Выступление С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайером, Москва, 18 ноября 2014 года

23:34 18.11.2014

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели полезные переговоры с Министром иностранных дел Германии и продолжим их за рабочим обедом. Я рад приветствовать Ф.-В.Штайнмайера в Москве.

На протяжении десятилетий отношения между Россией и Германией являются важным фактором европейской политики. Несмотря на различия в оценках ситуации на Украине, диалог между нами не прекращается. Считаю это важным обстоятельством, которое следует отметить. На днях состоялась очередная встреча Президента Российской Федерации В.В.Путина и Канцлера Германии А.Меркель в Брисбене в рамках саммита «Группы двадцати».

Сегодня центральное место отвели обсуждению ситуации на Украине. Мы видим перед собой общие задачи скорейшей стабилизации обстановки, прекращения огня, отвода тяжелых вооружений в соответствии с Минским протоколом и выполнения дальнейших шагов, которые предусмотрены этим документом. Россия высказывается за безусловное продолжение минского процесса. Это уникальный формат – только в нем представлены конфликтующие стороны при участии России и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Отмечаем, что в рамках функционирования механизмов по урегулированию различных аспектов военной ситуации на Юго-Востоке Украины реализована инициатива, которая некоторое время назад была выдвинута Министром иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайером – о создании «клиринг хауса», в рамках которого военные представители сторон обмениваются информацией о возникающих инцидентах.

Считаем, что следующим непременным шагом после прекращения любых враждебных действий должна стать совместная работа по налаживанию экономических и политических связей, как это предусмотрено Минским протоколом, где говорится о необходимости национального и политического диалога между сторонами. Не будем забывать, что в апреле с.г. в Женеве было принято Заявление, в рамках которого украинская власть обязалась незамедлительно начать конституционный процесс с участием всех регионов и политических сил страны. Сейчас важнейшей задачей является продолжение устойчивого прямого диалога Киева с Донецком и Луганском в контексте прошедших выборов на Украине и на украинской территории, которую контролируют донецкие и луганские представители. Российская Федерация будет и впредь содействовать созданию благоприятных условий для налаживания устойчивого прямого диалога.

Кратко обменялись мнениями о совместной работе России и Германии в рамках усилий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы, а также в контексте противодействия угрозе на Ближнем Востоке и Севере Африки со стороны террористов, включая «Исламское государство».

Рассмотрели нынешнее состояние дел в отношениях между Россией и Германией. Обсудили мероприятия, которые планируются по линии официальных структур и гражданских обществ наших стран.

Условились продолжать оставаться в контакте. Мы ценим готовность наших немецких коллег поддерживать доверительный, откровенный и взаимополезный диалог.

Вопрос (адресован Ф.-В.Штайнмайеру): В своём вступительном слове Вы сказали о том, что нужно искать новые подходы для того, чтобы уменьшить напряжённость между Россией и Европейским союзом. Одно из предложений России заключается в расширении контактов между Евросоюзом и ЕАЭС. Россия предложила это ещё до развития кризиса на Украине, но ЕС отказался. Почему? Когда можно было бы организовать встречу для обсуждения этого предложения?

С.В.Лавров (добавляет после ответа Ф.-В.Штайнмайера): Хотел бы добавить два слова в отношении перспектив взаимодействия между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом.

Мы очень ценим инициативную роль Германии в том, чтобы продвигать такой диалог. Как сказал Франк-Вальтер, у некоторых стран-членов ЕС (их 28) ещё сохраняются предрассудки в отношении того, что можно делать с Россией, остаются старые фобии, подозрения. Но это пройдёт – время лечит. Благодаря инициативам, которые сейчас обозначил Франк-Вальтер и которые, действительно, совпадают с российскими идеями, высказывавшимися ранее Президентом России В.В.Путиным в отношении единого экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока и идеи формирования зоны свободной торговли между Евросоюзом и Таможенным союзом, а в перспективе Евразийским экономическим союзом – убеждён, что всё это вместе взятое будет работать на создание позитивной критической массы, которая в конечном итоге даст результат.

Были предрассудки не только в отношении экономических процессов на постсоветском пространстве, но и применительно к нашим усилиям по налаживанию взаимодействия в сфере безопасности. Как вы помните, НАТО давно и последовательно отказывается даже признавать ОДКБ как партнёра, хотя в том же Афганистане было очевидно преимущество сложения наших усилий – ОДКБ на внешних границах ИРА и натовцев – как костяка международных сил содействия безопасности. Если бы на предложение о взаимодействии на антинаркотическом треке наши натовские коллеги в своё время откликнулись бы позитивно, думаю, результат в усилиях по борьбе с угрозами, исходящими из Афганистана, был бы гораздо более эффективным. Опять же подчеркну, что мы очень ценим инициативную роль Германии в продвижении партнёрских отношений с Россией в самых разных областях.

В том, что касается сферы безопасности, помню, как в июне 2010 г. канцлер А.Меркель выдвинула Мезебергскую инициативу о том, чтобы создать не просто консультативный, а рабочий механизм между Россией и ЕС – Комитет по вопросам внешней политики и политики безопасности, – который конкретно бы рассматривал различные конфликты, представляющие проблемы для Евросоюза и России, а также вырабатывал бы совместные практические подходы к разрешению таких конфликтов. В том, что Мезебергская инициатива тогда не прошла через «сито» согласований внутри Европейского союза, нет вины ни России, ни Германии. Но само стремление мы активно поддержали, и рассчитываю, что когда «пыль осядет» и страсти улягутся, мы в наших отношениях с Евросоюзом вернёмся к чему-то подобному.

Вопрос (обоим министрам): Вы оба подчеркнули, что минский процесс является единственным путем для движения вперед. Сегодня Премьер-министр Украины А.П.Яценюк говорил, что ни одно из положений минских договоренностей не выполнено, обвиняя в этом Москву. Он подчеркнул, что во время перемирия сепаратисты переместили линию разграничения на несколько километров в свою пользу, отвоевали около 40 населенных пунктов. НАТО утверждает, что на территории Украины было зафиксировано большое число (несколько тысяч человек) российских военнослужащих. Как можно повлиять на уходящий не в ту сторону процесс таким образом, чтобы он снова дал нам повод хоть для некоторой доли оптимизма?

С.В.Лавров (добавляет после Ф.-В.Штайнмайера): Понимаю, что на Украине сейчас конституционная путаница, и не всегда понятно, кто за что отвечает. Однако как минимум в одном все сходятся: за внешнюю политику и действия военных отвечает Президент страны. Тем не менее, Премьер-министр Украины А.П.Яценюк активно высказывается по всем вопросам внутренней и внешней жизни. Даже отрадно слышать от него призывы к договороспособности всех участников процесса. Напомню, что подпись А.П.Яценюка стоит под соглашением от 21 февраля с.г., в котором первым пунктом значится создание правительства национального единства для подготовки устраивающей всех украинцев конституции и проведения на ее основе всеобщих выборов. Все знают, что произошло на утро после подписания данного соглашения, – вместо создания правительства национального единства случился вооруженный антиконституционный переворот. Все остальное вытекает из этого.

В последующем были и другие эпизоды, которые говорят о договороспособности сторон, включая уже упоминавшееся мною сегодня Заявление США, ЕС, Украины и России, принятое в Женеве в апреле с.г., в котором украинская власть обязалась немедленно начать конституционный процесс с участием всех регионов и политических сил страны. Слово «немедленно» прозвучало 17 апреля с.г., но до сих пор такой процесс не только не начат, но, насколько можно судить, и не планируется. Конституционные изменения, как следует из проходящих сейчас в Киеве дискуссий, предполагается проводить в рамках Верховной Рады без всякого вовлечения украинских регионов.

Что касается ситуации на месте, то я полностью согласен с Франком-Вальтером в том, что все мы должны поддержать идущее сейчас согласование конкретной линии разграничения. Вместо того, чтобы делать панические заявления, за которыми стоит желание заранее обречь на провал любые усилия по выполнению минских договоренностей, я бы предложил всем сконцентрироваться на стимулировании сторон к тому, чтобы определить четкую линию разграничения, далее (как сказал Ф.-В.Штайнмайер, и это тоже предусмотрено Минским протоколом) начать отвод тяжелой техники (есть даже определенные сторонами параметры) и тем самым сделать возможным мониторинг прекращения огня силами миссии ОБСЕ, которая к этому готова. Это требует усилий. Какие-то деревни нужно разместить по одну или другую сторону разграничительной линии. Это непросто и затрагивает судьбы людей – кто-то хочет жить под прикрытием добровольческих батальонов, кто-то не хочет жить в условиях, когда эти батальоны будут контролировать повседневную жизнь.

Это сложный процесс, но это гораздо надежнее, долгосрочнее и устойчивее, чем просто делать аррогантные заявления из Киева, направленные на то, чтобы не допустить сосредоточения на главном. А главное – это прямой диалог между киевскими властями и руководителями Юго-Востока. Есть много желающих не только в Киеве, но и в отдаленных государствах, имеющих на него влияние, сделать так, чтобы минские договоренности провалились, а судьбы страны решались без тех, кто сейчас отстаивают права жить на своей земле на Юго-Востоке, а потом навязать им то, что будет согласовано без них. Я категорически против этого, считаю это чистой воды провокацией и полностью согласен со словами Франка-Вальтера о том, что минские договоренности не идеальны (в этом мире вообще никто не идеален), но это единственное, под чем готовы подписаться, подписались и поддержали все ключевые игроки – сами украинские стороны, ЕС, США и Россия. Если все мы были искренни, произнося такое, то давайте добьемся выполнения этих договоренностей, а не будем устраивать громкие скандалы, обвиняя кого-то в их срыве. Договорились, прежде всего, Киев и ополчение. Россия как участник этих договоренностей, ОБСЕ как присутствующая сторона, поддержавший их ЕС и на словах поддержавшие США должны сделать все, чтобы употребить свое влияние в интересах последовательного выполнения этих документов.

Вопрос: На саммите «Группы двадцати» в Австралии Канцлер Германии А.Меркель выступила с жесткой критикой в адрес России, говоря, что страна попирает международное право и это чревато распространением по всей Европе. Что Вы думаете на этот счет? Каков сегодня был тон Ваших переговоров?

С.В.Лавров: Мы в принципе вежливые люди, поэтому всегда разговариваем культурно и не опускаемся до чтения лекций. Сегодня Министр иностранных дел Германии справедливо сказал – мы давно знаем друг друга. Хотелось бы подчеркнуть, что Канцлер Германии А.Меркель и Президент Российской Федерации также давно знакомы. Смею Вас заверить, что тональность их разговоров всегда взаимоуважительная. Они, правда, не всегда во всем соглашаются, но свои точки зрения и аргументы приводят друг другу в подобающих формах – по-партнерски – что позволяет им даже в самых сложных ситуациях находить общий язык.

С обеих сторон мы чувствуем желание решать проблемы на основе взаимного уважения и без навязывания друг другу какой-либо одной точки зрения. Например, Франк-Вальтер и я комментировали сегодня соглашение от 21 февраля с.г., говорили и вспоминали тот эпизод. Наши же американские коллеги и Государственный секретарь США Дж.Керри нередко обращались ко мне и призывали: «Что ты все время копаешься в истории? Февраль и апрель уже прошли, сейчас надо уже что-то делать». Если мы не поймем, какие ошибки были сделаны на этом пути, мы опять будем натыкаться на те же самые «грабли». Документ от 21 февраля с.г. был подписан В.Ф.Януковичем, тройкой лидеров оппозиции при участии европейских министров, а утром его не стало. В.Ф.Янукович не был в Киеве, но он оставался до следующего дня на Украине. Главное не в этом. Мы слышали аргумент о том, как же выполнять соглашение, когда В.Ф.Янукович уехал. Как я уже сегодня припоминал, первый пункт того соглашения гласил: создать правительство национального единства, которое займется подготовкой приемлемой для всех украинцев конституции и выборов на ее основе. Не думаю, что отъезд тогдашнего Президента Украины В.Ф.Януковича из Киева на Юго-Восток своей страны перечеркнул задачу обеспечения национального единства на Украине, который, по сути дела, в соглашении сложил с себя все полномочия и отказался от них. Какая связь между личностью и необходимостью национального согласия? Не думаю, что было правильным разорвать то соглашение. После того, как состоялся переворот, только вчера подписавшись под необходимостью правительства национального единства, Премьер-министр Украины А.П.Яценюк поехал на «майдан» и сказал: «Благословите нас, мы создали правительство победителей!».

Вот откуда все пошло – с менталитета победителей. У некоторых наших западных партнеров был менталитет победителей в «холодной войне» – подобное мнение и у украинских властей, которые взяли Киев путем государственного переворота. По большому счету, они победили легитимного президента.

Полностью согласен с тем, что не нужно ворошить прошлое. Сейчас основная задача – прекратить вооруженное противостояние на Юго-Востоке, провести линию разъединения, отвести тяжелые вооружения, о чем говорил Франк-Вальтер. Когда думаем о долгосрочной стабилизации Украины, нельзя забывать о задаче национального согласия, единства и примирения, а также о конституционной реформе, под необходимостью которой Украина подписалась в Женеве 17 апреля с.г. Кстати, одного из подписантов тоже нет – тогдашнего министра иностранных дел Украины А.Б.Дешицы, который сначала утвердил то Заявление, а потом его перевели на дипломатическую работу за рубеж. Это же не означает, что исчезновение данного человека перечеркивает необходимость конституционной реформы, которая позволила бы всем украинцам комфортно себя чувствовать в своей собственной стране.

mid.ru

Версия для печати