Украинская геополитика – жертва украинской политики

23:33 10.08.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


В научной среде нет единого мнения, является ли геополитика полноценной наукой, или же способна служить лишь приложением к уже оформившимся научным дисциплинам. На Украине к этим дискуссиям следует добавить еще одну: не является ли геополитика на Украине приложением к оформившейся украинской политике? Чтобы быть точнее, следует говорить о принесении геополитики в украинских вузах в  жертву текущей политической конъюнктуре.

Сезонный характер украинской государственности ни для кого не является секретом. Этому учит сама история. Украинские государства быстро появлялись на карте в периоды разброда и дестабилизации больших геополитических пространств, и еще быстрее исчезали, как только разброд и дестабилизация сменялись обретением геополитического баланса. Так было в 1917 г., 1939 г., 1941 г., и по схожему сценарию начался для украинской государственности 2014 г.

Причину такой недолговечности следует искать не извне, но вовне. Сами принципы, заложенные в фундамент украинской государственности, крайне шатки, иллюзорны и жидки. На таком основании крепкого державного здания не построить.

Не будем вдаваться в нюансы украинского державостроительства. Остановимся на теме изложения в украинских вузах геополитических основ самого факта существования украинского государства.

Вполне предсказуемо, появление юридически независимой Украины преподносится как положительный фактор, привнесший дополнительную стабильность европейскому региону. Многочисленные доводы иностранных геополитиков и стратегов, опровергающие такую постановку вопроса, игнорируются. Идет, своего рода, интеллектуально-идеологический отбор, когда будущим украинским политологам, геополитикам и дипломатам разрешают ознакомиться с четко ограниченным кругом авторов, ограниченным не в количественном плане, но в идеологическом.

К примеру, сложно ожидать полного раскрытия перед украинскими студентами смысла теории американского геополитика Николаса Спикмена о «береговых зонах» (rimland). Н. Спикмен утверждал, что для достижения мировой гегемонии Вашингтону необходим контроль над  «береговыми зонами» (rimland). «Береговые зоны» - это не только место соприкосновения суши с морем, но и точки соприкосновения разных типов государственности, политико-конфессиональной ориентации или территории, которые можно сравнительно легко взять под контроль, окружить ими потенциального врага.

 Восточную Европу Н. Спикмен рассматривал, как промежуточный район между евразийской континентальной массой и «береговой зоной», а сама «береговая зона» - огромный географический пояс, протянувшийся дугой от Западной Европы через Средиземноморье, Кавказ, Турцию и Китай до Японии, опоясывая контуры Евразии.

                                                                  

В итоге Н. Спикмен предложил свой принцип достижения планетарного могущества: «Кто контролирует «береговую зону», тот доминирует над Евразией. Кто доминирует над Евразией, тот распоряжается судьбой мира» (1). Украина, согласно воззрениям Н. Спикмена, тоже относится к странам «береговой зоны», а «береговая зона» чаще является не самостоятельным игроком, а ведомой конструкцией, «чертежи» которой заготавливаются совсем другими людьми. «Береговая зона» - слабое звено, испытывающее дуальное политическое влияние – одновременно с Запада и с Востока.

 

Вместо трезвых геополитических знаний украинского студента профильных вузов кормят идеологией, в жертву которой приносят даже науку. Выпускники таких вузов полны наивной уверенности, что институциональная слабость украинского государства – результат либо внешних происков, либо коррумпированности властей, но никак не следствие ложных принципов, заложенных в базис украинской государственности, и игнорирующих геополитическую реальность.

 

Отсюда проистекают намерения постоянно реформировать структуру власти, заменить плохое на хорошее, прогнившее на цветущее, коррумпированное на справедливое. Но все заканчивается сменой плохого на худшее. Истоки майданов нужно искать и здесь, если класс людей, профессионально занимающихся политикой и геополитикой, заряжен ценностно-интеллектуальной установкой на необходимость существования независимого украинского государства, которое по своим параметрам служит неиссякаемым источником стабильности и стратегического равновесия, и которого этой стабильности лишает исключительно некомпетентное руководство.

 

Начинаются размышления о смене руководства на более «компетентное», но перехода к лучшему будущему не случается, потому что его нет. Все будущее Украины, как государства, предвидено геополитическими принципами ее существования. Выйти дальше, за границы этих принципов, не получится ни при каких условиях, как невозможно прыгнуть выше головы. Интеллектуально-политические границы Украины – это границы и рубежи ее будущего. Границы эти узки (они предназначены всего лишь для дестабилизации обстановки на евразийском пространстве), узок и выбор вариантов будущего.

 

Украинского студента прячут от нежелательных геополитических знаний. Не приходиться рассчитывать, что в профильные украинские вузы получит доступ полное толкование, и, главное, понимание работы Джеймса Бернхэма, одного из основателей ЦРУ, «Битва за мир», в которой автор указывал, что контролировать мир сможет только та сила, которая сможет организовать на свой лад «срединную землю» и её внешние барьеры» (2). Идеи Д. Бернхэма были созвучны идее Н. Спикмена о «береговых зонах», и под внешними барьерами следует понимать окружающие Россию («срединная земля») территории, в т.ч. Украину.  

Вся научная работа провластных украинских геополитиков и экспертов направлена на поиск оправданий, почему украинское государство должно существовать, и почему именно в таком формате. О дестабилизирующей роли украинской государственности в рамках евразийского пространства не говорится. Эта тема табу, и считается дурным тоном сравнивать геополитическую функцию Украины с таковой у Хорватии, хотя это самый яркий пример сходства истинных, а не декларируемых геополитических целей двух государств. Весь смысл хорватской независимости – в интересах Запада развалить Югославию и ослабить Сербию, как государство, способное к интеграции Балканского региона. Весь смысл украинской независимости – в интересах Запада развалить СССР и ослабить Россию, способную интегрировать евразийское пространство в виде полюса силы, альтернативного американской гегемонии.

Проект украинской государственности работает на однополярное мироустройство. На международной арене растет все больше недовольство единоличным диктатом Соединенных Штатов. Независимая Украина с тем идеологическим багажом, который имеется у нее сегодня, не может не быть ничем другим, кроме как соучастником неоколониальной политики Вашингтона. Ослабляя конкурентов США, Украина способствует усилению американской хватки и американского контроля над планетой.

Такая постановка проблемы никогда не найдет освещения в работах украинских геополитиков. Само понятие украинской геополитки тоже требует разъяснения. Если под ней понимать не труды отдельных, вполне заслуженных ученых, проживающих на Украине, оставшихся верными научной честности, но не идеологии, а попытки превратить геополитику в придаток националистического украинства, тогда такой геополитики нет. Вместо нее мы видим неоправданные надежды на успех различных политических мероприятий, нацеленных на развал России. Кстати, труды таких псевдоученых многократно переиздаются на Украине, и им с апломбом присваивается незаслуженный ими титул «украинских геополитиков и ученых».

Идеологии здесь больше, чем науки, и яркой иллюстрацией служит «украинский геополитик» Юрий Липа, приверженец ОУН-УПА с его «трудом» «Раздел России» (3). С таким багажом украинская геополитика обречена быть интеллектуальным дубликатом более оригинальных, и более ранних мыслей на ту же тему зарубежных авторов.

 

 

1)       N. Spykman “The Geography of Peace”

2)       J. Burnham “The Struggle for the World”

3)       Юрий Липа “Розподіл Росії”

Ключевые слова: геополитика Украина наука

Версия для печати