Две статистики Евросоюза

15:20 20.05.2014 Юрис Пайдерс, Neatkarīgā Rīta Avīze


Расследование журналиста Neatkarīgā Rīta Avīze об истинных показателях латвийской промышленности привело к удивительным и пугающим выводам.

"Сражение" журналиста газеты Neatkarīgā Rīta Avīze Арниса Клуиньша с Центральным статистическим управлением (ЦСУ) Латвии закончилось тем, что, наконец, были обнаружены новейшие методы, с помощью которых в современной Европе фильсифицируются статистические данные. Оказалось, что только до января 2014 года ЦСУ подсчитывало изменение объема производства, сравнивая общий объем промышленной продукции в этом году и в прошлом.

Если считать именно таким образом, то, учитывая исчезновение Лиепайского металлурга с карты латвийской промышленности (а также слабые из-за теплой зимы показатели производства тепла и электричества), то в этом году должно получится примерно десятипроцентное падение производства. Такой негативный показатель полностью разрушил бы легенду об истории успеха Латвии. Такое число в таблицах Eurostat стало бы сигналом того, что в этом году еврозона приняла не страну-достойного претендента на введение единой валюты, а экономического мертвеца, который в первый год пребывания в еврозоне покажет катастрофическое падение производства. Такая статистика отпугнет любого будущего претендента на вступление в еврозону. Вот, вступайте, и будет как у Латвии — промышленный коллапс сразу после вступления!

В результате, Латвии поручено сфальсифицировать статистику производства. Прямо как в романе Джорджа Оруэлла "1984", латвийские статистики ныне должны подсчитывать данные промышленного производства, стирая из старых данных информацию о производственных показателях Лиепайского металлурга. Отбросив данные по лидеру металлургической отрасли и промышленности в целом, Латвия снова показывает удивительные достижения в производстве. Если из прошлого стирается тот факт, что в Латвии когда-либо был такой "Лиепайский металлург", если мы рассказываем всему миру, что на латышской земле металлолом никогда не переплавлялся, и стальная арматура в Лиепае никогда-никогда не производилась, то да — мы европейский "тигр"! Можно даже сказать — восточно-европейский Сингапур! А если мы включаем Лиепайский металлург в статистические данные, то мы становимся европейским лузером — восточно-европейским Зимбабве!

Но случай с фальсифицированием роста латвийской промышленности вызывает очень серьезные опасения по поводу объема фальсификаций данных в Латвии и ЕС. Один детально изученный случай, внимательно проанализрованный одним журналистом — это исключение, или широко распространенная практика? Мы не знаем масштабов фальсифицирования. Есть основания полагать, что в той же мере, что и промышленные показатели фальсификация затрагивает ВВП, а также показатели инфляции, миграции, занятости и, возможно, финансового сектора.

Если лидеры Евросоюза — Еврокомиссия, Европейский центральный банк и Европарламент — основывают свои оперативные решения на такую информационную базу Eurostat, то эта ситуация напоминает управление самолетом, когда пилот должен принимать решения о маневрах летательного аппарата, основываясь на показаниях измерительных приборов, дающих неверную информацию о количестве топлива, высоте над землей и скорости самолета. Европейские граждане свои решения о взятии на себя обязательств, дополнительных кредитах и т.д. тоже основывают на сфальсифицированных и чрезмерно оптимистичных статистических показателях.

Политическое вранье о стремительном промышленном росте Латвии в 2014 году — еще один штрих к бросающемуся в глаза сходству СССР и ЕС.

Публиковавшаяся во времена СССР статистика была идеологическим оружием. Публикуя статистические данные, их надо было подать так, чтобы числа доказывали превосходство советской экономической системы над капитализмом, и подтверждали постоянный рост уровня благосостояния рабочих. Это достигалось, демонстрируя рост тогда, когда на деле царил кризис, и запрещая публиковать данные, которые логично привели бы к идеологически вредные выводам.

Но политическое руководство Советского Союза хорошо понимало, статистика какого качества публикуется для нужд широких народным масс. На станках, существующих лишь на бумаге, можно делать танки — но только на бумаге. Для военного планирования была нужна статистика, показывающая реальную картину в экономике, демографии и т.д. Поэтому, в СССР были две статистики. Публикуемая — данные которой были подправлены для очередной идеологической кампании, и тайная статистика — данные которой были классифицированы и публично недоступны.

Пока народу в восьмидесятых годах двадцатого века преподносилась ложь об экономическом росте, власти предержащие знали, что СССР находится в глубоком экономическом кризисе.

Может, в Евросоюзе тоже есть две статистики? Одна — в которой проявляется истинная картина — доступна лишь очень небольшому слою избранных, имеющих доступ к самым большим тайнам Европы. А вторая — таблицы Eurostat, задуманные как лапша для ушей граждан Европы и международных инвесторов...

 

(http://ru.focus.lv/bizness/biznesa-vide/back-ussr-latviyskaya-statistika-proizvodstva-sfalsificirovana)

Версия для печати