Геополитическое эхо сараевских выстрелов

13:45 29.06.2014 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Сто лет назад – 28 июня 1914 года – в боснийском городе Сараево прозвучали выстрелы, убившие австрийского эрцгерцога Франца-Фердинанда и давшие сигнал к смене эпох. Уже спустя месяц с небольшим человечество оказалось погружено в пучину Первой мировой войны, в огне которой погибли три ключевые империи того времени – Российская, Австро-Венгерская и Османская. Хронология событий столетней давности хорошо известна, однако споры об их подоплеке продолжаются вплоть до сегодняшнего дня. Более того, именно в последние годы наметился серьезный поворот в дискуссиях в сторону отказа – зачастую необоснованного – от прежних концепций и подходов. Речь идет о прослеживающемся в западноевропейской и отчасти балканской историографии процессе «переосмысления» проблемы истоков Первой мировой войны в совершенно определенном смысле. В духе известных антисербских и антиславянских концепций делается попытка объявить Сербию и стоявшую за ее спиной Россию главными виновницами общеевропейского военного конфликта, увести в тень собственные планы Берлина, Вены, Лондона, Парижа и других мировых игроков по переделу сфер влияния в мире, переформатированию колоний, захвату источников сырья, установлению контроля над транспортными путями. Понятно также, что признание решающей роли Тройственного союза за развязывание Первой мировой войны перекидывает невыгодные Западу аналогии с сегодняшними попытками США, НАТО и других стран и структур перекроить мировую карту в выгодном им смысле. Не случайно сегодня антироссийские лозунги особенно активно востребованы западными державами для прикрытия собственной агрессивной политики в отношении Украины. Отсюда и беспрецедентный накал дискуссий по событиям столетней давности – тем более что сам юбилей предоставляет подобным дискуссиям соответствующую трибуну.

Попытки возложить главную ответственность за возникновение Первой мировой войны на Сербию и Россию показательно совпадают с процессом нового усиления экономической мощи и геополитических претензий Германии. С 1960-х годов в этой стране в сфере исследований мировой политики существует признанная «школа Фишера», названная так по имени одного из крупнейших германских историков профессора Университета Гамбурга Фрица Фишера. В своей хрестоматийной книге «Схватка за мировое господство» он убедительно доказал, что именно Германия толкнула человечество в первую войну мировых масштабов, желая перераспределить соотношение сил в мире, захватить новые колонии и природные ресурсы. Фишер доказывает «глобальный аспект немецких притязаний стать мировой державой и добиться мирового положения». [1]

Действительно, вряд ли есть основания сомневаться, что «в борьбе кайзеровской Германии за мировую гегемонию ее колониальные цели накануне и во время Первой мировой войны играли очень видную роль». [2]  Однако в последние два десятилетия в германской историографии наметилась четкая тенденция отказа от наследия «школы Фишера». Показательно, что никаких новых документов, позволяющих снять с Берлина ответственность за развязывание Первой мировой войны, найти так и не удалось. Зато активно используются более чем сомнительные исторические параллели с сегодняшним днем. Этим, к слову, грешат и американские, и британские историки. К примеру, британский ученый Крис Кларк в качестве аргумента в пользу пересмотра устоявшейся концепции исторических корней Первой мировой войны приводит трагические события в боснийском городе Сребреница летом 1995 года, в которых Запад сразу же обвинил местных сербов. По мнению Кларка, «после Сребреницы» о Сербии и сербах якобы нельзя писать, как раньше, необходимо пересмотреть всю сущность сербского национального движения на протяжении многих веков – разумеется, в обвинительном духе. [3]

Обратимся к документам интересующего нас периода. В частности, полезно напомнить, что Генеральный штаб Австро-Венгрии имел детально разработанные планы превентивного одновременного нападения на Сербию и Россию уже в октябре 1912 года – то есть почти за два года до Сараевского убийства. «Если Россия и дальше будет стоять за Сербию, то следует в отношении Сербии держаться оборонительно, а всеми корпусами маршировать в  Галицию», - подчеркивал в те дни начальник Генштаба австро-венгерской армии генерал Конрад фон Гетцендорф. [4] А для оправдания подобной операции, по его словам, нужен был предлог, делавший Россию и Сербию ответственными за войну.

Император Германии Вильгельм II и начальник Генштаба германской армии Гельмут фон Мольтке всецело поддерживали Вену. Фон Мольтке указывал в письме к своему австро-венгерскому коллеге: «Необходимо найти предлог для войны, надо сманеврировать так, чтобы повод пришел от славян». [5]  Таким поводом (а не причиной!) и стали июньские выстрелы боснийского националиста Гаврилы Принципа.

Собственно говоря, венские и берлинские военно-политические документы и легли в основу решений послевоенной Парижской мирной конференции, в частности Версальского мирного договора 1919 года. Статья 231 этого документа (War Guilt Clause) возложила всю ответственность за Первую мировую войну на Германию и ее союзников, которые должны были возместить весь ущерб, нанесенный гражданскому населению. А статья 227 обвинила императора Вильгельма II в преступлениях против «международной морали» и потребовала предать его суду как «военного преступника». [6] Что же касается Австро-Венгрии, то ее ответственность за развязывание Первой мировой войны была зафиксирована в Сен-Жерменском мирном договоре 1919 года и Трианонском мирном договоре, подписанном в 1920 году.

Понятно, что для сторонников реабилитации германского милитаризма и идеологов евроатлантизма положения вышеуказанных мирных договоров не указ. Но они отнюдь не пионеры в своем отторжении соответствующих международно-правовых норм. Первыми против них показательно выступили германские национал-социалисты во главе с Гитлером.

Именно под лозунгом «освобождения от пут Версаля» человечество по вине Гитлера и его западной «группы поддержки» стало сползать в пучину новой мировой войны. Ремилитаризация Рейнской области, аншлюс Австрии, отторжение Судетской области, оккупация Чехии и Моравии – все эти германские акции шли вразрез с нормами продолжавшего действовать Версальского мирного договора. Однако Запад игнорировал происходящее, стремясь «умиротворить» нового-старого агрессора и направить его на Восток…

Разумеется, история Первой мировой войны еще таит в себе немало тайн. Однако отрицать объективные факты и тем более пытаться обвинить во всем Сербию и Россию – значит отказывать историческому процессу в объективности и превращать историю в прислужницу современной геополитики.

Примечания

 

[1] Fischer F. Griff nach der Weltmacht. Die Kriegszielpolitik des Kaiserlichem Deutschland 1914/1918. Dusseldorf, 1962. S.792.

[2] Машкин М.Н. Колониальные цели кайзеровской Германии в 1918 г. // Вестник Московского Государственного областного университета. Серия «История и политические науки». 2012.  № 5. С.51. 

[3] Clark Ch. The Sleepwalkers: How Europe Went to War in 1914. Harper, 2013.

[4] Osterreich-Ungarns Aussenpolitik (OUA). Bd.IV. № 4710. S.1072-1073.

[5] Jовановиħ J. Одговорност Србиjе за рат. Београд, 1927. С.9-11.

[6] http://www.documentarchiv.de/wr/vv.html

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ключевые слова: Россия Германия Сербия

Версия для печати