Мировая политика: ничего личного – только бизнес

22:21 30.09.2014 Михаил Куракин, журналист-международник


Когда принцип нерушимости границ перестал быть «священной коровой» в политике? Кто позволял себе нарушить основы Хельсинских соглашений и как в современной истории? Как выглядит выполнение международных соглашений на современном этапе в целом? Это интересные вопросы. И не просто интересные – они дают понимание эволюции международного права применительно к текущим международным проблемам. Давайте посмотрим на факты.

Согласен начать самого острого вопроса – современной России и Крыма. Да: Хрущев и его решение по присоединению Крыма к Украине в стиле коммунистического волюнтаризма; да: перестройка, и пусть все остается, как есть, лишь бы побыстрей разбежаться; да: геополитические противоречия между Россией и Западом по украинскому вопросу; и последнее да: тяжелейший военно-политический кризис в Украине, а по сути, гражданская война. Больно, тяжело, даже невероятно… И тем не менее давайте пока не обсуждать - кто виноват и что делать. По этому поводу написано и сказано немало. Позже мы к этому вернемся.

А пока давайте обратимся к современной истории и вопросам, поставленным вначале.

Век двадцатый. Первой и «невероятной» (кто из нас думал, что такое может произойти) ласточкой был развал Советского Союза. Об этом мечтали, размышляли и помогали этому развалу все западные элиты. Не то что я очень горюю по коммунистическому прошлому, но СССР – звучало, это была держава со всеми известными издержками. И что, кто-нибудь в мире вспомнил о нерушимости границ? Ничего подобного. Все произошло под аплодисменты и утверждения о том, что «верной дорогой идут товарищи». Почему? Да потому, что это укладывалось в геополитическую концепцию Запада: «Карфаген должен быть разрушен».

Далее, Югославия, Ирак (кстати, уже по сути развалившийся), Ливия (ее тоже трудно назвать единым государством). И что же? Кто против? Никто. Аргументов «за» хоть отбавляй: диктатуры, права человека, и даже право наций на самоопределение. При этом в Европе до сих пор - политическое табу и неприятие любых рассуждений в пользу возможного отделения Каталонии, басков, Шотландии и так далее.

Ну, кто после всего этого может сказать, что границы в мире остались прежними?

Трудно отрицать, что знаменитый афоризм: «Граница - это воображаемая линия между двумя государствами, отделяющая воображаемые права одного от воображаемых прав другого» - оставался для Запада в последние десятилетия вполне рабочим.

Но вернемся к украинскому кризису, в котором, как считают на Западе, Россия пытается восстановить свою империю по образцу СССР. Позволю себе процитировать высказывание по этому поводу Джона Миершаймера в статье «Почему в украинском кризисе виноват Запад»(Why is the Ukraine Crisis the West’s Fault) , опубликованной в журнале «Foreign affairs».

(http://www.foreignaffairs.com/articles/141769/john-j-mearsheimer/why-the-ukraine-crisis-is-the-wests-fault)

Автор пишет: «…Начиная с середины 90-х российское руководство жестко противостояло расширению НАТО, а в последние годы ясно заявляло, что Россия не будет сидеть сложа руки в то время как стратегически важный для нее сосед будет превращаться в западный бастион. Для Путина свержение законно избранного украинского президента, настроенного пророссийски, которое он справедливо назвал переворотом, переполнило чашу терпения. Он ответил присоединением Крыма, полуострова, который, как он опасался, станет военно-морской базой НАТО….

Элиты в США и Европе были ослеплены происходящим (в Украине), потому что придерживались искаженных взглядов на международную политику. Они верили, что логика реализма (в этой сфере) уже не имеет отношения к 21 веку…. Но в Украине все пошло наперекосяк. И этот кризис показывает, что принципы «realpolitik» работают и в 21 веке, и государства, которые позволяют себе игнорировать этот факт, делают это на свой страх и риск. Американские и европейские лидеры серьезно ошиблись пытаясь превратить Украину в опорный пункт Запада на российских границах. Теперь, когда последствия этого шага стали ясны, будет еще большей ошибкой продолжать эту непродуманную политику».

Если попытаться найти параллели, то наиболее близким примером является без сомнения Карибский кризис. Не будем вспоминать известные детали и выяснять кто был неправ, вспомним лишь совсем нешуточную реакцию США, поставившую мир на грань ядерной войны. СССР тогда нашел в себе мудрость пойти на разумный компромисс: советские ракеты убрали с Кубы, американские – из Турции. Итогом стало относительно мирное существование на очередные полвека. Что же делать сейчас?

Джон Миершаймер предлагает: «США и их европейские союзники стоят перед выбором своих действий на Украине. Они могут продолжить свою текущую политику, которая еще более усугубит отношения с Россией и в итоге окончательно разорит Украину - это сценарий, в котором все проигрывают. Или они меняют свою тактику и работают над тем, чтобы создать процветающую и нейтральную Украину, которая не угрожала бы России, что позволило бы Западу наладить свои отношения с Москвой. В этом случае в выигрыше – все».

 Термин «нейтральную» в этом пассаже для России главный. Рискну предположить, что без западного наступления на ее интересы не было бы и самого кризиса.

И еще от того же автора: «Вашингтону может не нравиться позиция Москвы, но он должен понимать стоящую за ней логику».

И впрямь, если понимаешь логику своих действий и интересов, почему бы не понять логику соседа? Но пока тезис о том, что «США граничат с тем, с кем хотят», по- прежнему, превалирует в риторике американского руководства. А вот в Европе появились первые признаки осознания реальности и понимания масштабов проблемы после всего произошедшего. Американцам благодаря украинскому кризису удалось посадить европейцев в «свой поезд», но отрезвление, особенно из-за экономических проблем, в Европе, похоже, наступает.

 В итоге, на сегодняшний день стало ясно, что начинать войну из-за противоречий по Украине Запад не собирается. Россия в свою очередь заявила, что не имеет территориальных претензий на юго-восток. Буквально за полгода неизбежно на первый план вышли практические вопросы: как развести противоборствующие стороны, как поддержать экономику и граждан этой страны и кто за это платит, как обеспечить поставки газа в Европу. Россия даже согласилась на признание Порошенко и переговоры с ним, потому что больше там вести переговоры просто не с кем.

 Все это обнадеживает. Вот только зачем было нужно так тяжело и с такой кровью к этому результату идти. Ведь примерно эти проблемы Москва предлагала обсуждать и решать намного раньше.

Версия для печати