«Мягкая сила» во внешней политике Бразилии

16:51 13.05.2014 Андрей Будаев, Генконсул России в Рио-де-Жанейро


В последнее время в интернациональном и российском политическом дискурсе повышенное внимание уделяется «мягкой силе» как важному фактору развития международных отношений и межгосударственного общения. Сформулированная в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого столетия известным американским политологом и неолибералом Джозефом Наем концепция «мягкой силы» определяется как «способность добиваться желаемого на основе добровольного участия союзников, а не с помощью принуждения или подачек»1. Такое воздействие, как считает Дж.Най, может осуществляться с помощью трех основных компонентов: культуры, идеологии и внешней политики2. Позднее к ним стали относить привлекательность внутренней политики, экономические достижения и даже образ жизни и ценности, в первую очередь американские.

Вместе с тем введение Дж.Наем и его соавтором по ряду работ Р.Кохейном в научный лексикон термина «мягкая сила» не означает, что это явление представляет собой исключительно американское изобретение. Отдельные элементы «мягкой силы» проявлялись еще в XVII- XVIII веках в политике целого ряда европейских государств, включая Россию.

Применительно к сегодняшнему дню термин «мягкая сила» имеет различные, в том числе более расширенные, чем прежде, трактовки. В обновленной Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной Президентом В.В.Путиным 12 февраля 2013 года, «мягкая сила» характеризуется как «комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии»3.

С этой точки зрения интерес представляют изучение и анализ теории и практики использования «мягкой силы» в политике Бразилии - как главного южноамериканского гранда и одной из ведущих экономик мира. Значение «мягкой силы», считающейся одним из атрибутов мировых держав, в последние годы все больше осознается бразильской политической элитой, подчеркивающей важность учета и применения данного фактора в целях продвижения национальных приоритетов на глобальном и региональном уровнях.

Бразильский политолог У.В.Биасотто констатирует, что «в отличие от США, России и Англии Бразилия стала экономической державой, не став, однако, военной державой… Бразилия применяет «мягкую силу», которая открывает гораздо больше возможностей в сфере торговли, науки и технологий, чем винтовка... Величие державы - это то, что начинают читать и слышать за рубежом (благодаря нашим музыкантам и писателям), величие, которое строится благодаря «мягкой силе», пониманию того, что мы - одна человеческая раса… чем «мягче» мы будем с менее обеспеченными (самыми обездоленными), тем больше нас будут уважать…»4.

Осознанное, целенаправленное применение «мягкой силы» во внешней политике Бразилии связано с восстановлением в стране гражданской формы правления (после длительного периода военных режимов) и началом демократических преобразований. Приход в марте 1985 года к власти конституционно избранного Президента Ж.Сарнея ознаменовался пересмотром прежней политики и «разворотом» Бразилии к СССР. Однако говорить о реальном появлении первых ростков «мягкой силы» во внешнеполитической деятельности Бразилии можно лишь во время президентства Фернанду Энрике Кардозу (1995-2002 гг.). Более четкие очертания бразильская «мягкая» дипломатия стала приобретать в период правления Президента Л.Лулы (2003-2010 гг.).

Бразильская исследовательница и политолог Ана Лусиа Гедес, говоря о применении «мягкой силы» во внешней политике Бразилии, дает следующую характеристику: «Ф.Э.Кардозу отдавал себе отчет в стратегических и экономических ограничениях Бразилии, в отличие от Л.Лулы, который игнорирует или недооценивает структурные ограничения, например, бюджета и сокращение числа военнослужащих. Пример этому - Африка, Кардозу ограничивался тем, что поддерживал политику сотрудничества с этим регионом и не совершал поспешных действий, в то время как Л.Лула перешел к активной политике солидарности… разница заключается в позиции принимать мир таким, какой он есть, - в случае с Кардозу и, напротив, изменить мир - в случае с Л.Лулой»5.

Политика «мягкой силы» Бразилии продолжает процесс становления и после 2011 года при новом Президенте Дилме Роуссефф, которая стала первой женщиной-президентом в истории Бразилии. Через научно-исследовательские центры, общественные и неправительственные организации Бразилия позиционируется как один из лидеров развивающихся экономик, государство, ратующее за устойчивое развитие, сочетающее сбалансированный экономический рост с охраной окружающей среды (так называемая «зеленая экономика»). Все большее число сторонников, особенно среди латино-американских соседей, завоевывает прагматическая (по сути, социал-демократическая) модель развития Бразилии, демонстрирующая приемлемые экономические показатели при успешной реализации социально ориентированных программ.

В то же время следует отметить, что при наличии отдельных элементов «мягкой силы» во внешней политике Бразилии национальная доктрина на данном направлении окончательно не сформулирована. Концепция внешней политики Бразилии до сих пор находится в стадии разработки. Хотя, по имеющимся данным, в этом документе будут обозначены общие задачи по использованию и продвижению политики «мягкой силы». При этом в последние годы в ряде научных статей и публикаций бразильских политологов, дипломатов и ученых все чаще делаются ссылки на «мягкую силу».

Так, экс-министр иностранных дел Бразилии С.Аморим в 2013 году в одной из статей отмечал: «Не существует никаких сомнений, что миролюбивая внешняя политика служит интересам Бразилии. Страна использует свой статус для укрепления мира и сотрудничества в Латинской Америке и во всем мире. Ее конструктивные подходы основаны на фундаментальных ценностях демократии, социальной справедливости, экономического развития и охраны окружающей среды. Уникальная способность Бразилии продвигать эти идеалы является важным инструментом ее «мягкой силы» и выражается в широкой международной поддержке, которая позволила бразильцам войти в ряды руководителей международных организаций, таких как Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) и Всемирная торговая организация (ВТО)»6.

Бразильский политолог Алине Паван дус Сантус идет дальше в конкретизации национальной идеи «мягкой силы», отмечая следующее: «Посредством анализа внешней политики и действующей конъюнктуры будут определяться атрибуты, присущие «мягкой силе» в модели международной деятельности Бразилии, например предоставление государственной помощи международному сообществу, выбор в пользу многосторонних решений, формирование привлекательной повестки дня, которая бы включала такие вопросы, как защита прав человека, демократия и возможность индивидуальных доходов»7.

Надо признать, что наиболее зримо политика «мягкой силы» проявляется в деятельности Бразилии в различных региональных и международных организациях. Консолидируя свои позиции в качестве общепризнанного южноамериканского лидера, одного из ведущих игроков в мировой политике, сильного кандидата в постоянные члены Совета Безопасности ООН, Бразилия активно использует потенциал «мягкой силы» в продвижении интеграционных процессов и своих подходов в различных многосторонних структурах и региональных объединениях. В первую очередь речь идет о МЕРКОСУР, Южноамериканском сообществе наций, БРИКС, «Группе 20».

Исходя из концептуальной установки бывшего Президента Л.Лулы о необходимости применять все формы интеграции, которые бы укрепляли историческое, социальное и культурное своеобразие страны, Бразилия, по мнению авторского коллектива в составе Л.Бижос и В.Арруда, должна использовать «мягкую силу» «в формировании регионального лидерства, выполняя роль главного актора в регионе, за счет финансирования Национального банка экономического и социального развития для проведения работ в области инфраструктуры в других странах.

В поиске лидерства в регионе с целью достижения своих глобальных интересов Бразилия находится во главе миротворческих сил ООН на Гаити, направляет финансовые ресурсы на цели развития и социальные проекты, подготавливает свои военные силы, стремясь ориентировать основополагающие принципы бразильской внешней политики на международную обстановку, что принесет ей большие результаты и конкретные преимущества для общества»8.

Хотя главным проводником «мягкой силы» Бразилии в отношении многих государств мира, включая Россию, остается официальная дипломатия, в последнее время к этой деятельности подключаются различные коммерческие и общественные структуры, в том числе торгово-экономического профиля. В частности, речь идет о Федерации промышленников и предпринимателей Бразилии (и крупных городов страны - Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу), торговых палатах Бразилии с зарубежными странами (применительно к нашей стране - Палата Бразилия - Россия по торговле, промышленности, культуре и туризму), целом ряде профильных ассоциаций (в том числе мясной, текстильной, швейной, обувной, туристической отраслях), Агентстве по продвижению экспорта и инвестиций, Международном бизнес-центре и др. Проведение по их инициативе научно-практических конференций, семинаров, «круглых столов» по тематике двусторонних торгово-экономических и инвестиционных связей содействует формированию общего благоприятного климата для запуска и реализации конкретных проектов сотрудничества в приоритетных областях.

Мощный заряд в проведении политики «мягкой силы» Бразилии несет в себе деятельность национальных научных, исследовательских и академических центров, занимающихся международной, региональной проблематикой, включая вопросы сотрудничества в ООН, «Группе 20», БРИКС, урегулированием различных интернациональных и локальных конфликтов (Сирия, Иран, Ирак, Ливия, БВУ). Наиболее интересные труды и исследования бразильских специалистов переведены на иностранные языки, в том числе русский, испанский, английский, и в конечном счете оказывают влияние на ход образовательного и научного процессов.

Отдельно следует упомянуть Центр изучения и исследований стран - членов БРИКС (ЦИИ БРИКС) (BRICS Policy Center)*, (*Торжественная церемония открытия Центра состоялась 10 декабря 2010 г. при участии префекта (мэра) г. Рио-де-Жанейро Э.Паеса, ректора Папского католического университета, священника Ж.Карлоса-де-Сикейра, директора Института международных отношений ПКУ Ж.Понтеса Ногейры, координатора ЦИИ А.Жобима, генеральных консулов России, Китая, Индии. Учреждение ЦИИ БРИКС стало результатом совместного проекта местной префектуры и Папского католического университета. ) Федеральный университет Рио-де-Жанейро, Папский католический университет (ПКУ). Так, за три года существования ЦИИ провел несколько десятков научных конференций, «круглых столов», семинаров по широкому кругу вопросов деятельности БРИКС, в которых принимали участие кроме бразильских специалистов представители научных и академических кругов из стран - членов этого объединения, включая Россию. Основной задачей Центра является содействие сотрудничеству и обмену информацией между соответствующими специалистами из стран - участниц БРИКС с целью создания в перспективе своего рода «научного пула» в области изучения данной группы стран, играющих все более важную роль в формировании нового международного порядка.

Эффективным инструментом бразильской «мягкой силы» становятся современные информационные технологии, включая интернет-ресурсы. В данном контексте заслуживает внимания создание специального канала МИД Бразилии на видеохостинге «Youtube» (http://www.youtube.com/mrebrasil), где имеется доступ к видео- и аудиопрограммам, интервью главы бразильского внешнеполитического ведомства, других дипломатов и представителей официальных властей по тематике внешней политики9. К ряду подобных примеров следует отнести официальный сайт посольства Бразилии в Москве - его содержательные политический, экономический, консульский, культурный и туристический контенты востребованы среди российских граждан, частных и государственных организаций.

Обладая рядом бесспорных преимуществ (широкий охват аудитории, молниеносная передача информации, возможность общения в режиме он-лайн), бразильские официальные и общественные веб-страницы являются сильным и одновременно гибким средством воздействия на самосознание и формирование общественного мнения.

К проявлениям «мягкой» дипломатии Бразилии можно отнести и линию, последовательно проводимую не только официальными властями федерального, регионального и муниципального уровней, но и здешними общественными и неправительственными организациями в целях позиционирования крупнейших городов страны (в первую очередь Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу) в качестве весьма привлекательных и комфортных мест для проведения крупных международных общественно-политических, экономических и спортивных мероприятий. Так, Рио-де-Жанейро вошел в двадцатку крупнейших мегаполисов мира по количеству ежегодно проводимых международных и региональных форумов, конференций, симпозиумов, семинаров, выставок, ярмарок, «круглых столов» и т. п. По данному показателю, согласно сведениям Международной ассоциации конгрессов и конференций, Рио-де-Жанейро в 2012 году завоевал первенство во всей Бразилии: из 304 мероприятий, состоявшихся в стране, почти четверть прошла в этом городе*.  (*В Бразилии в недавнем прошлом состоялись и в ближайшем будущем предстоят важные события многостороннего формата: V Всемирные военно-спортивные игры в Рио-де-Жанейро в июле 2011 г., Кубок мира по пляжному футболу в Сан-Паулу в мае 2012 г., Международная конференция ООН по устойчивому развитию «Рио+20» в Рио-де-Жанейро в июне 2012 г., Всемирные дни молодежи под патронажем Ватикана в Рио в июле 2013 г., чемпионат мира по дзюдо в Рио в августе-сентябре 2013 г., чемпионат мира под виндсерфингу в Рио-де-Жанейро в ноябре 2013 г., чемпионат мира по футболу в 2014 г., международный чемпионат по дзюдо в Сан-Паулу в 2015 г., летние Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро в 2016 г., летняя Универсиада в г. Бразилиа в 2019 г.)

Применительно к бразильской «мягкой силе» в отношении России наиболее распространенными формами ее использования являются различные общественно-политические и культурные мероприятия, включая демонстрацию в нашей стране широко известных бразильских телевизионных сериалов**, (**Бразильские теленовеллы снискали в нашей стране огромную популярность с выходом на теле-экраны в 1988 г. сериала «Рабыня Изаура». После этого около 20 бразильских телевизионных саг приковывали внимание российских телезрителей.)  организацию фестивалей современного бразильского кино10, выставок живописи и т. д. К «мягкой» дипломатии Бразилии, очевидно, можно отнести и такие бразильские явления, как всемирно известный и набирающий с каждым годом большую популярность (в том числе среди россиян) карнавал, а также футбол. В последние годы несколько маститых бразильских футболистов с успехом выступают в Российской футбольной лиге***. (***Речь идет о Вагнере Лаве, который в 2004-2011 гг. играл в качестве форварда за московский ЦСКА. С 2009 г. другой бразильский футболист Рафэл Кариока из команды «Васко да Гама» (г. Рио-де-Жанейро) выступает за «Спартак» (г. Москва), а с 2010 г. игрок клуба «Флуминенсе» (г. Рио-де-Жанейро) Маркес Майкон защищает цвета московского «Локомотива». В 2011 г. с популярным футболистом Роберто Карлосом подписал контракт клуб «Анжи» (г. Махачкала), за который он играл в качестве левого защитника и являлся капитаном команды.)   В нашей стране имеется немало поклонников бразильского футбола, даже есть объединение фанатов самой популярной в Рио-де-Жанейро команды «Фламенго», имеющее свой собственный сайт. Все это, безусловно, оказывает влияние на умонастроения россиян, особенно молодежи, и в целом на формирование позитивного образа Бразилии в нашей стране.

Несмотря на общую позитивную и отвечающую российским интересам заряженность, бразильская «мягкая сила» может иметь и негативные для нашей страны проявления, в первую очередь в правозащитной и демократической сферах. В данном контексте уместно привести выдержку из новой Концепции внешней политики Российской Федерации: «Усиление глобальной конкуренции и накопление кризисного потенциала ведут к рискам подчас деструктивного и противоправного использования «мягкой силы» и правозащитных концепций в целях оказания политического давления на суверенные государства, вмешательства в их внутренние дела, дестабилизации там обстановки, манипулирования общественным мнением и сознанием, в том числе в рамках финансирования гуманитарных проектов и проектов, связанных с защитой прав человека, за рубежом»11.

В качестве недавних примеров подобной отрицательно направленной для интересов России демонстрации бразильской «мягкой силы» можно привести кампанию в социальных сетях Интернета и серию манифестаций и акций протеста у дипломатических миссий нашей страны в Бразилии со стороны представителей местного ЛГБТ-сообщества и активистов «Гринпис»*. (*В частности, в августе-сентябре у российских дипмиссий (посольства в Бразилиа, генконсульств в Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу) состоялись манифестации представителей здешнего ЛГБТ-сообщества, в которых участвовало от нескольких десятков до сотни человек (протестовали против якобы гонений и притеснений сексменьшинств в России и принятия в Санкт-Петербурге закона о пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. В октябре 2013 г. прошли акции протеста активистов «Гринпис» (30-50 чел.), выступавших против задержания в России членов экипажа «Арктик Санрайз», совершивших нападение на нефтяную платформу «Приразломная».) В дальнейшем также нельзя исключать организацию подобных недружественных к России выступлений местной неформальной общественности, в связи с чем все большую актуальность приобретает необходимость плотного мониторинга развития ситуации по «чувствительным» темам с целью своевременного информационного реагирования и, по возможности, упреждения - для минимизации эвентуальных имиджевых последствий для нашей страны.

Подводя итог, можно констатировать повышение роли «мягкой силы» во внешней политике ведущих государств мира, включая Бразилию. Бразильское руководство приобретает вкус к большой политике, стремится включать «мягкую силу» в свои внешнеполитические стратегии с целью создания благоприятных внешних условий для внутреннего развития, решения практических вопросов модернизации и расширения ареала своего влияния. Вместе с тем очевидно, что путь «мягкой силы» достаточно тонкий и длительный, требующий немалых экономических и интеллектуальных вложений.

Все большую актуальность приобретает выработка методологии и критериев, позволяющих измерять «мягкую силу» конкретного государства (в данном случае Бразилии), оценивать ее потенциал и возможности реального влияния, в том числе в исторической перспективе. При этом следует исходить из того, что «мягкая сила» представляет сложное многокомпонентное явление, занимающее важное самостоятельное место в системе внешнеполитических координат.

В свете изложенного объективно возрастает значение задачи изучения, анализа и прогнозирования различных составляющих (негативных и позитивных) «мягкой силы» во внешней политике Бразилии в целях ее учета и использования в интересах обеспечения геополитических (стратегических) позиций России в мире в целом и в регионе Латинской Америки и Карибского бассейна в частности.

 

 

 1Най Джозеф. Мягкая сила. Слагаемые успеха в мировой политике. Нью-Йорк: Паблик афферз, 2004. С. 45 //http://knowledge.allbest.ru/political/3c0b65625b3ac68a4d53a89421306d36_0.html

 2Nye J. Soft Power // Foreign Policy. 1990. Autumn. №80. P. 167.

 3Концепция внешней политики Российской Федерации// http://www.mid.ru/bdomp/ns-osndoc.nsf/e2f289bea62097f9c325787a0034c255/c32577ca0017434944257b160051bf7f. П. 20.

 4Biasotto Wilson Valentim. Ai como é grande o meu Brasil. 2013. P. 1 (Биасотто Уилсон Валентим. Как велика моя Бразилия. 2013. С. 1 //http://www.progresso.com.br/opiniao/ai-como-e-grande-o-meu-brasil

 5Guedes Ana Lúcia. A aplicação do conceito de «poder brando» na política externa brasileira. Brasil, 2005. Р. 80-81. (Гедес Ана Лусиа. Применение понятия «мягкая сила» в бразильской внешней политике. Бразилия, 2005. С. 80-81) //http://bibliotecadigital.fgv.br/dspace/bitstream/handle/10438/3552/ACFC3.pdf?sequence= 1

 6Amorim Celso. Robustecendo o poder brando do Brasil. 2013. Р. 1 (Аморим Селсо. Ужесточение мягкой силы Бразилии. 2013. С. 1) //http://www.project-syndicate.org/commentary/a-more-robust-defense-policy-for-brazil-by-celso-amorim/portuguese

 7Pavan dos Santos Aline. Inserção internacional do Brasil: o «poder brando» e a política externa do governo Lula. São Paulo, 2009. Р. 45-46 (Паван дус Сантус Алине. Международная интеграция Бразилии: «мягкая сила» и внешняя политика правительства Л.Лулы. Сан-Паулу, 2009. С. 45-46) //http://www.feneri.org.br/pub/insercao-internacional-do-brasil-o-poder-brando-e-a-politica-externa-do-governo-lula.pdf

 8Bijos Leila, Arruda Verônica. A diplomacia cultural como instrumento de política externa brasileira. Р. 42 (Бижос Лейла, Арруда Вероника. Культурная дипломатия как инструмент бразильской внешней политики. С. 42) //http://portalrevistas.ucb.br/index.php/RDL/article/viewFile/2912/1824

 9Pimenta de Faria Carlos Aurélio, Nogueira Joana Laura Marinho. Coordenação intragovernamental para a implementação da política externa brasileira. 2012. Р. 3 (Пимента де Фариа Карлуш Аурелио, Ногейра Жоана Лаура Маринью. Межправительственная координация для осуществления бразильской внешней политики. 2012. С. 3) //http://www.scielo.br/scielo.php?pid=S0011-52582012000100005&script=sci_arttext

10С 9 по 15 октября 2013 г. в московском кинотеатре «35 мм» в шестой раз прошел Кинофестиваль бразильского кино. В этот раз в программу кинофестиваля вошли девять фильмов о семье, музыке и жизни современных бразильцев //http://kino-cccp.net/news/2013-10-09-61

11Концепция внешней политики Российской Федерации…

Ключевые слова: Россия внешняя политика Бразилия

Версия для печати