«Становление новой системы международных отношений»

15:58 30.05.2014 Мария Грановская, кандидат философских наук


В начале мая известный словенский культуролог и философ Славой Жижек опубликовал в издании The Guardian статью под названием «Кто сможет контролировать капиталистический миропорядок после ухода со сцены сверхдержав?». В своём коротком, но содержательном эссе автор предсказывает глобальную трансформацию мировой политической системы в условиях как никогда опасного и разделённого мира. Свои опасения относительно безопасности мира Жижек в некотором смысле связывает с неминуемым экономическом и политическим закатом США и непредсказуемостью для ведущих держав Запада политики России на мировой арене. Он пишет: «В 90-х гг. отношения между ведущими западными державами и ослабленной Россией регулировались молчаливым пактом. Западные государства соглашались рассматривать Россию как великую державу при условии, что Россия не должна будет вести себя как таковая. Что произойдёт, если Россия действительно начнёт действовать как сверхдержава?» Ответ Жижека вполне предсказуем. «Ситуация, когда Россия начнёт действовать, как великая держава, может обернуться катастрофой, угрожающей всей системе международных отношений. Пример тому – события пятилетней давности в Грузии, когда Россия проявила себя как великая держава»[1]. Здесь автору нельзя не возразить – невмешательство России в грузино-южноосетинский конфликт привело бы к гораздо более серьёзной катастрофе – геноциду осетинского народа.

Не раскрывая подлинных причин пятидневной войны 2008 года, Жижек переходит к описанию системы современного мироустройства после окончания американского господства. «Американский век» закончился, и мы вошли в новый период формирования многочисленных центров глобального капитализма. В США, Европе, Китае и Латинской Америке капиталистические системы развивались по своим специфическим законам: США выступает за неолиберальный капитализм, Европа за то, что осталось от государства всеобщего благоденствия, Китай за авторитарный капитализм. Для Латинской Америки, по мнению Жижека, характерен популистский капитализм»[2]. В таких условиях возникает необходимость выработки правил взаимодействия между этими локальными центрами силы уже без «арбитрского участия» США как единственной сверхдержавы в мире.

Автор обходит вниманием важную тенденцию развития современной мировой экономики – усилившееся влияние региональных объединений, таких как БРИКС, АСЕАН и т.д. В новой системе международных отношений на первое место постепенно выходят новые интеграционные объединения и политические союзы.

Жижек считает, что современный мир потенциально куда более взрывоопасен, чем во времена холодной войны. «Во время холодной войны правила международного поведения были ясны и гарантировались доктриной взаимно-гарантированного уничтожения сверхдержав. Сегодня старые и новые великие державы проверяют друг друга, пытаясь навязать свой свод правил поведения в мировой политике»[3]. В этой геополитической борьбе за контроль над нерегулируемым и многополярным миром заложниками становятся небольшие государства, такие как, Грузия или Украина.

Некоторые зарубежные издания писали о пошатнувшейся позиции США и трансформации миропорядка, ставшей очевидной на примере украинского кризиса. В сингапурском издании «Ляньхэ цзаобао» автор справедливо замечает, что «в результате шахматной партии держав, имевшей место в ходе украинского кризиса, изменились люди. После Второй мировой войны Америка стала мировым гегемоном, а после распада СССР однополярная картина мира сформировалась окончательно, но теперь этому положению приходит конец. Слабость, которую США показали в последние годы, говорит нам о том, что началась новая, постамериканская эпоха. Но когда же наступит время, когда ни одна страна мира, ни одна группировка государств не будет наносить урон другим странам ради собственных интересов, погружая их в пучину бедствий?»[4].

Возможно ли в условиях принципиальных противоречий, в том числе и идеологических, создать новый миропорядок? Жижек отвечает на этот вопрос отрицательно. Он заявляет о невозможности создания глобального политического порядка, не вступающего в противоречие с глобальной капиталистической экономикой.

В эпоху глобализации всё больше обостряются межкультурные и межнациональные противоречия. «Со времён падения Берлинской стены и появления глобального рынка повсюду вновь стали возводиться новые стены, разделяющие людей и их культуры»[5]. Возможно, что впереди нас ждёт полное взаимное отчуждение.



[1] Slavoi Zizek. Who can control the post-superpower capitalist world order? The Guardian, 6 May 2014.

[2] Slavoi Zizek. Who can control the post-superpower capitalist world order? The Guardian, 6 May 2014.

[3] Там же

[4] InoСМИ.Ru.Чжоу Лифан. Трансформация миропорядка через призму украинского кризиса/01.04/2014.

[5] Slavoi Zizek. Who can control the post-superpower capitalist world order? The Guardian, 6 May 2014.

Версия для печати