Разрушение в регионе Луганска

18:27 29.12.2014 Элизео Бертолази, антрополог Университета Милано-Бикокк, научный сотрудник Института Высших Геополитических Исследований и Смежных Наук (IsAG), корреспондент газеты «Геополитика»


Я вернулся в Донбасс, в самопровозглашенную Луганскую Народную Республику. В Луганске жизнь, кажется, восстанавливается. Но в деревнях, где все было разрушено, ситуация остается очень тяжелой,  особенно сейчас, в зимнее время. Люди живут, благодаря гуманитарной помощи, прибывающей из Москвы. Как мы все знаем, киевские власти приостановили выплату пенсий и действие различных социальных служб. Казаки батальона гуманитарной Георгиевский, постоянно ездят прямо в областные центры, организовывают там точки распределения продовольствия и медикаментов, стараются поддерживать жизнь гражданского населения, пожилых людей, детей...

Царит атмосфера некой всеобщей мобилизации, где индивидуальные потребности отходят на второе место, а на первое выходит взаимопомощь, сотрудничество, солидарность.

В Луганске я видел школу № 7. Ее бомбили в этом году до начала учебного года. Были также жертвы, и на месте, где погибли дети лежат свежие цветы. Сторож показал мне завалы изнутри. Проводил меня в подвалы, где прятались гражданские лица в период бомбардировок Луганске. Эта школа существовала еще во время Второй мировой войны, которую здесь называют Великой Отечественной. Он сказал мне: «школа пережила нацистскую оккупацию, но была разрушена в результате нападения неонацистов». Кажется, речь идет о далеком прошлом, а на самом деле это сегодняшняя реальность, в трех часах полета от нашей страны.

Совсем недалеко, за пределами Луганска, ситуация продолжает оставаться действительно трагичной. В городе Первомайск бомбили все: школы, детские сады, дома, заводы, всю инфраструктуру. Он стал городом-призраком. Те несколько людей, которые остались в живых, ждали прибытия гуманитарной помощи, которую распределяют казаки.

Я посетил село Новосветловка, а точнее то, что от него осталось. Город, который находится примерно в десяти километрах от Луганска, в августе был полностью разрушен. Здесь тоже все бомбили, методично, не только жилые здания, но и все гражданские и социальные инфраструктуры: электросеть, линии электропередач, школы,  дом культуры, больницу и даже церковь. Везде ямы и каркасы танков и бронетранспортеров. Город превращен в кучу щебня.

Зачем надо было полностью уничтожать Новосветловку? Деревня находится на дороге, ведущей в Россию, дороге, которую население Луганска назвало «дорогой жизни», так как она была одним из немногих путей массовой эвакуации. Она является также дорогой, по которой осуществляются гуманитарные поставки из России, имеющие важнейшее значение для выживания населения Луганска.

По этим причинам, в августе этого года Новосветловка была "освобождена" по версии украинской армии и "оккупирована" по версии местного гражданского населения. Целью атак и последующей осады киевскими силами, продлившихся больше месяца, было разрушение связи между Луганском и российской границей.

Люди, с которыми я встречался, особенно осташиеся в живых пожилые, рассказывают трагические истории, вызывающие воспоминания о нацистской оккупации: расстрелы ополченцев и русских добровольцев, грабежи, разрушения, насилие в особеннести со стороны солдат батальонов украинской Национальной гвардии. Для того, чтобы поверить их словам достаточно было оглянуться вокруг. Немыслимо думать, что такое тотальное истребление (в дополнение к прямому свидетельству гражданских лиц) могло быть результатом действий сил местной обороны Народной Республики Луганска, выполненных с целью самоуничтожения. Важно отметить этот факт.

В Украине продолжают трубить об «антитеррористической операции» (ATO), об "освобождении" местных жителей от пророссийских "террористов". Террористов я никогда не встречал, но я видел огромный ужас в глазах тех, кто стал свидетелем этой войны. Ужас, вызванный теми, кто имеет наглость/смелость называть себя «освободителями».

Я посетил больницу, то немногое, что от нее осталось в вертикальном положение: ее стены снесены бомбами, отделения уничтожены. В настоящее время амбулаторно работает небольшое отделение. Владимир Николай, врач больницы, встретил меня и со слезами на глазах рассказал мне об украинской оккупации. У них больше нет ничего, а им нужны не только лекарства, но и диагностическое оборудование, то, что было уничтожено. Теперь они образовали группу по общественным работам, в которой все вместе – врачи, медсестры, строители – работают для реконструкции больницы. Я видел рабочих, режущих оконные стекла. Необходимо в первую очередь закрыть окна, поскольку сейчас слишком холодно. Рабочие рассказали мне, что стекло, так же, как и как многие строительные материалы прибыли с гуманитарной помощью из России. Спасибо, Россия!

На фасаде полностью разрушенного здания школы сохранилась надпись на русском языке, вероятно, в советском стиле, сейчас кажущаяся насмешкой: «счастливые школьные годы». Государство Украина, которое должно было обеспечить счастливое и успешное образование своим детям, теперь решило наказать их, лишив не только школы, но и достойной жизни.

 

Фотогалерея

Версия для печати