Станислав Тарасов: У Турции есть основания проявлять недовольство Западом

21:24 18.08.2014 Наталья Дегтярева, журналист


15 августа Центризбирком Турции обнародовал официальные итоги выборов президента. Победителем, по данным ведомства, стал премьер-министр страны Реджеп Тайип Эрдоган. О внешней и внутренней политике нового президента Турции нашему журналу рассказал директор исследовательского центра "Ближний Восток-Кавказ" Международного института новейших государств Станислав Тарасов.

Вопрос: Ваше мнение, какую внутреннюю политику будет проводить Реджеп Тайип Эрдоган?

- В Турции состоялось историческое событие, потому что впервые за весь республиканский период страны выборы президента проходили всенародным голосованием. До этого президента всегда назначал сенат, что ограничивало его легитимность и полномочия.

 И тем не менее, здесь есть определенные противоречия, поскольку в 2007 году правящая партия «За справедливость и развитие» инициировала поправки к Конституции, которые должны были наделить главу государства наибольшими полномочиями. Но тогда эти поправки не прошли в парламенте, потому что правящая партия не получила необходимые две трети конституционного большинства. И сейчас, на состоявшихся выборах, Эрдоган получил 51,8 процента голосов. Хотя это обеспечило ему победу в первом туре, но, если такое соотношение сил будет сохраняться, то на предстоящих в марте парламентских выборах он вряд ли проведет поправки, которые нужны для повышенных полномочий власти, и не сумеет провести политическую реформу, которая трансформирует парламентскую республику в президентскую. В этом заключается особенность переходного периода, который будет характеризоваться решением внутренних структурных проблем.

Вопрос: А что Вы скажете насчет внешней политики Эрдогана?

- Избирательная кампания Эрдогана проходила на антизападной волне. Объясняется это тем, что, когда в декабре прошлого года в Турции разразился крупнейший коррупционный скандал, в котором оказались замешаны некоторые члены его правительства и ближайшего окружения, то Запад не поддержал Эрдогана и даже заморозил переговорный процесс по интеграции в Европе.

Также Турция, которая действительно за последние десять лет бурно развивалась экономически, и стала выдвигать свои претензии на особую роль на Ближнем Востоке, прочно вошла в «двадцатку», Турция рассчитывала на то, что за все ее заслуги перед НАТО ее западные партнеры передадут ей полномочия главного партнера Запада на Ближнем Востоке. И она хотела выступить в роли эмиссара Запада на Ближнем Востоке, но это не получилось.

В общем-то у Турции есть основания проявлять недовольство Западом. Особенно это проявилось в тот момент, когда начался украинский кризис, в результате которого стал развиваться цикл так называемых антироссийских санкций. Турция, будучи ассоциированным членом ЕС, в принципе, могла бы быть солидарна с Западом, но турки демонстрирует, что они не будут присоединяться к антироссийским санкциям.

После воссоединения Крыма с Россией турки на словах декларировали, что являются приверженцами территориальной целостности Украины. Тем не менее, Крым не оказался в блокаде, развивается воздушное сообщение между Симферополем и Стамбулом, развивается паромное сообщение, а также Крым рассчитывает на развитие торгово-экономических связей с Турцией.

Турция заявила о намерении присоединиться к Зоне свободной торговли с Таможенным союзом, и в сентябре должно состояться первое заседание рабочих групп, а до этого Турция стала партнером по диалогу с Шанхайской организацией сотрудничества.

Сейчас, когда Эрдоган победил и когда ему предстоит сформировать новое правительство, все пытаются понять, в каком направлении он будет двигаться. Он добился своего, выиграл выборы, сыграл на антизападной волне, но Турция все же является членом НАТО и экономически завязана на Европу.

Куда дальше может двигаться Турция? Это очень серьезный вопрос, и в ближайшее время мы получим ответ на него.

Но здесь стоит сказать, что Турция может очень много потерять от сокращения торгово-экономических отношений с Россией. Товарооборот между нашими странами составляет сейчас около 40 миллиардов долларов, а в ближайшие годы планируется повысить эту цифру до 100-150 миллиардов. Также осуществляются многочисленные общие инвестиционные проекты, развиваются энергетические проекты, с помощью России в Турции строится первая атомная электростанция. И вот сейчас, когда началось продовольственное эмбарго, турки готовы восполнять потребности России в сельхозпродукции.

То есть для Турции есть поле для размышлений о том, в каком направлении двигаться, но я думаю, и так считают многие эксперты, что они будут больше склоняться если не к расширению, то к поддержанию сотрудничества с Россией.

Версия для печати