Борис Межуев: Америка может оказаться в полной изоляции

17:15 29.04.2014 Наталья Дегтярева, журналист


В статье Питера Бейкера, опубликованной в «Нью-Йорк Таймс» со ссылкой на помощников американского президента, рассказывается о том, что США формулируют обновленную концепцию политики в отношении России. Это будет новая версия стратегии сдерживания, которой Вашингтон следовал в период холодной войны. О новой стратегии Барака Обамы в интервью нашему журналу рассказал заместитель главного редактора газеты "Известия" Борис Межуев.

Вопрос: Не кажется ли Вам, что даже в прошлом веке стратегия холодной войны не смогла остановить Россию, а сейчас она может лишь ускорить изоляцию самих США?

- Я сомневаюсь, что США удастся настроить весь мир против России. Конечно, многое будет зависеть от российской дипломатии и от того, насколько эффективно она будет действовать. Сейчас в сфере дипломатии Россия действует довольно успешно, поэтому у меня нет ощущения, что Вашингтону удастся представить Россию государством-изгоем.

Американцы сами попали в странную ситуацию, потому что мировое лидерство ушло у них из-под ног. Уже нет ощущения того, что мир следует американской повестке дня, которую выдает сейчас Вашингтон. Это касается повестки дня и в области безопасности.

Конечно, будут попытки построить отношения не только с западными странами против России, но и со странами других регионов.

Однако, мы видим, что с Китаем это очень сложно сделать, потому что он идеологически ближе сейчас к нам, чем к Америке и Евросоюзу. А Китай – это практически другая половина человечества.

Развернуть Индию против России тоже достаточно сложно, даже несмотря на индийско-китайские противоречия. Она тоже идеологически ближе к России хотя бы по социокультурным вопросам, чем Соединенные Штаты, учитывая неолиберальную повестку, которую навязывал Обама.

Насчет Турции я тоже сомневаюсь, что ее сейчас можно развернуть против России.

Что касается мусульманского мира, то он, конечно, расколот. Там много плюсов и много минусов. Но едва ли целостно его можно настроить против нас. В мусульманском мире есть определенная игра с Ираном с одной стороны и с Саудовской Аравией – с другой. Америке надо попытаться и с Ираном, и с Саудовской Аравией одновременно удерживать баланс. Но и это тоже ей не удается. А еще, учитывая раскол арабских монархий на Катар и Саудовскую Аравию, то тут тоже имеет место большая политическая игра. Египет поворачивается в нашу сторону. Латинская Америка явно не настроена проамерикански.

Как в такой ситуации можно выстраивать стратегию сдерживания, я не очень понимаю. Тут действительно большой риск у самой Америки неожиданно вообще оказаться в полной изоляции. Тем более, что сама Европа начинает колебаться. И вообще часть Европы не понимает, зачем нужна Украина, что это за издержки, которые европейцы должны платить за довольно нелепую попытку интеграции Украины в Европейский союз.

В общем, мир настолько трещит по швам, что единственная возможность для Америки как-то сохранить какое-то глобальное лидерство - это как раз наладить какие-то взаимоотношения с Россией, которая до сих пор была наиболее лояльным партнером Вашингтона по всем вопросам, и единственное, что отказывалась принимать - ее культурное лидерство.

Мы действительно не хотели слушать американские речи о правах меньшинств и о необходимости легализации гей-браков, а также посчитали, что, условно говоря, «список Магнитского» – это не самое хорошее действие по отношению к России. И Россия имеет право ответить каким-то аналогичным списком, в данном случае списком Димы Яковлева. Но никаких серьезных проблем до украинских событий не было.

Вопрос: Как Вы оцениваете Барака Обаму как политика?

- К сожалению, Барак Обама оказался человеком, который очень зависим от целого ряда психологических факторов. Барак Обама – это радикальная политическая фигура, Его внешнеполитическая деятельность предельно зависима не столько от его каких-то серьезных геополитических расчетов, сколько от его психологического состояния. В данном случае, от его каких-то сложных отношений с нашим президентом.

Пожалуй, я не знаю ни одного американского президента, который так сильно был зависим от каких-то своих симпатий, антипатий, чувств и так далее. Все-таки это были люди, очень сильно психологически подготовленные для должности американского президента. В данном случае мы видим человека предельно психологически не подготовленного, мне кажется, к той работе, которую он должен выполнять.

Версия для печати