Луганск. Искусство выживать

15:29 12.09.2014 Владимир Карасёв, политолог, публицист


   Говорят, к войне привыкаешь.

Это не так.

 И масштабы трагедии в Донбассе

 нам всем еще предстоит пережить. 

С началом блокады Луганска продукты с полок исчезали постепенно. Луганчане верили, что это ненадолго. Но время шло. Обстрелы усиливались. Количество жертв среди мирного населения росло с угрожающей скоростью. И вот уже маленькие дети начинают мыслить как взрослые. Маленькие луганчане могут по звуку определить, из какого орудия стреляют: гаубица, миномет, град, смерч, ураган. Дети даже знают, что когда слышен свист мины, у них есть полторы секунды чтоб упасть на землю и закрыть голову руками.

Пожар в Одессе, авианалет в Луганске заставили нас переродиться. Казалось, смотришь телевизор, видишь военные конфликты. Но они так далеко. И вдруг война приходит к тебе в дом. И приходит она вместе со смертью друзей, соседей, родных… И ты оказываешься не готов. Ты не можешь понять, почему президент твоей страны, который ратует за Евросоюз, вдруг санкционирует обстрел тяжелой артиллерией городов, где гибнут дети, женщины и старики. Ты не можешь понять страну, которая говорит тебе с экранов телевидения, что мы едины, но устами украинского населения говорит, что непокорный Донбасс надо уничтожить, стереть с лица земли. 

Блокада Луганска. Только в экстремальной ситуации ты понимаешь, что такое глоток воды. А лепешка из муки второго сорта на соли и воде, выпеченная в сковородке - это деликатес. Очередь за водой несколько часов под обстрелами. Бесстрашные бабушки и дедушки с сел, приезжающие в Луганск на велосипедах, с несколькими литрами молока, и парой лотков яиц. А еще яблоки. Грязные, дикие, кислые яблоки… Но, какие же они вкусные. Каждый день дети привыкли пить молоко, кефир, ряженку. Когда молокопродуктов не стало, было сложно им объяснить, что есть только чай. А еще они отказывались понимать, почему в магазине нет мороженого. Еще дети любили играть на детских площадках. Удержать их дома невозможно. «Папа, как только будет гром, мы сразу домой…»

Порошенко говорит, что украинская армия одна из лучших в мире. Наверное, по количеству убитых мирных жителей, она одна из самых лучших. Пилот, сидящий в кабине истребителя, солдат, управляющий комплексом «Точка-У», открывающий огонь из «Градов», «Ураганами», «Смерчами»… О чем он думает? Думает ли, куда летит смерть? Неужели все жители Донбасса для него террористы, боевики? Неужели он спокойно получает зарплату за смерть чужих детей, женщин? Неужели спокойно возвращается к своим детям, своей жене и спокойно спит?

В Минске подписали перемирие. Наступит ли мир, я не знаю. Рискните поговорить с теми, кто потерял своих внучку, сына, жену? С теми, кто увидел собственными глазами, что сделала армия Украины.

Люди перерождаются. Пожар в Одессе, авианалеты в Луганске, Донецке. А сколько уничтоженных городов и поселков! Кто же за все это ответит?

Последнюю ночь в Луганске мы провели двумя семьями. Четверо взрослых и четверо маленьких детей. Украинская армия впервые решила ударить по Луганску «Ураганами». Ракета летит быстро. Звук и взрыв слышен почти одновременно. Мы на лестничной площадке первого этажа постелили простынь на грязный пол возле лифта. Сели, обнялись и молились всю ночь. Младшая дочь была у меня на руках и смотрела куда-то вверх широко раскрытыми глазками. Каждый взрыв она говорила: «Папа будет кап?» Она надеялась, что это просто гроза. А на следующий день ополченец Саша под минометными обстрелами вывез нас за две ходки на старенькой «шестерке».

Трибунал должен быть. И он будет. Иначе война не закончится никогда.

Версия для печати