Крымско-татарский вопрос в составе России

17:07 19.03.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Возвращение Крыма в состав России – событие эпохального значения. Вместе с тем, властям полуострова предстоит решить немало проблем, доставшихся ей в наследие от «незалежной» Украины, и один из них – крымско-татарский, «вошедший» в состав России вместе с полуостровом.

Период нахождения Крыма в составе независимой Украины нельзя считать периодом добрососедских отношений крымских славян и крымских татар. Не в последнюю очередь, это произошло из-за неконструктивной позиции меджлиса крымско-татарского народа, который был больше занят углублением противоречий между русскими и крымскими татарами, чем их устранением. Именно меджлис всегда подталкивал крымских татар то к сотрудничеству с северокавказскими экстремистами, то с украинскими националистами. Любая антироссийская инициатива Киева всегда находила поддержку у меджлиса, и причина в том, что в составе Украины у меджлиса было больше шансов проводить свою независимую политику, вплоть до гипотетического создания на полуострове крымско-татарского государства.

Теперь Крым в составе России, и решать крымско-татарский вопрос придется Москве и Симферополю. Не думаю, что меджлис может выступить в этом деле полезным союзником. Вся политика меджлиса за все годы его существования носила ярко выраженный антироссийский характер, что автоматически предполагало конфликтные отношения с русскоязычным окружением, в котором живут крымские татары. Это был курс на беспрерывные ссоры и возбуждение взаимной ненависти, но никак не на поиск компромиссов.

Очевидно, что в меджлис должны войти новые люди, которые будут определять формат его деятельности в новых геополитических реалиях. Являясь представительным органом крымско-татарского народа, меджлис, тем не менее, часто спекулировал народными нуждами и делал простой народ заложником политических игрищ. Новый меджлис должен заниматься не столько политикой, сколько социально-экономическими вопросами и культурой, чтобы удовлетворить социальные нужды крымско-татарского населения при сохранении и обогащении культурного наследия крымских татар на полуострове.

Крым не является изначально крымско-татарской территорией. При всей щекотливости этого утверждения следует упомянуть, что крымско-татарский этнос сформировался на обломках Золотой Орды, вобрав в себя представителей многих других народностей полуострова. Крым был захвачен ордынцами, и затем, с началом крымско-татарского периода, подвергнут исламизации.  Но это уже история, и Крым невозможно представить без крымских татар. На прошлом зацикливается тот, кто не способен строить будущее. Нет нужды копаться в исторических хрониках, выискивая доводы «за» и «против» крымско-татарской версии истории Крыма, если изменится сам формат крымско-татарского вопроса, и из принципиально не решаемой проблемы он превратится в конструктивный диалог с видимыми результатами.

Заранее можно предвидеть, что главным полем битвы душ и сердец будет история взаимоотношений крымско-татарского и русского народов. В истолковании меджлиса эта история излагается в виде беспрерывного кровавого кошмара. Пора отходить от таких фальшивых штампов, потому что между крымскими татарами и русскими была не только вражда, но и дружба. Один из самых знаменитых крымских татар, Исмаил Гаспринский, вообще, по своим взглядам походил более на современного евразийца, чем на тот образ, который крымским татарам пытается придать меджлис. Особенно И. Гаспринский отмечал удивительную способность русских людей уживаться с другими народами, что сегодня очень актуально. Необходимо лишить меджлис монополии на трактовку истории Крыма, ибо эти трактовки далеки от объективности. Наши народы большее количество лет дружили, и меньшее количество – воевали.

Из крымско-татарской среды вышли не только коллаборационисты, но и герои. Меджлис старался больше чествовать первых, чем вторых. Если сместить агитационные акценты, и рассказывать больше о крымских татарах – героях Великой Отечественной, история этого народа предстанет в совсем ином виде. Она будет не менее достойна, чем история участия в сражениях с фашизмом любого другого народа, что в интересах самих же крымских татар.

Не менее болезненным является вопрос реабилитации крымских татар. В глазах малочисленных народов все их беды приобретают более масштабный формат, вплоть до исторических обид, что не всегда понятно представителям многочисленных народов. Таковым для крымских татар является вопрос реабилитации. Сегодня важно удовлетворить социальные нужды крымско-татарского населения, в т.ч., в рамках, предусмотренных законодательством в отношении реабилитированных граждан. И здесь важно не впасть в другую крайность, а именно, не позволять под определение «незаконно реабилитированных» подвести лиц, депортированных за реальные военные преступления. Как правило, такие преступления были связаны с фактами пособничества врагу, и реабилитация военных преступников будет воспринята остальной частью полуострова как оскорбление. Важно выбрать «золотую середину», чтобы отдать почести тем, кто их заслуживает, и оставить в силе наказания тем, кто их тоже заслуживает.

История совместной борьбы крымских татар и русских за общие цели и ценности замалчивалась более двадцати лет. Пришло время ее воскресить, ибо в ней нуждаются и крымские татары, и крымские славяне. Она, как бальзам, способна залечить глубокие душевные раны. 

Версия для печати