Аждар Куртов: Иран может и должен участвовать в урегулировании ситуации в Сирии

00:29 13.12.2013 Наталья Дегтярева, журналист


Глава МИД России Сергей Лавров с официальным визитом посетил Исламскую Республику Иран. Во время визита обсуждался вопрос о достижении окончательных договоренностей с Ираном по ядерной проблеме, а также об участии Тегерана в «Женеве-2». С просьбой прокомментировать визит Сергея Лаврова и ситуацию в Иране журнал «Международная жизнь» обратился к эксперту Российского института стратегических исследований Аждару Куртову.

Вопрос: По Вашему мнению, чем характеризуется сегодняшняя ситуация в Иране?

- Прежде всего, не могу не отметить, что несколько последних лет международная обстановка вокруг ситуации в Иране развивалась в негативном направлении. Постоянно муссировалась тема возможных военных ударов то со стороны Соединенных Штатов Америки, то Израиля по Исламской Республике Иран. Формальным поводом для этого стала ядерная программа Ирана, которую названные мною государства, я имею ввиду США и Израиль и их союзники по НАТО, интерпретировали как однозначное стремление Ирана к обладанию ядерным оружием. Однако никаких достаточно весомых доказательств для этого не было. 

Еще несколько месяцев назад казалось, что эта ситуация будет продолжаться достаточно длительный период времени. Имеется ввиду, что ни Соединенные Штаты Америки с одной стороны, ни руководство Ирана с другой, не отступят от ранее занимаемых позиций, и компромисс не возможен.

Но произошло то, что произошло. Было соглашение, которое кардинально проблему не решает, поскольку оно временное и рассчитано на полгода, но это серьезный дипломатический прорыв.

С одной стороны, и это принципиально важно, удалось ликвидировать саму военную угрозу, то есть появление на нашей планете нового, очень серьезного военного конфликта.

С другой стороны, это соглашение показало, что новое иранское руководство вполне склонно к компромиссам. Здесь стоит напомнить, что недавно к власти пришел Хасан Рухани, новый президент Ирана, более настроенный на гибкую внешнюю политику, чем его предшественник.

То, на что пошел Иран – приостановить некоторые аспекты своей мирной ядерной программы, позволяет надеяться, что эта застарелая проблема наконец решится.  И это будет не только промежуточное соглашение, а стороны в конце концов придут к согласию по всем возможным пунктам.

И очень важно, что в этом участие принимали не только США и Иран, но и Россия как член объединения «пять плюс один».

Вопрос: Какая, на Ваш взгляд, самая главная задача стола перед главой Российского МИДа Сергея Лаврова, во время визита в Тегеран?

- Что же касается вопроса, связанного с двусторонними отношениями между Россией и Ираном и визита Сергея Лаврова в Тегеран, то озвученные выше темы были предметом переговоров, но они, наверно, все-таки были не самыми главными.

Задачей главы внешнеполитического ведомства России было, прежде всего, стремление поддержать позицию Ирана, которую мы видим в связи с подписанными соглашениями.

Последнее время появились некоторые сигналы о том, что Соединенные Штаты Америки попытаются «сломать» это соглашение, поскольку очень много сторонников в Конгрессе США хотели ввести новые санкции против Ирана.

Ведь «ястребы» в Вашингтоне никуда не ушли, они считают, что только методами давления можно побудить иранское руководство к каким-либо уступкам. Визит Лаврова в этом смысле был каким-то остужающим моментом для такого рода американской политики. Что, собственно говоря, и произошло, поскольку попытки инициировать новые санкции против Ирана сейчас в Конгрессе США приостановлены.

Вопрос: Россия выступает за участие Ирана в «Женеве-2». Какую роль может сыграть Тегеран в предотвращении региональной катастрофы в Сирии и насколько важно его участие в этой конференции?

- Хочет это кто-то признавать или нет, но Иран – это крупная региональная держава, которая имеет свои собственные интересы в регионе Ближнего и Среднего Востока. Безусловно, он не может стоять в стороне от процессов, происходящих в регионе. В этом не надо видеть какую-то агрессивную сущность Тегерана, на что особенно делают упор его геополитические противники.

Политические интересы иранского руководства состоят в том, чтобы пожар войны, который раздут извне сейчас в Сирии, не перекинулся на его национальную территорию, и это естественно для любого государства. И с этой позицией, которая понятна любому здравомыслящему человеку, можно согласиться.

Поэтому Иран, как крупная региональная держава, не только может, но и должен участвовать в урегулировании вопроса, связанного с Сирией.

Вопрос: То есть Вы считаете, что Иран может сыграть важную роль в урегулировании ситуации в Сирии?

- Думаю, что да, поскольку у Ирана есть прямая заинтересованность, как я уже сказал, в мирном урегулировании. Иранцы могут использовать и свое влияние, и определенные финансовые возможности, которые стали у них, кстати, появляться в результате ослабления санкций и размораживания финансовых авуаров в других государствах. Почему бы этим не воспользоваться? В противном случае те же самые финансовые расходы придется нести в том числе и тем, кто сейчас пытается отстранить Иран от решения политической проблемы Сирии.

Версия для печати