Кыргызстан: рост протестной волны

19:19 24.02.2014


О том, что в Кыргызстане с каждым годом растет число акций протеста, знает каждый. Подтверждает это и статистика МВД: в 2013 году в республике прошло 849 митингов, в том числе 519 политического характера, 330 - социально-экономического и бытового. Если учесть, что в году 365 дней, то не требуется особых усилий, чтобы подсчитать: каждый день в стране проходит как минимум два митинга. Чем же они стали для кыргызов - возможностью заработать, главным развлечением, единственным средством решения своих проблем или удовлетворением чьих-то амбиций?


Кыргызские "беркуты"


Озабоченные бесконечными пикетами и митингами, власти решили вести борьбу с протестными настроениями. В начале 2014-го в Министерстве внутренних дел был создан полк специального назначения. По данным пресс-службы МВД, новое подразделение призвано обеспечивать общественный порядок во время акций, что позволит не отвлекать от повседневной работы рядовых сотрудников милиции.

По словам начальника пресс-службы МВД Жоробая Абдраимова, новое подразделение возглавил подполковник милиции Жамалидин Мурзаев. В данное время спецподразделение состоит из 600 человек, в ближайшее время его увеличат до тысячи единиц.

Впрочем, кое-кто видит в этом подготовку властей к традиционным весенним выступлениям. Да и парламентские выборы не за горами. А выборы в Кыргызстане без последующих митингов, как известно, и не выборы вовсе. К слову, президентом КР 3 февраля 2014 года подписан Указ "О Генеральном штабе Вооруженных сил". Согласно документу, теперь разрешается использовать армейские части во время урегулирования кризисных ситуаций внутри страны.

Оппозиционные силы по этому поводу заявляют, что власти намерены во всеоружии встретить возможные весенние митинги и с помощью армии подавить протестные настроения, градус которых в республике не снижается.


Человек-митинг


В стране даже появились свои рекордсмены в части проведения митингов и акций. Один из них, активист Ондуруш Токтонасыров осуждает создание полка спецназначения. Он считает, что одним из признаков демократического общества как раз и является возможность выразить свое несогласие с властями на митинге. Гражданские акции протеста - это норма демократического государства, говорит он. При этом сам активист давно уже стал своего рода головной болью для сотрудников бишкекской милиции. Те знают его не понаслышке.

По словам Ондуруша Токтонасырова, им самим за последние годы проведено 150(!) митингов. Но, по его собственному признанию, этим фактом он вовсе не гордится - наоборот, сетует: чтобы привлечь внимание власть имущих к разным проблемам, ему чуть ли не каждый день приходится идти на такие меры.

Только с начала 2014 года Токтонасыров провел три акции. Активист выражал протест в отношении выборов нового градоначальника столицы и пикетировал у Посольства Беларуси с требованием экстрадировать бывшего президента страны Курманбека Бакиева.

Мужчина признается, что его несколько раз задерживали сотрудники милиции, 4 раза административные дела в отношении него рассматривались в судах. "Я крайне осуждаю инициативу создания полка спецназначения МВД. Пусть военные занимаются своими прямыми обязанностями. Эта мера противоречит принципам демократии", - говорит Ондуруш Токтонасыров.

Заметим, этого активиста можно отнести к категории людей идейных, готовых идти на баррикады за свои убеждения. Но есть в стране и те, кто приходит на митинг по заказу, в надежде заработать деньги. И зарабатывает. Об этом отечественные СМИ не раз писали, рассказывали, как отдельные политики за деньги приглашали с биржи труда безработных, которым все равно, куда и зачем идти, лишь бы заплатили...

Чего же добиваются люди на этих митингах, что их волнует и тревожит? Почему они выходят на улицу?


Рычаг давления


По мнению директора Центра социальных исследований АУЦА Аиды Алимбаевой, неправомерно рассматривать митинги как отрицательное явление. По законодательству граждане КР имеют право их проводить. Как считает эксперт по социальным исследованиям, нынешнее количество митингов в стране вовсе не носит угрожающий характер, заставляющий бить тревогу.

"В Кыргызстане так сложилось: чуть что - люди идут митинговать. Хотя в демократическом государстве митинги должны быть самым последним рычагом давления на власть в процессе принятия решений. У гражданского общества помимо митингов есть и другой инструментарий взаимоотношений с властями - петиции, переговоры. У нас же все наоборот. К сожалению, в Кыргызстане эти инструменты зачастую не работают, поэтому люди и выходят на улицы", - рассказывает Аида Алимбаева.

Но в Кыргызстане появилась и национальная особенность проведения митингов. Сегодня многие акции не обходятся без попыток захватить административные здания, перекрыть стратегическую трассу. Вот несколько примеров: недавние акции сторонников заключенного депутата парламента Ахматбека Келдибекова, прошедшие в Алайском районе; митинг соратников бывшего мэра Мелисбека Мырзакматова в городе Оше после выборов нового градоначальника; действия сарууйцев, перекрывавших транспортную артерию Балыкчи - Каракол в знак протеста против меморандума по "Кумтору", принятого правительством.


Мятежное Саруу


С весны 2013 года село Саруу Джети-Огузского района стало своего рода лидером протестных настроений в стране. Его жители периодически устраивают митинги, требуя национализировать предприятие "Кумтор". Напомним, акция сарууйцев, прошедшая 7 октября 2013 года в городе Караколе, переросла в массовые беспорядки. В результате задержаны 23 человека, но после следственных мероприятий большую часть мятежников отпустили под домашний арест. Пятеро из задержанных остаются в СИЗО ГКНБ. Нужно отметить, что во время митинга в Караколе участники акции протеста умудрились взять в заложники полпреда правительства в регионе Эмильбека Каптагаева, агрессивно настроенные молодые люди даже угрожали сжечь его.

В ходе последнего митинга в селе Саруу его участники неделю блокировали трассу Балыкчи - Каракол, создав неудобства всем жителям Джети-Огузского района. В результате беременные женщины из близлежащих сел, чтобы попасть в родильные дома в райцентре, вынуждены были делать крюк в 2-3 километра и пешком обходить участок перекрытой дороги.

Только после того как другие жители района собрались с обеих сторон села Саруу с требованием открыть трассу, грозясь расчистить дорогу грейдерами, сарууйцы унялись.

Саруу - яркий пример того, как протестные настроения приобретают все более радикальный и даже разрушительный характер. Результатом подобных акций становится дестабилизация в обществе, и государству приходится думать о том, как обеспечить жизнедеятельность в регионах, как защититься от внутренних потрясений, как бороться с этим и нейтрализовать тех, кто "раскачивает лодку" и мешает развитию. Хочется напомнить, что зрелая власть призвана соблюдать баланс интересов в стране, учитывая настроения не только меньшинства, но и большинства.

Некоторые эксперты считают, что создание полка специального назначения тоже не способствует спокойствию в обществе. Напротив, есть предположения, что весной нам не миновать противостояния, в котором и будет задействована эта структура. Впрочем, с таким же успехом можно бояться ножа, топора и даже вилки. Однако разумные люди понимают: все дело в том, как их использовать.


Когда милиция не с народом


Возвращаясь к теме создания полка специального назначения в МВД, хочется отметить, что иногда сотрудники правоохранительных органов сами провоцируют недовольство граждан. К примеру, последняя акция протеста в селе Саруу, по словам митингующих, стала результатом действий милиционеров во время задержания участников митинга.

Вот что пишет в своем заявлении омбудсмену жительница села, 54-летняя У.Ниязбекова: "2 февраля примерно в 18.00 к моему дому подъехали 7 автомашин. Из них вышли 20-25 молодых парней в гражданской одежде, которые побежали к дому и окружили его. Я попросила показать документы, а они вместо этого скрутили мне руки. Я стала кричать и звать на помощь, а другой прибежавший парень закрыл мне рот. Так они держали меня долго во дворе, запихав в угол. Другие парни осмотрели весь дом, сараи и убедились, что моего сына нет дома. Когда уходили, те, что держали меня, толкнули в грязь, я упала лицом в лужу и заплакала. Зайдя домой, увидела, что они все перевернули. Вечером меня увезли в больницу с высоким артериальным давлением и оказали медицинскую помощь".

В связи с этим уполномоченный по правам человека призывает сотрудников правоохранительных органов работать в строгом соответствии с конституционными нормами, гарантирующими права и свободы граждан, независимо от характера оперативных и иных задач.


Весенняя разминка?


Весна в Кыргызстане, как показывает практика, часто бывает неспокойной. В преддверии предстоящих выборов многие политические силы готовятся к митингам. Привести на них народ бывает непросто, однако есть беспроигрышный вариант: напомнить людям о нерешаемых многие годы социально-экономических проблемах.

Впрочем, кыргызы изначально как-то легки на подъем в этом деле. Историки объясняют это особым воинственным духом кыргызского народа, его ярко выраженной пассионарностью - так называемым кызуу кандуулук, готовностью жертвовать собой ради высоких идеалов. За последние десять лет именно в результате массовых акций протеста граждан в Кыргызстане дважды - в 2005 и 2010 годах - менялась власть. И если в первом случае обошлось без жертв, через пять лет возле Белого дома погибло более 80 человек. Не думаю, что награды, памятники, миллионные выплаты и даже квартиры смогли компенсировать потерю мужа, сына, брата...

Выдержит ли наше молодое государство очередной переворот? И принесет ли он долгожданные перемены?

(Элеонора САГЫНДЫК)

Версия для печати