Дипломат. История любви

09:52 22.05.2014 Елена Шашкина, редактор журнала «Международная жизнь»


Издательство «Алгоритм» представило московской публике первую книгу Нины Пушковой - «Роман с Постскриптумом». Презентация состоялась 19 мая в «Библио-Глобусе» на Мясницкой улице.

Предисловие к роману гласит: Студенткой Щукинского театрального она мечтала о карьере актрисы. Но когда случилась в жизни Любовь, оставила съемки в кино и не пошла на театральную сцену, пожертвовав манящей аурой артистического мира. Любимым и единственным мужем стал Алексей Пушков – теперь политик, председатель Комитета по международным делам Государственной думы, профессор МГИМО и известный телеведущий популярной аналитической программы «Постскриптум», а тогда – студент МГИМО.

В своих мемуарах Нина Пушкова интригующе откровенна. Судьба была богата на встречи со многими знаменитыми и просто интересными людьми, но главным осталась семья - союз по любви, который длится уже более трех десятилетий…

Выбор привлекающего всеобщее внимание названия оказался неслучайным. Как выяснилось, программа Алексея Пушкова, название которой положило основой титула книги его супруги, сыграла немаловажную роль в судьбе четы Пушковых последних лет. По признанию самих героев, на протяжении четверти века они оба были задействованы в совместных творческих проектах: трех документальных фильмах, прошедших по центральным каналам. В 1998 году после многочисленных интервью в качестве эксперта-политолога Алексея Пушкова пригласили делать свою собственную программу. И вот в июне этого года программе «Постскриптум» исполняется уже 16 лет. «На самом деле никто не знает, в чем секрет успеха и долгой жизни программы. Часто программа идет два-три года и умирает, интерес к ней затухает. Непонятно как это происходит, как просчитать реакцию зрителя, никто не знает. Обычно полгода дают «на раскачку», если замышляется длительный телевизионный проект. Но если через год программа не дает повышающегося рейтинга, то ее записывают в аутсайдеры и еще через полгода её, как правило, снимают с эфира. Здесь мне, конечно, Нина очень помогла: у нее за плечами артистическая школа, Щукинское училище, опыт работы в кино. Проект «Постскриптум» начинался у нас как совместный. В полную силу проект шёл в 2001-2002 годах, после чего Нина стала выступать только в роли заинтересованного критика, её мнение я слышал первым. Потом я слышал мнение других людей: Ю.Лужкова, Е.Примакова и многих других. Эта творческая совместность очень помогает нам на протяжении уже тридцати семи лет оставаться интересными друг другу – нам есть, что дать друг другу», рассказывает Алексей Константинович.

Алексей Пушков - автор четырех монографий, а также более чем 400 научных трудов и аналитических статей в ведущих российских и зарубежных периодических изданиях: «Когда я работал исключительно на телевидении, у меня было намного больше времени, и мне удалось выпустить четыре полноценных издания, самым успешным из них было первое – «Путинские качели», эта книга выдержала четыре переиздания. Специфика её была в том, что это было объединение моих комментариев к происходящему тогда: это политика, схваченная на ходу (там везде проставлены даты). После этого я написал еще три книги по внешней политике. Сейчас я занят основными моими двумя работами – это Госдума, Комитет по международным делам, и телевидение. Конечно, я планирую написать еще книгу, и это будет нашим российским ответом на достаточно заметные труды западных специалистов в области внешней политики о «великой шахматной доске», на которой разыгрываются самые сложные партии. Я не согласен с последним трудом З.Бжезинского. Я считаю, что у нас другая перспектива на ближайшие 20 лет, что мир по-американски постепенно, с противоречиями, неровно, но сходит на «нет». Возникает некий другой мир, и где будет наше место в этом мире – об этом будет эта книга. Назовем её «Мировая шахматная доска. Взгляд из Москвы».

По поводу телевизионных творческих планов Алексей Пушков сказал, что есть несколько тем: «Главной темой будут наши сложные взаимоотношения с США на протяжении последних 15 лет. Материал есть и можно сделать даже несколько серий–фильмов «Постскриптум в исторической перспективе».

В качестве автора своего интернет-блога телеведущий отметил: «Интернет планировался как инструмент донесения до мира, прежде всего ценностей тех обществ, где он получил первоначальное развитие. Понятно, что развивался он в первую очередь в США и в Европе и потом уже пошел в  Азию, в Латинскую Америку и так далее. То есть Интернет был абсолютно весь западный, либеральный и проамериканский. Этот феномен стал меняться лет пять-шесть тому назад. Сейчас по сети идет волна отрицания первичности тех обществ и государств, которые запускали её и сделали наибольшие вклады в неё. В России Интернет претерпел внутреннюю революцию. Конечно, есть традиционно более либеральные домены, например, Facebook. Но уже в Twitter нельзя говорить об однозначно либеральной ориентации, там очень сильны патриотические и государственнические мотивы, и собственно российские национальные мотивы. То же самое мы наблюдаем в Китае, в Арабском мире. Сейчас очень сильно растет чисто европейское содержание европейского интернета. То есть, изначальная функция Интернета как «американского» инструмента, перестает быть таковой. Любопытно, что еще три года назад западные политологи и СМИ изображали Интернет как безусловно «соответствующий западным ценностям» по своему содержанию. Сейчас они перестают это утверждать, потому что появилась встречная контрволна, что меня привело к выводу, о том, что все-таки инструмент не определяет содержания. Инструмент - это способ доведения информации, мнений, оценок, суждений до потребителя. Его содержание определяет истинность или неистинность главного посыла. Есть пределы любой чрезмерной пропаганды. Например, отзыв в мире на фаворита последнего Евровидения больше негативный, нежели позитивная его пропаганда. И этот отзыв сильнее позитивной пропаганды данного образа в силу своей чрезмерности. Мы видим как либеральный мир в силу своей чрезмерности и эксцессов (любой чрезмерный феномен пожирает самого себя), сужается, съеживается. Либеральный мир сейчас съеживается до Евроатлантического сообщества. Безусловно, это очень существенная часть мира, это около тридцати государств, это ведущие в технологическом, финансовом, экономическом отношении государства. Но им возникает антитеза, которую они сами и создают, антитеза избыточной либеральности развития своей культуры. Это происходит с так называемой толерантностью, с так называемой политкорректностью, которые на самом деле отрицают плюрализм. Проблема современного либерализма в том, что он авторитарен. Он идет в тоталитарную сторону. В рамках этой тоталитарной и авторитарной идеологии, идолами которой являются Pussy Riot, которым мы знаем цену, это ценностное искажение бьет по контролю над Интернетом, который был у Соединенных Штатов и Западной Европы исторически. Интернет как средство формирования ценностей может быть использован как либеральный флагман мировой цивилизации, так и нелиберальный флагман. Сейчас это и происходит. И по украинской тематике в Интернете я вижу, в той же Франции, позиция правительства которой известна – она резко негативная по отношению к нам в украинском кризисе. Но если посмотреть Интернет, отзывы на мои выступления во Франции, когда я давал там интервью французскому телевидению и радио, эти отзывы на 70% позитивные. Они о том, что реакция России и Путина была закономерной и логичной по отношению к Крыму и по отношению к смене режима в Киеве. Интернет может развернуться против своих создателей, именно потому, что его насыщают неправильным содержанием, и это мстит за себя.

А вот как автор Нина Пушкова говорит о создании своей «Истории любви» - именно такой подзаголовок имеет роман: «Идея написания книги не просто родилась у меня, но и была для меня спасительной ниточкой, которая позволила мне удержаться на плаву. Я переживала тогда сложный период в своей жизни, связанный со строительством дома. Столкнувшись с тяжелыми реалиями строительства, мне было необходимо терапевтическое присутствие. Вылилось это в описание двух миров, которые я хорошо знаю: мир театральный, мир кино, из которого я вышла, и мир политики, в который меня привело моё замужество с человеком, которого все знают гораздо лучше, чем меня. Этот роман рождался из разных кусочков: у меня был опыт написания сценариев, но роман, надо было написать как кино, так я его замыслила, чтобы в нем были диалоги, были узнаваемые люди, живые ситуации для того, чтобы в этих ситуациях мы вспоминали страну, себя, тех, кого мы знали и любили и продолжаем любить. Алексей Константинович дал мне завет Ю.Олеши - «ни дня без строчки». Но это очень сложно, потому что навыка нет, это же мой первый роман».

Сам герой «истории любви» - Алексей Константинович Пушков рассказывает, что роман о нём не был сюрпризом для него, потому что он сам был его инициатором и даже настаивал на написании книги: «Я считаю, что главный персонаж не я, а моя жена и время, в котором мы живем. Я представлен в романе пунктиром. Сказать, что я сильно влиял на содержание книги, не могу. Потому что все, что касается эпохи 1970-80-х гг., которая представлена здесь, Нина ухватила с актерской, сценарной очень точной тщательностью. Здесь очень хорошо переданы ощущения времени - и тут я вообще не вмешивался в текст. Иногда я давал советы, когда речь заходила о Билле Клинтоне, о других видных персонажах нашего времени: Горбачёве, Яковлеве, - Нина советовалась со мной, чтобы лучше написать, то, что она хотела написать. Я считаю, когда человек пишет много об истории, особенно о нашей истории, о нынешнем дне, есть некая ответственность; то есть писать надо продуманно. Иногда есть чисто эмоциональные оценки, а иногда чисто исторические. Но самое лучшее – это эмоционально-историческая оценка. Потому что полной объективности не бывает. На самом деле объективностью является умная субъективность. Я старался отталкиваться от этой умной субъективности, чтобы не уходить в общие формы. Но при этом не уходить в чистые эмоции, потому что это обесценивает. А абстрактные формулы нивелируют: они создают абсолютно ровный ряд образов, а ровные образы не цепляют. Мне кажется, что здесь удалось найти правильное сочетание. И таким образом, я считаю, своей заслугой две вещи: что я настаивал, чтобы Нина начала писать эту книгу, потому что те люди, с кем она встречалась, работала, очень интересны, начиная со старой гвардии Щукинского училища и театра Вахтангова: это и Вацлав Дворжецкий, и Анатолий Ромашин, и многие другие. И то, что она увидела в мире политики, - которая в значительной степени тоже театр, это театр человеческих страстей. Так, например, на мой взгляд, самые сильные пьесы Шекспира посвящены политике, это «Ричард III», «Король Лир». Это самые глубокие и философские его вещи, конечно, у него и замечательная лирика, но даже «Ромео и Джульетта» не чужда политике: битва между Гвельфами и Гибеллинами триста лет сотрясала Италию. Политика – это театр, это сосредоточие человеческих борений, это «стихия радений», как выражался Андрей Белый. Поэтому я считаю, что две эти сферы чрезвычайно близки. Когда я начинал делать «Постскриптум», меня спрашивали, как я буду делать программу, какова её концепция. Я отвечал, что я хочу показать театр политических страстей, что в политике есть всё: любовь, страсть, предательство, ложь – причём, её очень много, иногда даже слишком. Тем не менее, есть и благородство, честность и смелость. Все это есть в политике. Просто на эти миры – мир театра и политики надо смотреть немного по-разному: в мир политики надо войти и видеть его изнутри, и тогда открывается его театральность. Те, кто наблюдает этот мир снаружи, тоже видят эту театральность. А мир театра открыт; он бросает нам эту театральность в глаза, для этого он и предназначен».

Нина Васильевна добавляет: «Да, еще два мира этой книги – это мир западный, который нам представляется односторонне, и мир, в котором мы жили, и который мы потеряли, но не целиком, потому что какие-то нравственные вещи сидят в нас очень глубоко. В нас есть нравственный запрос, нравственное требование, нравственное соответствие. А западный мир, который я тоже постигла, живя за границей: мы  очень много путешествовали – 76 стран, и не только как туристы, но и жили там, когда Алексей Константинович работал в ООН в Женеве или период, когда мы жили в Праге».

Благодаря замечательному слогу, ясному языку, стройности мысли и изящному юмору автора можно погрузиться во времена молодости героев - известных личностей, которые живут в «истории» жизни и любви, общаясь и с автором и читателями.

«Роман с Постскриптумом» читает автор:

http://www.youtube.com/watch?v=PBplJOP5t5w

Нина Пушкова. Роман с Постскриптумом. – М.: Издательство Алгоритм, 2013.

Фоторепортаж

Ключевые слова: книга Алексей Пушков

Версия для печати