Комментарий С.В.Лаврова для СМИ по итогам переговоров министров иностранных дел «Группы шести» с делегацией Ирана по ситуации вокруг иранской ядерной программы, Женева, 24 ноября 2013 года

09:17 25.11.2013

Завершились очень тяжелые и длительные переговоры по иранской ядерной программе. Достигнута договоренность, которая венчает собой многолетние контакты, в ходе которых были и взлеты, и падения. Но с приходом к руководству в Иране нового президента мы ощутили, что заявления о желании решить эту проблему имеют под собой серьезные основания. Это проявилось в переговорных позициях наших иранских коллег как две недели назад, когда в Женеве состоялась первая такая встреча, так и в течение этих нескольких дней на очередном переговорном раунде, на финальную стадию которого прибыли министры иностранных дел всех шести стран, входящих в т.н. группу «три плюс три».

Достигнута договоренность, суть которой базируется на концепции, выдвинутой в свое время Президентом России В.В.Путиным и закрепленной в российской внешнеполитической концепции. Она означает, что мы согласны с необходимостью признать право Ирана на мирный атом, включая право на обогащение, при понимании, что все вопросы, которые сохраняются к иранской ядерной программе, будут закрыты, и сама эта программа будет поставлена под строжайший контроль МАГАТЭ. Это конечная цель, но она уже зафиксирована в сегодняшнем документе.

Условлено, что будет первый этап движения к этой цели, и он займет шесть месяцев. В течение этого времени Иран заморозит всю свою ядерную программу, не будет добавлять новых центрифуг, предпринимать каких-либо шагов, связанных с сооружением реактора на тяжелой воде в Араке. Таким образом, весь объем ядерной программы Ирана, который сейчас полностью контролируется МАГАТЭ, сохранится на ближайшие шесть месяцев. Это призвано укрепить доверие и позволит нашим партнерам из США и Евросоюза ослабить то санкционное давление, которое они ввели в отношении Ирана, приняв односторонние решения за рамками Совета Безопасности ООН. Мы их никогда не признавали. Наверное, правильно, что ослаблять нажим на Иран нужно с устранения этих односторонних санкций.

В течение этих шести месяцев будет не просто соблюдаться «status quo». Условлено, что этот период будет посвящен продолжению интенсивных переговоров для того, чтобы достичь окончательные договоренности о тех параметрах, которые будут требоваться Ирану для мирной ядерной деятельности, прежде всего, для производства топлива для атомных электростанций, для исследовательских реакторов, для тех реакторов, которые производят изотопы для медицинских и прочих гуманитарных целей. Существенно расширяются возможности для МАГАТЭ контролировать ядерную программу Ирана. Тегеран согласился на целый ряд дополнительных мер помимо тех, которые сейчас применяет Агентство. Думаю, что в конечном итоге – это выигрыш для всех. Во-первых, мы существенно снимаем вопросы, которые возникали у многих стран, в отношении того, нет ли в иранской ядерной программе рисков для распространения оружия массового уничтожения. Теперь будет очень сложно избегать тех фактов, которые МАГАТЭ будет устанавливать, и у нас есть полная уверенность, что Иран будет добросовестно сотрудничать с Агентством.

Во-вторых, конечно же, мы очень серьезно укрепим доверие в результате реализации данной договоренности. Доверие, которого так часто не хватало, отсутствие которого порождало дополнительные ненужные трения на Ближнем Востоке и на Севере Африки, в регионе Персидского залива.

В-третьих, мы считаем, что этот шаг позволит создать дополнительные предпосылки для продвижения к той цели, которая была универсально поставлена мировым сообществом в 2010 г., а именно: готовить созыв конференции по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия.

Таким образом, вся совокупность факторов – в плюс: никто не проиграл, все оказываются в выигрыше. Надеюсь, что помимо перечисленных мною позитивных факторов эта договоренность плодотворно скажется на усилиях по урегулированию сирийской проблемы и по вовлечению Ирана в конструктивную работу вместе со всеми нами для того, чтобы провести конференцию «Женева-2».

mid.ru

Версия для печати