Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Египта Н.Фахми, Каир, 14 ноября 2013 года

00:41 18.11.2013

Уважаемые дамы и господа,

Наша встреча в Каире организована в новом для российско-египетских отношений формате. Впервые в истории двусторонних отношений осуществляется совместный визит в Египет руководителей МИД и Минобороны России. Это подтверждает то приоритетное значение, которое мы придаем развитию и укреплению российско-египетских связей.

Египет для нас – не только ведущее государство арабского мира, но и проверенный временем партнер. Наши народы связывают давние, уходящие в глубь истории узы дружбы и взаимоуважительного сотрудничества, которое в последние годы вышло на стратегический уровень.

Состоявшиеся переговоры с моим коллегой Н.Фахми стали продолжением наших бесед в Москве два месяца назад – 16 сентября, когда Министр был с визитом в России. Как и тогда, конечно, сегодня разговор затрагивал развитие обстановки в Египте, и мы подтвердили и подтверждаем, что в России заинтересованы в том, чтобы АРЕ являлась стабильным государством с устойчиво развивающейся экономикой и эффективной политической системой. Рассчитываем, что проходящая сейчас работа, включая подготовку новой Конституции, проведение референдума по этому важнейшему основному закону, позволит продвинуться дальше на направлении, которое приведет Египет к желанной цели. При этом Российская Федерация неизменно исходит из принципов невмешательства во внутренние дела любых государств, мы уважаем суверенитет Египта и право египтян самостоятельно определять судьбу своей страны.

Обсудили практические аспекты двусторонних отношений, нашей совместной работы с целью углубления многопрофильного диалога и взаимодействия. В этом контексте особое внимание уделили задаче возобновления работы Совместной Российско-египетской Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Договорились, что в скором времени проведем встречу экспертов. С российской стороны готовятся предложения, включая инвестиционное взаимодействие в сфере энергетики и других областях тяжелой промышленности, создания мощностей по производству строительной и транспортной техники. Наши египетские коллеги также поделились теми сферами экономики и в целом народного хозяйства, где они были бы заинтересованы во взаимовыгодных связях с российскими партнерами. Условились также подготовить предложения, которые поставили бы на устойчивую долгосрочную основу наши обмены в сфере науки, культуры и образования.

Договорились также интенсивно продолжать развивать диалог по туризму – это очень важная сфера наших отношений. Стабилизация обстановки в Египте, отмена чрезвычайного положения (как я понимаю, буквально вчера) позволят восстановить объемы сотрудничества в туристической сфере, в этом я убежден. Как я понимаю, аналогичные выводы делают и другие государства, чьи граждане любят отдыхать на прекрасных египетских курортах.

Подробно рассмотрели вопросы, касающиеся нашего политического диалога. Безусловно, перспективы сотрудничества в военной и военно-технической сфере стали предметом переговоров моего коллеги С.К.Шойгу с Первым вице-премьером, Министром обороны АРЕ А.Сиси.

По международной и региональной повестке дня приоритетное внимание, по понятным причинам, уделили положению в странах Ближнего Востока и Севера Африки в контексте охвативших этот регион глубинных перемен.

У нас близкие подходы в том, что касается необходимости скорейшего созыва международной конференции «Женева-2» для урегулирования сирийского кризиса через прямой диалог всех сирийских сторон и при поддержке мирового сообщества. Признательны египетской стороне за активную позицию в данном вопросе в интересах его мирного, политического урегулирования.

У нас есть общая позитивная оценка идущей сейчас работы по выполнению задач уничтожения сирийского химического оружия. Эта работа идет активно и без сбоев. У нас также имеется общее понимание того, что происходящие в арабском мире крутые перемены не должны заслонять задачу разрешения ключевой проблемы Ближнего Востока – всеобъемлющего справедливого арабо-израильского урегулирования на известной международно-правовой основе: резолюции ООН, Мадридские принципы и, разумеется, арабская мирная инициатива, которая была поддержана не только всеми членами ЛАГ, но и Организацией исламского сотрудничества в целом. Мы поддерживаем конструктивную роль Египта в содействии возобновлению палестино-израильских переговоров, решении задач обеспечения безопасности на Синае. У нас состоялся очень полезный обмен мнениями по вопросу о ситуации, сложившейся вокруг перспектив создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ. Мы едины в том, что необходимо выполнить решения, принятые еще в 2010 г., и как можно скорее созвать международную конференцию для практического обсуждения вопросов создания ЗСОМУ на Ближнем Востоке.

Переговоры подтвердили полезность регулярных консультаций между нашими внешнеполитическими ведомствами. Они помогают лучше оценивать те или иные аспекты положения дел в регионе Ближнего Востока и Севера Африки и вырабатывать адекватные шаги, в том числе совместные, которые, надеемся, будут помогать стабилизировать обстановку.

Вопрос: Как Вы оцениваете сближение между Египтом и Россией? Не свидетельствует ли это об ухудшении отношений с другими государствами или это стратегические отношения?

С.В.Лавров: Если я правильно понял перевод, Вы спросили, означает ли нынешний визит временное ухудшение отношений Египта с кем-то еще. Даже не знаю, что здесь сказать. Мы дружим с египетским народом многие десятилетия, у нас богатая общая история, в том числе и совместной политической борьбы за справедливость в мире. Мы не дружим против кого-то. Пора привыкать, что в сегодняшнем мире подобный подход давно пора оставить в прошлой эпохе и жить в том пространстве, которое существует и в котором каждой стране надо самой решать, с кем развивать отношения, и определять любой круг своих партнеров.

Повторю, мы дружим с египетским народом, являемся стратегическими партнерами и не дружим против кого-то.

Вопрос: Восстановится ли прежний уровень потока российских туристов в Египет?

С.В.Лавров: Про туристов я уже говорил. Но Вы спросили, означает ли наш визит, что российские туристы вернутся. Они никуда отсюда не исчезали. Осуществляется порядка ста рейсов в неделю между Москвой и египетскими курортами. Туристы вправе сами решать, куда им ехать, а обязанность МИД – просто предупредить, если в какой-то стране существует угроза безопасности (а такие угрозы были). Никто никому ничего не запрещал.

Что касается рекомендаций, сделанных нами в свое время, то, как я уже сказал в своем вступительном слове, мы рассмотрим эту ситуацию с учетом стабилизации обстановки, отмены ЧП, оценок и объявлений, которые делают внешнеполитические ведомства других стран.

Подчеркну, что российские туристы и в Шарм-аль-Шейхе, и в Хургаде отдыхают, тратят деньги и получают удовольствие. Мы признательны египетским властям за то, что они уделяют внимание обеспечению безопасности на Синайском полуострове и особенно в курортных зонах. Рассчитываем, что так будет и впредь.

Вопрос: Будут ли возобновлены крепкие отношения между нашими странами? Будет ли Россия участвовать в столь крупных проектах в Египте, которые имели место в 1950-1970-х гг.?

С.В.Лавров: Что касается перспектив нашего экономического сотрудничества, в своем выступлении я сказал, что мы готовим заседание Межправительственной комиссии. Начнем со встречи экспертов. Повторю, есть целый ряд предложений, в том числе по модернизации тех объектов, которые были сооружены СССР, а также по строительству новых.

Вопрос: ЛАГ за историю сирийского кризиса приняла множество решений о подавлении некоторых ее участников. Не считаете ли Вы, что эта организация должна занимать другую позицию не только в вопросе решения сирийского кризиса, но и других проблемах на Ближнем Востоке? Как Вы видите участие Египта в этой организации?

С.В.Лавров: Я уже упоминал ЛАГ. Это наш партнер. Выступаем за то, чтобы арабская мирная инициатива, наряду с решениями ООН, лежала в основе тех усилий, которые предпринимаются по урегулированию палестинской проблемы. Считаем, что Лига могла бы активнее этим заниматься. Мы, как Египет и другие страны, поддерживаем усилия США, позволившие возобновить палестино-израильские переговоры. Но идет переговорный процесс туго. Наверное, дополнительная поддержка этого процесса не повредит.

Что касается позиции ЛАГ по сирийскому кризису, она известна. Наше отношение к ней – тоже. Считаем, что за последние два года было принято несколько поспешных решений. Думаю, что в дальнейшем очень важно придерживаться основополагающего принципа работы ЛАГ - консенсуса. В целом, когда мы говорим о том, что Россия искренне заинтересована в стабильном динамично и позитивно развивающемся Египте, это не только наше желание, чтобы египетский народ ощущал себя лучше, но это и наш, если угодно, внешнеполитический интерес, поскольку мы хотим, чтобы Египет максимально активно играл свою роль ведущей арабской страны.

Вопрос (обоим министрам): Почувствовали ли вы сближение по вопросу палестино-израильского урегулирования и решения сирийского кризиса? Как может на практике выполняться египетская инициатива об освобождении ближневосточного региона от ОМУ? Будет ли созвана конференция, которая ожидалась еще в 2012 г.?

С.В.Лавров (отвечает после Н.Фахми): Нам не надо сближать позиции по палестинской проблеме, потому что у нас с Египтом она единая – необходимо обеспечить двугосударственное решение на имеющейся международно-правовой основе. Об этом я сегодня уже говорил.

Нам не нужно сближать позиции по путям урегулирования сирийского кризиса: мы категорически настаиваем на неприемлемости военного решения – это наша общая позиция. Выступаем только за политическое урегулирование. С этой целью поддерживаем созыв «Женевы-2». У нас есть общее понимание относительно того, каким оптимально должен быть состав участников этой конференции. Из числа «внешних игроков» мы бы приветствовали активную роль Египта. У нас также есть общее понимание, что параллельно с политическим процессом всем нужно осознать террористическую угрозу, которая становится в Сирии все больше с каждым днем и уже начинает затрагивать другие страны, включая, например, Ирак.

Разговор был очень полезный и показал, что мы можем использовать и этот канал российско-египетских отношений для создания условий созыва конференции.

Что касается ЗСОМУ – об этом я говорил в своем вступительном слове – это не чья-то инициатива, а решение СБ ООН, а также Обзорной конференции государств-участников ДНЯО, состоявшейся в 2010 г. Там прямо на основе консенсуса говорится о необходимости провести в 2010 г. конференцию для рассмотрения практически вопросов создания ЗСОМУ. Здесь нам также не нужно сближать позиции – Россия и Египет выступают за ее скорейший созыв. Подготовительные экспертные консультации, которые сейчас ведутся между странами региона при поддержке трех депозитариев договора о нераспространении и финского посредника, должны позволить назвать дату созыва конференции и определить ее организационные моменты. Наши египетские друзья готовят соответствующие предложения. Будем готовы их рассмотреть.

Вопрос: Не могли бы вы прокомментировать проблему гуманитарного кризиса в Сирии?

С.В.Лавров: Относительно гуманитарного кризиса в Сирии скажу, что ситуация там очень тяжелая. Россия оказывает помощь через выделение добровольных взносов в различные гуманитарные агентства, включая Всемирную продовольственную программу. Причем взносы эти распределяются как сирийскому правительству, так и странам, которые принимают беженцев. Недавно мы выделили 10 млн. долл. США Ливану и Иордании. Помимо этих взносов мы регулярно направляем гуманитарную помощь – продовольствие, одежду, палатки, медикаменты. Мы активно стремимся облегчить страдания сирийского народа, но делать это нужно без политизации. СБ ООН принял соответствующие заявления, где расписаны шаги, которые необходимо предпринять в соответствии с нормами международного гуманитарного права. Нарушать эти нормы нельзя.

Есть попытки спекулировать на трудностях сирийского народа для того, чтобы вновь, уже посредством гуманитарной темы, продвигать идеи внешнего вмешательства через СБ ООН. Заверяю, эти попытки не получат развития. Кстати, после того, как не так давно в Женеве проходили российско-американские консультации со спецпредставителем по Сирии Л.Брахими по вопросам подготовки «Женевы-2», состоялись встречи на ту же тему с представителями ЛАГ, Турции. Затем все участники встретились с гуманитарными агентствами, работающими в САР. Руководители этих агентств не выказывали никакой паники. Они рассказали о том, как работают над решением конкретных вопросов, включая вакцинацию от полиомиелита, который вдруг появился в нескольких случаях, и многое другое. Они не говорили о том, что правительство отказывается с ними сотрудничать. Наоборот, наибольшие проблемы для деятельности гуманитарных агентств создают боевики - это хорошо известно. Поэтому мы целиком за то, чтобы более активно помогать решать гуманитарные проблемы, но не надо на них спекулировать. Речь идет о жизнях людей, стариков, детей, и это просто кощунственно.

Вопрос: Во время недавнего телефонного разговора главы США и Франции заявили, что их страны полностью согласны с едиными предложением «шестерки» по Ирану и нынешним подходом к переговорам, а также что они рассматривают это предложение как разумный шаг, который позволит всем убедиться в мирном характере ИЯП. Хотелось бы получить комментарий по этому поводу, а также узнать Ваше мнение о том, может ли быть достигнуто соглашение на следующей встрече в Женеве между «шестеркой» и Ираном? Может ли состояться министерская встреча?

С.В.Лавров: Я не был участником телефонного разговора между президентами США и Франции. Если то, что Вы зачитали, является официальным сообщением об этом разговоре, и в нем действительно говорится, что есть единое предложение «шестерки» Ирану, то, в принципе, о деталях переговоров до их завершения лучше не распространяться. Однако, если Белый дом решил сообщить о наличии единого предложения группы «пять плюс один», то я вынужден сделать небольшое уточнение.

В этот раз «шестерка» совместного документа не вырабатывала. Был американский проект, в итоге получивший согласие Ирана. Мы вместе с рядом других членов группы «пять плюс один» этот проект активно поддержали. Если бы его поддержали все, то он был бы уже принят, и мы бы уже начинали работу по реализации содержащихся в нем договоренностей. Но к нему появились поправки, которые мы не видели. Вариант с поправками был распространен буквально в последний момент, когда уже нужно было улетать из Женевы. Мы сказали, что, на первый взгляд, в этих поправках не видим каких-либо существенных проблем по вопросам содержания, но, естественно, язык, которым эти идеи должны быть изложены, должен быть приемлемым для всех участников процесса –«шестерки» и Ирана. Вот, собственно, как это происходило.

Наши коллеги решили употреблять термин «единое предложение «шестерки»», но такого предложения не было. Был и остается американский документ и поправки к нему. Все это будет рассматриваться дальше на уровне политдиректоров, встреча которых, как известно, назначена на 20 ноября. Чем она завершится, покажет сама встреча. Надеюсь, что все проявят понимание важности сложившихся договоренностей и особое понимание необходимости оформить это именно как договоренность, а не как некий другой документ, не являющийся коллективным.

mid.ru

Версия для печати