Планету ждет инфраструктурный бум

09:30 23.12.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


Подошел к концу 2013 год. Очередной год ожиданий улучшения ситуации в мировой экономике. Политики, аналитики и биржевые игроки используют любой повод, чтобы заявить о начале устойчивого роста, то в развивающихся, то, теперь вот в развитых странах. Очередным таким драйвером, в который уже раз, пытаются выставить «набирающее мощь» экономическое выздоровление в США. Вдохновения для написания подобного рода радужных картин, их авторам придал неожиданный результат роста ВВП страны. Судя по официальным заявлениям, в III квартале он вырос на 4,1%, хотя ранее сообщалось о росте лишь на 3,6%. Аналитики, опрошенные агентством Bloomberg, не ожидали пересмотра роста американского ВВП. Тем приятнее был сюрприз. Оптимизма по обе стороны океана добавила и новость о сокращении стимулирующей программы Федеральной резервной системы (ФРС) QE3. Это известие, которого от уходящего в январе Бена Бернанке тоже уже мало кто ждал, было воспринято рынками как показатель уверенной стабилизации ведущей экономики мира. Похожей неожиданностью для экспертов стало и октябрьское снижение уровня безработицы в 17 государствах еврозоны. С 12,2% в сентябре она опустилась до 12,1%. Рынки на положительных новостях бодреют, а изголодавшиеся по позитиву прогнозисты спешат вставить в свои отчеты фразы типа: «С приближением 2014 года все меньше опасений относительно состояния мировой экономики». При этом, их совсем не смущает тот факт, что явных признаков устойчивой возрастающей динамики нет. Напротив, в мировой экономике по-прежнему много слабых мест. А по целому ряду направлений ситуация по сравнению с 2008 годом не только не улучшилась, но и ухудшилась. Так, например, в ведущем секторе постиндустриальной экономики, - секторе финансовых услуг, положение дел совсем не говорит о начале выздоровления. В США число банков достигло рекордно низкого уровня со времен Великой Депрессии, опустившись в конце III квартала к отметке в 6891. Для сравнения в 1984 году их было 18000. С декабря 2010 года в стране зарегистрирован только один новый банк. Представители американских деловых кругов бьют тревогу. Дело в том, что с рынка стремительно и массово уходят главным образом региональные банки, на месте которых ничего нового не возникает. Именно эти банки имеют критическое значение для экономики США, поскольку активно кредитуют малый бизнес. «Крупные банки ориентируются только на свои модели и алгоритмы. И если вы не соответствуете их параметрам, вы не получите кредит», - констатирует ситуацию советник некоммерческого фонда Pew Charitable Trusts Шейла Бэйр. Европейские банки также сокращают целые подразделения и ликвидируют дочерние компании, в значительных объемах выставляя на улицу, некогда крайне востребованный, высокоинтеллектуальный персонал. В течение двух последних лет они уже уволили более 140 тысяч работников и готовятся к дальнейшим сокращениям. Банки Европы, вероятно, сократят не менее 5% персонала в торговых и консультационных департаментах в следующем году, сообщает Bloomberg со ссылкой на свой опрос. Сокращение может составить 15%, и это в два раза больше, чем 7-процентное сокращение во всей отрасли с 2011 года.

Еще один любопытный показатель, который почему-то широко не освещается и не учитывается оптимистами. Согласно отчетам о состоянии баланса ФРС, за последние четыре недели было выкуплено активов в общей сложности на сумму 97,856 млрд. долл. За три месяца (с 18 сентября по 18 декабря) ФРС выкупила ценных бумаг (ust&mbs) общим объемом 290,873 млрд. долл. То-есть ежемесячный темп выкупа составил 96,958 миллиардов долларов, что превышает базовый норматив почти на 12 миллиардов. Если в американской экономике всё так хорошо, как свидетельствует, например Beige Book («Бежевая книга») опубликованная за две недели до заседания ФРС, то почему выкуп активов в последние месяцы не сокращался, и даже не держался в запланированных рамках, а значительно их опережал? Данная реальность, сильно отличающаяся от деклараций ФРС, а также осторожность и недоверие, высказываемые по поводу растущих рыночных показателей целым рядом известных управляющих с Уолл-стрит, не дают оснований делать однозначные выводы о преодолении кризиса. Это касается не только развитых стран, поспешно объявленных новыми локомотивами роста. Данная проблема в условиях гиперглобализованной экономики и финансовых рынков продолжает оставаться всеобщей. На этом фоне многие государства, включая Россию, обращаются к модернизации и возведению новых объектов собственной инфраструктуры. Тем более что до кризиса на инфраструктуру не обращали должного внимания, будучи целиком поглощенными финансовой экспансией и деланием денег. А в период кризиса, поскольку стало уже не до неё. Даже в Соединенных Штатах, всегда и во всём ставящих себя в пример остальному миру, ситуация оказалась не на высоте. И сказал об этом не кто-нибудь, а истинный апологет американской исключительности, Збигнев Бжезинский. В одном из своих интервью, он в частности отметил: «Мы позволяем ветшать нашей инфраструктуре, … практически не инвестируя в нее». Теперь о ней вспомнили. Вспомнили не только потому, что работа на инфраструктуру дает несравнимый ни с чем импульс практически всем отраслям экономики государства, а, следовательно, помогает эффективно бороться с кризисом и безработицей. Но и потому, что эта работа способствует научно-техническому и социальному прогрессу, строя фундамент экономики следующего поколения. За примером далеко ходить не надо. Достаточно взглянуть на советский план ГОЭЛРО, ставший первоосновой индустриализации страны. Примерно в этом же ключе высказался в декабре и соруководитель подразделения по глобальной инфраструктурной практике консалтинговой фирмы McKinsey & Co, Роберт Полтер. «На планете фактически понадобится заменить всю существующую инфраструктуру, а это огромные инвестиции», - сказал он.  По подсчетам McKinsey & Co, мировой экономике до 2030 года потребуются инфраструктурные вложения на сумму 57 триллионов долларов. По мнению аналитиков компании, основные затраты придутся на строительство автомобильных дорог, энергетические проекты и на расходы в области водоснабжения. Для России, все данные направления, что называется, сверхактуальны и важны. Большинство объектов энергетики изношены на 70% и выше. Дороги всех видов, учитывая масштабы страны, крайне необходимы для ее социально-экономического развития. Одни регионы, по причине отсутствия их дополнительных сетей, задыхаются от перегруженности, другие, по той же причине, крайне слабо осваиваются. Про ржавую воду вынужден был сказать даже президент. В итоге, не только в России, но и практически во всех, мало-мальски развитых странах мира, инфраструктурно-инвестиционная тема, - тренд 2014 года. В Европе, по данным аналитической компании Prequin, открыто рекордное число - 58 инфраструктурных фондов намеренных привлечь 26,1 млрд. евро. Активизируется аналогичная работа в США. Руководитель стратегии подразделения Morgan Stanley по инфраструктурным инвестициям Крис Коски, в частности отмечает: «В настоящее время инвесторы проявляют к рынку инфраструктуры большой интерес». Новая сеть скоростных железных дорог буквально на глазах растёт в набирающем мощь Китае. 1 декабря началось строительство линии длинной 257 километров между портовыми городами Тяньцзинь и Циньхуандао. Таким образом, общая протяженность высокоскоростных магистралей в Китае превысит 10 тыс. километров. Длинна железнодорожных линий (как высокоскоростных, так и традиционных) в КНР выросла в этом году на 5,5 тысяч километров. К концу 2013 года она увеличилась до 100 тыс. километров. Крупные вложения в инфраструктурные объекты в 2014 году запланированы в Латинской Америке и ряде стран Африки. Планета ищет палочку-выручалочку в борьбе с кризисом, а отдельные страны стремятся еще и создать себе конкурентные преимущества в наступающем технологическом укладе следующего поколения. Ну и конечно сделать жизнь своих граждан лучше. Не на шутку расходившаяся по миру революционная волна оказывает на элиты мобилизующее воздействие.

Ключевые слова: инвестиции инфраструктура

Версия для печати