ, по факту, - существует. Угрозу он несет. Но… его генезис вызывает большие вопросы: Кто и кем поставлен у руля ИГ? Откуда у ИГ появилось самое современное американское вооружение? Кто «сдал» бойцам ИГ – без боя – банки с горой наличности? Кто закупает у ИГ нефть по 25-30 долларов за баррель, и куда эта нефть идет – не ведрами же её таскают, а тоннами?!

Так что с ИГ и его покровителями ещё разбираться и разбираться... Согласятся ли на «разбор полетов» некоторые страны, которые, как можно предположить, стояли у истоков создания этой – заменившей собой Бен Ладена и Ко – более мощной силы? Иные времена – иные действующие лица. Хотя смысл их активности уже понятен, а сроки существования примерно определены их кураторами, которые и «запустили» этот новый проект в «мягкое подбрюшье» Евразии…

Министр во вступительном слове сказал и об иранской проблеме: «Российские усилия в рамках «шестерки» способствовали прогрессу в урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы. Несмотря на сохраняющиеся сложности, работа продолжается. У нас есть все основания рассчитывать на результат».

Потом, в ходе пресс-конференции, Сергея Лаврова попросили более подробно рассказать о сегодняшних отношениях России и Ирана, и вот что он, в частности, ответил:

«…Прогресс есть, и он подтверждает, что когда все ключевые «игроки» начинают руководствоваться реальными интересами, интересами преодоления реальных проблем, то всегда можно договариваться и двигаться вперед… Согласованы все вопросы, подлежащие окончательному утверждению, намечен вектор движения практически по каждому из них. Сейчас во многом дело за тем, чтобы окончательно принять политическую рамочную договоренность для решения технических задач, которых там немало, учитывая предмет дискуссий…

Иран – крупная держава с богатой историей, без участия которой невозможно долгосрочное устойчивое решение проблем региона, включая сирийскую, иракскую и афганскую. Чем скорее это осознают другие участники процессов вокруг этих стран и, в целом, в регионе, будут руководствоваться соображениями прагматизма и максимальной эффективности, а не идеологизированными подходами, тем полезнее будет для наших общих усилий по стабилизации обстановки в этом важном районе мира».

Сергей Лавров красиво возвращает «партнерам» тезис об «идеологизированных подходах» - именно тот тезис, который они день за днем обрушивали на Москву в советские времена. Теперь настал наш черед указать «партнерам», что они – «сегодняшние» ничуть не отличаются от нас – «прошлых». Но мы-то уже отказались из «идеологизированных походов» в пользу прагматики и вряд ли собираемся к ним возвращаться: да и зачем, к кому? Только посмотрите, каким языком говорят о России бывшие члены СЭВ и Варшавского договора, и вам станет ясно, что Россия уже сделала соответствующие выводы относительно политических качеств этих бывших союзников…

Так вот, ныне и перед западными «партнерами» открывается перспектива узнать, куда может завести политика и практика «идеологизированных походов». Мы это уже проходили…

Журналисты также спрашивали о сирийском конфликте. В частности, вот о чем: «…Предстоящая в Москве встреча по Сирии не по душе некоторым региональным и международным «игрокам», хотя не всегда об этом говорят вслух. Вы сами, г-н Министр, неделю назад заявили, что те, кто не будут участвовать в этом мероприятии, потеряют свои позиции во всем переговорном процессе. С Вами согласен Министр иностранных дел Сирии В.Муаллем, который вчера вечером заявил, что если США хотят бороться с террористами из «Исламского государства» («ИГ»), то они должны сотрудничать с сирийской армией. Но они вместо этого продолжают подготовку вооруженных боевиков против Сирии. Хотел бы узнать Вашу точку зрения по всем аспектам сирийского кризиса».

Сергей Лавров ответил так: «Вы знаете нашу позицию, мы очень подробно ее излагаем. Президент России В.В.Путин регулярно обращается к этой теме. Главное – растущая убежденность, в том числе на Западе, что политический процесс неизбежен. И, что особенно важно, сейчас задача номер один – борьба с «ИГ».

Мы давно говорили, что искоренение терроризма, недопущение превращения Сирии в террористическое государство и реализации планов по созданию «халифата» в этом регионе являются неизмеримо более важными задачами, чем смена режима и создание какого-то органа лишь бы только объявить, что “Президент Сирии Б.Ассад ушел”».

Министр напомнил при этом факт, о котором западная пресса вообще «забыла», а ведь этот факт лучше всего демонстрирует позиции, в том числе, и западных лидеров по сирийскому вопросу:

«…В июне 2013 года на саммите «восьмерки» в Лох-Эрне единогласно было записано, что её лидеры призывают Правительство Сирии и оппозицию объединить усилия в борьбе с терроризмом. Тогда еще не было «Исламского государства». Призыв «восьмерки» не был обставлен условиями, что кто-то должен уйти со своего поста, а кто-то должен его заменить. Абсолютно без всяких условий...»

К этому можно добавить, что инициатором того заявления был – на секундочку – премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Но потом все участники дружно (кроме Москвы!) стали эту позицию саммита G8 «забывать»…

Сергей Лавров, правда, же отметил некий новый позитив в подвижках американцев, которые сформулировал в своем обращении к Конгрессу 20 января Барак Обама. Министр сказал: «Возвращаясь к выступлению Президента США Б.Обамы, этот кусок про задачу борьбы с «Исламским государством» сформулирован довольно по-новому. Задача борьбы с этими террористами названа главной по сравнению со всем остальным, связанным с преодолением сирийского кризиса. Хорошо, что такое понимание растет. Главное – поскорее перевести это на язык практических действий».

Касаясь темы ближайшей встречи по сирийскому урегулированию в Москве – да-да, именно в Москву готовы приехать многие представители тех сирийских сил, которые нигде, ни на какой иной международной площадке, вместе собраться не смогут, – Сергей Лавров отметил:

«Что касается московской встречи, то мы с самого начала говорили, что хотим помочь подготовить новый раунд переговоров, учитывающий ошибки предыдущих женевских мероприятий. Ошибок, я считаю, было две. Первая – была приглашена только одна часть оппозиции, «Национальная коалиция», базирующаяся в Стамбуле. Все другие группировки, не только внутрисирийские, но и те, которые находятся в других частях мира, были проигнорированы. Вторая – то, что это мероприятие в Монтрё, где начинался женевский процесс, было обставлено большим пиаром: более 50 министров, открытая дискуссия в присутствии прессы. Все это способствовало только одному – поляризации позиций и неизбежному впаданию в диаметрально противоположную риторику. А нужен спокойный, без рекламы разговор прямых участников процесса – правительства и различных групп оппозиции. Оппозиция должна быть представительной.

Делая это, мы выполняем одно из ключевых положений Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года, в котором сказано, что национальный диалог в Сирии должен охватывать весь спектр сирийского общества. Наша задача, чтобы оппозиционеры, которые друг с другом не всегда разговаривают, оказались в одном помещении.

Не будет никаких официальных представителей от России. Наши ученые, которые лично знают этих оппозиционеров многие годы, просто будут помогать, давать слово, но вести весь разговор должны сами сирийцы.

У нас есть определенная надежда, что по итогам такого разговора (так как не планируется принятия какого-то документа) участники достигнут понимания, что они хотят жить в суверенной, территориально-целостной Сирии, в которой все этнические, конфессиональные группы одинаково защищены и в которой действуют дополнительно ко всему иные правила. Это должна быть очень простая констатация...

И потом – контакты с правительством абсолютно неформально

Вот с таких позиций мы будем подходить к предстоящим контактам, обеспечивая площадку и используя то обстоятельство, что Москва оказалась местом, куда готовы приехать большинство представителей оппозиции и Правительства Сирии. Однозначно отказавшихся от участия – единицы…»

И ещё одна тема, касающаяся ближневосточных дел, была затронута в ходе пресс-конференции.

Министра спросили о том, что «на днях Израиль в очередной раз нанес бомбовый удар по территории Сирии, что, в принципе, по Уставу ООН является агрессией. Целью стали военные специалисты из Ливана и Ирана, которые оказывают поддержку сирийским правительственным войскам в противостоянии террористические группировкой «Джабхат ан-Нусра» в той части Голанских высот, которые находятся под контролем Сирии. С рабочим визитом Москву вскоре посетит Министр иностранных дел Израиля А.Либерман. Будет ли поднят этот вопрос, и какие еще темы планируется обсудить?»

Сергей Лавров ответил так: «Бомбардировки территории суверенного государства, в том числе, бомбардировки под предлогом уничтожения террористических групп, без согласия этого государства или без прямой санкции Совета Безопасности ООН нелегитимны... Это относится к необходимости соблюдать суверенитет Сирии, Ливана. Идет ли речь о борьбе с «Джабхат ан-Нусрой» или с «ИГ» по линии коалиции, которую «сколотили» США, работающей на территории Ирака с согласия иракского правительства, а на территории Сирии – без такого согласия.

Мы убеждены, что это нужно обсуждать. В данном случае, если говорить о Сирии и о борьбе с терроризмом, Правительство САР является естественным союзником в такой борьбе…

Говорить о том, что мы «не можем сотрудничать с сирийцами» – это от лукавого, потому что процесс химической демилитаризации Сирии доказал, что Правительство САР очень ответственно относится к своим международным обязательствам и может быть надежным и дееспособным партнером. Подобная отговорка уже не работает.

Во время визита в Москву Министра иностранных дел Израиля А.Либермана мы будем говорить по многим темам, в том числе, о положении дел в регионе, в Сирии и не только… Будем говорить и о ситуации в палестино-израильском урегулировании, которое сейчас находится в глубоком тупике».

Как видно из этих вопросов и ответов на них, ближневосточные дела не уходят на «второй план» - они продолжают присутствовать и в зоне общественного интереса, и в центре внимания российского дипломатического ведомства. Однако, украинская тематика – по итогам 2014 года, несомненно, перекрыла по интересу даже «вечнозеленые» ближневосточные проблемы.

Итак, Украина.

Во вступительном слове Министр сразу же отвел этой теме значительное место. В частности, он отметил:

«…Не буду подробно останавливаться на наших оценках (вам они известны) того, как это все случилось в соседнем, близком для нас братском государстве. Скажу, что Россия твердо привержена всеобъемлющему и исключительно мирному урегулированию украинского кризиса.

Реалистичной основой такого урегулирования являются минские договоренности, достигнутые, в том числе, благодаря инициативной роли Президента Российской Федерации В.В.Путина.

Сегодня самой насущной необходимостью является запуск прямого общеукраинского диалога. В его рамках необходимо предметно обсудить и согласовать конституционное устройство страны, чтобы в ней было комфортно и безопасно жить всем без исключения украинцам.

Отрадно, что безальтернативность такого подхода, по-моему, начинают осознавать и наши западные партнеры

Только народ Украины, без вмешательства извне, должен сам определять свое будущее. В этом контексте, учитывая остроту кризиса на Юго-Востоке Украины, прямые контакты между Киевом и представителями провозглашенных Донецкой и Луганской народных республик принципиально важны. Все другие форматы с участием «внешних игроков», включая «нормандский» и многие другие, а также деятельность ОБСЕ должны быть нацелены на содействие прямому устойчивому диалогу по всем вопросам, которые необходимо урегулировать для преодоления кризиса.

По крайней мере, Россия будет и далее оказывать содействие созданию благоприятных условий именно для такого решения стоящих перед Украиной масштабных проблем».

А потом пошли многочисленные вопросы по той же теме. Интересно, кто из журналистов, присутствовавших год назад на подобной пресс-конференции Министра, мог тогда – в январе 2014 года – предполагать, что не Ближний Восток, не Сирия, не мировой кризис, а именно Украина станет Главной темой следующей встречи прессы с главой МИД России? Автор этих строк не в их числе… Разве мы могли тогда представить бомбежки Донецка?!

А сегодня подобные темы стали обыденными. И вот с этим надо кончать – всеми силами!

Похоже, что часть собравшихся в зале корреспондентов смотрит на события под тем же углом, а потому в вопросах были, скорее, наполнены беспокойством, чем требованиями, чтобы Россия что-то разъясняла и в чем-то оправдывалась, как это не раз демонстрировала международная пресса за истекший год.

Вопрос: «Последнюю неделю мы наблюдаем усиление обстрелов на юге Украины… Какие именно противоречия сейчас мешают сторонам договориться?»

Сергей Лавров: «Мы очень озабочены очередной вспышкой насилия на Юго-Востоке Украины... Когда «искра» была высечена, и нынешний раунд противостояния вновь перешел в военную фазу, мы делали все необходимое для того, чтобы прекратить кровопролитие. Мы по-прежнему твердо выступаем за это. Необходимо перестать пытаться отбивать то один, то другой населенный пункт.

Самое главное – нужно немедленно прекратить обстрелы, в том числе, с воздуха, из тяжелых вооружений, населенных пунктов, включая Донецк и другие крупные города в этом регионе.

Уверен, наши иностранные коллеги (будь то журналисты из зарубежных СМИ, которых здесь немало, и особенно дипломаты, которые работают в Москве) уж точно смотрят прямые репортажи российского телевидения, включая «Россию-24» и другие наши телеканалы, сделанные непосредственно с мест обстрелов. Не видеть ужаса происходящего невозможно!.. Давайте больше показывать правду...

Далее важно предпринять шаги, которые будут создавать какие-то гарантии невозобновления военных действий. Для этого необходимо, прежде всего, отвести от линии соприкосновения тяжелые вооружения сторон. Об этом договаривались в Минске. После этого по просьбе Президента Украины П.А.Порошенко был создан Совместный российско-украинский центр координации и контроля, в котором работают наши и украинские офицеры и с которым сотрудничают представители ополчения и ОБСЕ. Это профессионалы, которые «на земле» должны были согласовать конкретные шаги по разведению тяжелых вооружений сторон. Долгое время этого не удавалось сделать, прежде всего, потому что линия соприкосновения, зафиксированная в Минском меморандуме от 19 сентября (2014 г.), отличается от сложившейся де-факто «на земле»...

Президент Российской Федерации В.В.Путин внес предложение, чтобы сейчас не продолжать вязнуть в спорах о линии соприкосновения, отвести тяжелые вооружения от той самой линии, которая обозначена в минских договоренностях, а не от фактической. С этим очень трудно спорить. Кстати, если бы это произошло, ситуация «на земле» была бы нормализована.

Украина настаивает на линии, зафиксированной в приложении к Минскому меморандуму от 19 сентября, и мы поддерживаем такую позицию.

Мы использовали наше влияние на руководство ДНР и ЛНР, и они с этим тоже согласны. Поэтому сейчас необходимо заниматься ровно этим.

По пока еще устной реакции Президента Украины П.А.Порошенко на послание Президента России В.В.Путина от 15 января с.г., мы почувствовали, что он в принципе готов это обсуждать, но выдвигает какие-то вопросы, некоторые из которых носят достаточно технический характер и вполне подлежат согласованию «на земле» представителями, которые работают в Совместном центре координации и контроля...»

И далее в ответе на следующий вопрос по теме Сергей Лавров заявил:

«…Украина стоит перед необходимостью преодолеть глубочайший кризис, вызванный государственным переворотом, последствия которого мы ощущаем до сих пор.

Также важно, чтобы Украина становилась единой нацией. Это очень непростой вопрос. Мы не зря постоянно возвращаемся к конституционной реформе и привлекаем внимание к первопричинам, которые лежат в основе этого кризиса.

…1 марта (2014 г.) Д.Ярош, ныне заседающий в Верховной Раде в качестве депутата, лидер «Правого сектора», один из исполнителей государственного переворота (непосредственно его боевики творили бесчинства на «майдане», сжигали бойцов «Беркута» и т.д.), заявил: «Мы против русских в Крыму. Русские не будут славить С.Бандеру, уважать греко-католическую веру, повстанческую историю и наш язык. Русских невозможно ассимилировать. Значит, для процветания Украины русский должен быть уничтожен или изгнан из Крыма». Это – слова одного из «героев» той самой «революции», которую поддержали наши западные коллеги...

Самое главное, не «кто» будет сидеть за столом переговоров. С этой точки зрения, мы готовы к любым форматам, которые приемлемы для Киева и представителей Юго-Востока. Самое главное, «что» мы будем обсуждать.

Как заявил недавно Президент Украины П.А.Порошенко, его главная цель восстановить на всей территории Украины «украинство». Мы хотим понять, о каком «украинстве» идет речь. О чем говорит Д.Ярош или о чем-то еще?

Потому что он произносил и другие вещи, например, слова по случаю событий в Южной Осетии в августе 2008 года (цитирую): «Хочу заметить, что и Кавказский регион, и Украина, и Беларусь, и Прибалтийские республики, как и вся Восточная Европа обречены на постоянное напряжение, пока существует «московская империя». Единственным залогом мирного цивилизованного развития народов, которые перестраивают свою жизнь рядом с Россией, есть полная ликвидация «империи» и построение на ее территории национальных государственных образований» (конец цитаты).

Я не хочу привлекать слишком много внимания и делать рекламу этому человеку, но вынужден это делать.

Потому что, когда мы предостерегали от потакания «Правому сектору» и «Свободе», чей лидер О.Тягнибок публично ратовал за «этнически чистую Украину, без москалей и жидов», наши «просвещенные» западные партнеры говорили, что эти люди настроены «немного националистически, чуть правее мэйнстрима». Это – очень опасное попустительство.

Украине нужна конституционная реформа, которая примирила бы очень националистически настроенный Запад, Центр и Юго-Восток, у которых разное понимание истории и цивилизационного предназначения, разные герои и праздники. Это нельзя откладывать в «долгий ящик». Но, конечно же, главная задача – остановить кровопролитие…»

Сказано и процитировано открытым текстом – власть на Украине перехватили те, кто хочет уничтожить всех, кто с ними не согласен или другой с ними крови (!) – «для процветания Украины русский должен быть уничтожен или изгнан из Крыма» (Д.Ярош); О.Тягнибок публично ратовал за «этнически чистую Украину, без москалей и жидов». Вот кто сегодня стоит в первых рядах программы «переформатирования» Украины под нацистский режим. И об этом – дело дошло до подобных заявлений, да и время, похоже, для них пришло – открытым текстом говорит глава российской дипломатии.

Вот каким путем направились сегодня киевские мятежники. Результат для них вполне себе понятен. Этим путем ходили уже другие, и результат таких походов вполне себе предсказуем. Только на этом пути уже в украинской земле – всё больше могил, могил, могил…

Вопрос: «В последние дни на Украине происходят всплеск насилия и рост числа убитых. Россия настаивает на выполнении Минского протокола. Хотелось бы у Вас спросить, какие конкретно шаги предлагает Москва для того, чтобы обеспечить их выполнение? Возможно, мои слова прозвучат несколько критически, но готова ли Ваша страна прекратить поток войск и вооружений через границу России на Украину, чтобы остановить там насилие?»

То, что подобный вопрос кто-то уж точно задаст, сомнений не было. Вот и задали...

Сергей Лавров был невозмутим: «Что касается «потока войск и вооружений», то мы постоянно это слышим. Каждый раз я говорю: «Если вы это утверждаете с такой уверенностью, покажите факты». Но их никто не может или не хочет предъявить».

А вот дальше Министр раскрыл то, о чем западники молчат, как рыбы. Видимо, с российской стороны принято решение ещё сильнее надавить на «партнеров». С.Лавров заявил по поводу уничтоженного над Украиной «Боинга» малайзийских авиалиний в июле 2014 г. буквально следующее:

«Никто никому не предоставлял данные переговоров украинских диспетчеров, американских спутников и самолётов «АВАКС», которые работали в тот день в небе над Украиной. Поэтому прежде чем спрашивать нас, когда мы прекратим что-либо делать, предъявите, пожалуйста, доказательства, что мы это сделали».

Ещё раз обращаем внимание на следующие слова Министра об «американских спутниках и самолётов «АВАКС», которые работали в тот день в небе над Украиной»(!). вопрос, а что «в небе над Украиной» делали и, не исключено, делают до сих пор американские – ладно спутники – самолеты US AirForce AWACS (Airborne early Warning and Control System – Авиационный комплекс радиообнаружения и наведения)? Стоит проанализировать сказанное…

Далее Сергей Лавров остановился подробно на Минских договоренностях. Он, в частности, сказал следующее:

«Минский протокол от 5 сентября 2014 г. – рамочный документ, в котором перечислены 12 назывных пунктов: прекращение огня, отвод тяжёлых вооружений и т.д. – каждый из них требует конкретизации и расшифровки. Минский меморандум от 19 сентября 2014 г. был посвящён расшифровке задачи прекращения огня и отвода тяжёлых вооружений от линии соприкосновения.

Это – непростое дело, и не зря согласование этих вопросов до сих пор не завершено.

Но сейчас мы вплотную подошли к тому, чтобы независимо от сохранения спорного участка на линии соприкосновения, который ополченцы не хотят освобождать, решить главную проблему – обезопасить мирное население городов и других населённых пунктов. Для этого надо отвести тяжёлые вооружения. Этому посвящено послание Президента России В.В.Путина Президенту Украины П.А.Порошенко от 15 января с.г. Этим необходимо заняться максимально быстро и конкретно.

Мы будем готовы помогать такого рода договорённостям и уже заручились согласием ополченцев отвести тяжёлые вооружения не от фактической линии, а от той, на которой настаивает Киев. Теперь – слово за украинскими властями.

Это то, что мы делаем конкретно для выполнения минских договорённостей.

Но в них есть и другие пункты, которые пытаются отложить «на потом». Мы с этим не согласны. Прежде всего, это касается выполнения обязательства согласовать особый статус провозглашённых Донецкой и Луганской народных республик и подтверждения в минских договорённостях обязательства Киева начать инклюзивный общенациональный диалог. Вот за это мы выступаем

Вопрос о мониторинге по линии ОБСЕ других участков российско-украинской границы в нынешних условиях может быть решён. Если ОБСЕ в этом заинтересована, ей придётся разговаривать с теми, кто на данный момент контролируют соответствующие КПП с украинской стороны.

Если же этого сделать не получается, то решать вопросы о всей протяжённости российско-украинской границы, а также то, кто и как будет её контролировать, можно только после окончательного политического урегулирования и выполнения ещё одного положения минских договорённостей о том, чтобы избранные представители органов власти в ДНР и ЛНР получили гарантии особого статуса этих территорий и безопасности как структур, представляющих их население.

Такой акт должен быть принят Киевом в соответствии с минскими договорённостями, но пока к этому никто даже не приступал.

Сейчас самое главное – отвод тяжёлой артиллерии, согласование вопросов, связанных с особым статусом, решение проблем безопасности и, конечно же, начало инклюзивного процесса конституционной реформы.

Это тревожная тема, потому что, судя по всему, украинские власти пытаются её «заболтать». Даже упоминание слов типа «федерализация», «автономизация», «децентрализация» уже становится неприличным с точки зрения украинских властей.

Хотя есть множество примеров – южнотирольский вопрос, Квебек. Имеется масса примеров, когда страны уважительно по отношению ко всем проживающим на их территории национальностям решали проблему государственного устройства. А Украина почему-то должна быть унитарным государством, независимо от интересов русских, венгров, румын и представителей других населяющих эту страну национальностей».

Вопрос от корреспондента украинских СМИ: «Вы всегда говорите, что «российских войск на Украине нет», и «Россия не помогает боевикам на Донбассе». Как Вы можете объяснить наличие современных российских систем вооружений, в том числе тяжёлых, убивающих граждан Украины на нашей земле. Эти вооружения не могли быть захвачены или приобретены, поскольку Россия их не экспортирует… Как получается, что после перемирия размеры территорий, контролируемых пророссийскими боевиками, выросли на гигантское количество километров? После того, что устроила Российская Федерация на Донбассе, показав всей планете, что Русский мир – это, на самом деле, смерть и война, как вы будете реабилитировать это словосочетание?»

Интересно – кому был адресован пафос этого вопроса – российскому Министру или кураторам украинского корреспондента в Киеве, чтобы они всё это услышали? Про реакцию кураторов не слышал, а вот Лавров ответил так:

«Насчёт вооружений мне нечего сказать. Президент России В.В.Путин неоднократно заявлял, что на всей Украине нет никакого оружия, кроме советского и российского. Так было до недавнего времени, пока некоторые соседи Украины из стран НАТО и ЕС не начали поставлять вооружения. Считаем, что поставки вооружений в зоны конфликтов противоречат кодексам Евросоюза и ОБСЕ.

Повторю, доказательством будет только предъявление вещдоков и больше ничего – если есть намерение вести серьёзный разговор.

Какие нужны доказательства того, что происходит с мирным населением Донбасса? Здесь сидят представители СМИ, чьи коллеги работают там под градом пуль, снарядов и ракет. Об этом нельзя спорить, но спорят. Говорят, что это не так, «террористы сами себя обстреливают»...

Надо, чтобы работал созданный по предложению Президента Украины П.А.Порошенко Совместный центр по контролю и координации. Там сидят профессионалы. Украинские военные стеснялись, им было политически некомфортно напрямую говорить с ополченцами. Попросили нас создать этот Центр, который служит своего рода «приводным ремнём». Там работают наши офицеры, мы привлекли для участия и ОБСЕ…

Если всё это в любом случае – территория Украины, то отсюда и наше предложение, сделанное Президентом России В.В.Путиным в адрес П.А.Порошенко, согласиться, что линия именно та, которая зафиксирована в приложении к Минскому меморандуму от 19 сентября. Независимо от того, кто в какую сторону от этой линии сейчас отошёл, нужно убрать от этой признаваемой Киевом линии тяжёлое вооружение, включая системы залпового огня. Насколько отводить – там согласовано. Вот и всё.

А дальше, поскольку это будет уже гораздо менее смертоносным противостоянием, можно будет говорить о политическом и экономическом процессе. После этого, надеюсь, что очень скоро будет безразлично, кто в какую сторону сдвинул эту линию, потому что надо будет налаживать экономическую жизнь и политический процесс. Должны пройти муниципальные выборы, и мы будем это поддерживать. Здесь есть почва для того, чтобы украинские власти и руководство регионов договорились».

Иностранная пресса не могла обойти вниманием Крым. Вопрос на эту тему, естественно, прозвучал, но каков был ответ!

Вопрос: «Россия подписала многочисленные двусторонние и многосторонние соглашения, в которых признала территориальную целостностью Украины. С прошлого года Россия де-факто контролирует полуостров Крым. Какова дальнейшая судьба Будапештского меморандума 1994 г. и Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной от 1997 г., ратифицированного Государственной Думой Федерального Собрания в 1998 г.? Будут ли эти документы денонсированы или продолжат действовать?»

Сергей Лавров: «Вопрос о Крыме был решен на основе международного права.

Как разъяснила Генеральная Ассамблея ООН в 1970 г. в специально принятой декларации, главным принципом Устава Всемирной организации является право народов на самоопределение. Принцип территориальной целостности должен уважаться в отношении тех государств, которые обеспечивают на своей территории право проживающих там народов на самоопределение, уважают это право и не применяют силу для воспрепятствования его реализации.

Произошедший на Украине переворот подорвал право украинского государства претендовать на территорию, которая в полном соответствии с международным правом, по решению избранного еще до переворота парламента, провела референдум, в ходе которого подавляющее число населения высказалось за независимость и последующее присоединение к Российской Федерации.

Рекомендую посмотреть точные формулировки декларации ГА ОНН от 1970 г., касающиеся вопросов соотношения территориальной целостности и самоопределения народов», - заявил Министр, направив журналистов и всех читателей их репортажей ознакомиться с документами ООН, за которые голосовали страны-участницы Объединенных наций...

Что касается Будапештского меморандума, то в этом документе мы обязались уважать суверенитет и территориальную целостность Украины. Это тоже имеет отношение к только что сказанному.

Мы не подписывались под тем, чтобы поддерживать вмешательство извне в дела Украины, прямое подстрекательство «майдана» к силовым действиям и антиконституционным шагам. Вы знаете, что министры уважаемых стран Евросоюза этим занимались напрямую, участвуя в манифестациях.

Тем более в Будапештском меморандуме мы не подписывались соглашаться с результатами вооруженного государственного антиконституционного переворота. Там таких слов нет.

Единственным правовым обязательством этого документа является обязательство России, США и Великобритании не угрожать Украине применением ядерного оружия и не использовать его против нее. Никто таких угроз в адрес Украины не выдвигал.

Замечу, что при подписании Будапештского меморандума было также принято заявление руководителей России, США, Великобритании и Украины, в котором подтверждалось обязательство противодействовать агрессивному национализму и шовинизму, и которое является неотъемлемой частью Будапештского меморандума. Процитированные мною слова Д.Яроша, призвавшего выгнать из Крыма или уничтожить там русских, и О.Тягнибока, высказавшегося за то, чтобы убрать из Украины «москалей и жидов», по-моему, как раз и демонстрируют проявление в запредельных объемах агрессивного национализма и шовинизма новыми руководителями Украины».

А дальше Лавров начал цитировать… Впрочем, сейчас напомним:

«…Говоря о переворотах, хотел бы привести еще одну цитату. «Во время акции протеста применение насилия не может быть оправдано. Это преступные действия, и совершающие их люди должны быть привлечены к ответственности. Поджогом зданий, автомобилей, уничтожению собственности, угрозе жизни людей нет оправдания». Угадайте, о чем это? Это – слова Президента США Б.Обамы о событиях в Фергюссоне.

Никто на Западе не сказал ничего подобного про творившееся на «майдане». Никто. А там были и поджоги зданий, и поджоги людей.

Еще одна цитата. «Соединенные Штаты категорически осуждают любую попытку захвата власти неконституционным путем». Не догадаетесь, о чем это – о попытке государственного переворота в Гамбии. Про Украину подобного сказано не было, а было заявлено, что народ восстал против ненавистного правительства и совершил «демократическую революцию».

Когда мы обсуждаем различные аспекты международной жизни, давайте все-таки иметь какие-то критерии и общие принципы, чтобы всем было понятно, что, если в одних случаях государственный переворот неприемлем, то он должен быть неприемлем и в других».

 

Мы затронули две из многих тем, которые поднимались журналистами в ходе пресс-конференции Министра иностранных дел России, и постарались максимально подробно показать ключевые моменты этого разговора с прессой.

А, в заключение, хотелось бы процитировать вот какие слова Министра, которые были произнесены в самом конце:

«Как бы ни складывалась ситуация в мире, молодёжь – будущее нашей страны и всего Человечества. Мы заинтересованы в том, чтобы вы максимально развивали контакты со своими коллегами за рубежом, знали друг друга лучше, понимали особенности жизни каждого народа, его традиции, культуру, обычаи. Иначе мы будем постоянно иметь дело с риском межцивилизационного столкновения и культурного разлома».

Не будет преувеличением сказать, что в начале XXI века перед Россией, да и перед всем миром поставлены проблемы, которые не только требуют их справедливого и эффективного решения, но и закрепления этих решений на глубокую перспективу. А, потому, присутствие на пресс-конференции представителей молодежных организаций и предоставление им слова для вопроса, а, фактически, для демонстрации их существования в столь высокой аудитории, можно воспринимать, как приветственный жест старшего поколения, перешагнувшего не только границы ХХ и XXI веков, но и границы II и III Тысячелетий (!), в адрес нового поколения, которое станет формировать российскую и мировую действительность в Будущем.

«В добрый путь!»

А уж Россия побеспокоится, чтобы этот путь был, воистину, Добрым.

Ключевые слова: Ближний Восток Иран Сирия Сергей Лавров Украина

Версия для печати