Кому может быть выгодна угроза исламского терроризма в Юго-Восточной Азии?

00:01 18.11.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Исламское государство Ирака и Сирии (ИГИС) превратилось в узнаваемую военно-политическую силу на Ближнем Востоке. В рядах этой террористической армии воюют выходцы из 80 стран, как, правило, арабских. В последнее время наблюдается рост количества заезжих джихадистов из Юго-Восточной Азии (ЮВА).

Главными поставщиками кадров из данного региона для террористического интернационала выступают Филиппины, Индонезия, Таиланд и Малайзия. По последней информации, собранной, как официальными, так и неофициальными источниками, в ряды ИГИС влились около 200 индонезийцев, 150 австралийцев, 100 филиппинцев, 40 малазийцев и несколько десятков граждан Сингапура и др. государств ЮВА (1).

Эксперты прогнозируют активизацию агитаторов ИГИС в ЮВА, и называют несколько местных исламистских группировок, уже выказавших лояльность ИГИС: «Джамаат Ашарут Таухид», «Муджахеддин-Индонезия-Тимор», Форум активистов шариатского ислама, Исламский фронт освобождения моро (моро – филиппинская народность) и др.

Деятельность исламистских ячеек не ограничивается терактами, пропагандой радикальной версии ислама и вербовкой молодежи для «священной войны» против Башара Асада в Сирии. Боевики осваивают цифровые технологии, учатся атаковать неугодные сетевые информационные ресурсы, защищать собственные и т.п. Высокий уровень познаний боевиков в области информатики и информационной войны никого уже не удивляет.

Не секрет также поразительная оперативно-стратегическая живучесть исламистских группировок в ЮВА. Как пример – бесконечные попытки филиппинских властей положить конец исламистам на Минданао. В феврале 2014 г. Манила объявила о широкомасштабном наступлении на позиции исламистов. В ходе операции были захвачены четыре полевых лагеря и фабрика по производству самодельных мин (2). По официальным данным, было убито 52 исламиста, зону боевых действий вынужденно покинули более 35 тыс. мирных жителей, но до полного искоренения террористической угрозы на Филиппинах говорить пока не приходиться.

Спецслужбы стран ЮВА с тревогой ожидают возвращения местных джихадистов на родину. С собой они принесут не только радикальные идеи и боевой опыт, но и навыки обучения и инструктажа потенциальных террористов. Указывается, что их идеологические настроения станут еще более антизападными и антисемитскими, что, в условиях тесного сотрудничества властей Филиппин, Индонезии, Малайзии, Таиланда с США, может создать нежелательное социально-политическое напряжение в регионе.

Однако создается впечатление, что за этими опасениями можно разглядеть иные мотивы западных государств в их решимости противостоять террористической угрозе в ЮВА. Не претендуя на стопроцентную точность, позволим себе сделать предположение, что присутствие непримиримых исламистов в ЮВА может доставить Западу не только проблемы, но и некоторые преимущества. Прежде всего, речь о противодействии стремительному экономическому и военному наступлению Китая в ЮВА.

КНР за последние годы сумела заполнить вакуум, образовавшийся после минимизации политических и экономических контактов США и ЕС с некоторыми  режимами в странах ЮВА, которые были объявлены недемократическими (Мьянма, Тимор-Лешти и др.). Например, западные эксперты только разрабатывают необходимые рекомендации и прогнозы относительно сотрудничества Запада с этими странами, а Пекин уже давно ведет там успешную политику (3).

Со смещением центра тяжести мировой политики в Азиатско-Тихоокеанский (АТР) регион особое стратегическое значение приобретает регион ЮВА. Разворачивается негласная борьба за контроль над Индийским океаном, который превращается в «срединный океан» АТР. Пекин недвусмысленно обозначил свои амбиции в АТР, и показал готовность конкурировать с прежними «контролерами» этого региона – США и ЕС.

Если Пекину удастся потеснить западные государства в ЮВА (а пока ему это неплохо удается), второй внушительной угрозой «китайскому порядку» в регионе станут местные исламисты. У последних есть формальный повод ополчиться против Поднебесной – притеснения уйгуров в Синьцзяне.

О вовлеченности и заинтересованности Вашингтона в усугублении уйгурского кризиса хорошо известно. Уйгурский вопрос – болевая точка Китая, на которую Запад намерен давить все больше. Рост радикальных настроений среди уйгурской молодежи западных политиков не очень беспокоит. На этом фоне появилась информация об интересе, который уйгурские радикалы проявляют к ЮВА.

В сентябре 2014 г. индонезийскими спецслужбами были арестованы четверо китайских уйгуров, планировавших посетить Камбоджу, Таиланд, Индонезию и Малайзию, имея при себе поддельные турецкие паспорта (4). Оказалось, уйгуры намеревались наладить контакты с радикалами из «Муджахеддин – Индонезия-Тимор», и пройти там боевое обучение. Затем неофиты должны были вернуться на родину, и привезти с собой свежие террористические знания.

Китайские власти сообщают, что все большее количество уйгуров проявляют интерес к деятельности ИГИС, и в силу географического фактора, им удобней выйти на союзников ИГИС в ЮВА.  Но западные СМИ чаще критикуют Пекин за ошибочную, по их мнению, политику в отношении 10-миллионного уйгурского меньшинства, чем самих уйгурских радикалов (4). Звучат обвинения, что своими действиями Китай способствует росту радикальных настроений в уйгурской среде, и, как следствие, попытки уйгурского терроризма прорвать блокаду, устроенную китайцами, и громко заявить о себе на международной арене.

Следуя этой логике, можно предположить, что в ближайшем будущем Соединенные Штаты выступят за усиление собственного военного присутствия в регионе, прикрываясь заявлениями о необходимости противодействия терроризму в ЮВА, и возлагая на Китай, по крайней мере, частично, ответственность за рост террористической активности в регионе, в т.ч., с учетом уйгурского вопроса.

Тогда террористы в ЮВА превратятся в необходимый элемент регионального геополитического ландшафта, без которого Соединенным Штатам и их союзникам не удастся найти четкие обоснования своим превентивным действиям, направленным против Китая. Получится слияние двух антикитайских идеологем: правозащитной, осуждающей Пекин за чрезмерно жесткую политику в Синьцзяне, и антитеррористической, оправдывающей попытки Вашингтона усилить свое присутствие в ключевых стратегических точках ЮВА под предлогом борьбы с терроризмом. Если исламисты стали негласными союзниками США в Сирии, почему ими не могут стать исламисты ЮВА? Вопрос риторический.

 

 

1)       http://www.atimes.com/atimes/Southeast_Asia/SEA-02-121114.html

2)       http://www.philstar.com/headlines/2014/02/03/1285992/military-declares-end-offensive-vs-biff

3)       http://www.isn.ethz.ch/Digital-Library/Articles/Detail/?ots591=4888caa0-b3db-1461-98b9-e20e7b9c13d4&lng=en&id=185209

4)       http://www.atimes.com/atimes/Southeast_Asia/SEA-01-101014.html

Ключевые слова: США Китай ЕС Юго-Восточная Азия ИГИС

Версия для печати