Владимир Косторниченко: «Депрессия» мировой экономики не мешает Таможенному союзу развиваться»

01:01 15.11.2013

Гость программы - Владимир Николаевич Косторниченко, профессор кафедры истории экономики факультета государственного управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации, доктор экономических наук, кандидат исторических наук.

Ведущий - Армен Оганесян.

Оганесян: Владимир Николаевич Косторниченко, доктор экономических наук, кандидат исторических наук - наш гость. Первый вопрос от нашего слушателя: "Владимир Николаевич, вы историк-экономист, это редкое сочетание специальностей. Скажите, у вас не было каких-то научных открытий на стыке этих профессий"?

Косторниченко: Я бы не согласился с тем, что это редкое сочетание профессий, потому что есть многочисленные примеры того, что хорошие экономисты являются неплохими историками и, наоборот, историки становятся экономистами и возглавляют международные экономические организации.

Оганесян: Но не сплошь и рядом.

Косторниченко: Нет. Как пример можно привести биографии некоторых экономистов, таких, как Егор Тимурович Гайдар. Я считаю его больше историком экономики. Его книга "Долгое время" имеетфундаментальное значение, в отличие от некоторых его текущих экономических занятий.

Оганесян: Многие скажут: лучше бы он историей занимался.

Косторниченко: Да. Блестящий стиль, свойственный историкам, и умение объединять, интерпретировать факты из различных исторических периодов отличают Гайдара.

Оганесян: Как вам помогает знание истории? Чему вы отдаете предпочтение? Может быть, вы делаете акцент в сторону истории или экономики? Что вам этот параллелизм дает как автору, ученому?

Косторниченко: Есть какое-то взаимодополнение, мне кажется. Историк накапливает факты длительный период времени, и потом готов их изложить. Обычно историк "созревает" к 50-60 годам - бывают разные ситуации, но в целом так.

А экономисту, наоборот, очень важно работать с текущим материалом, максимум двух-трехлетней давности. Часто экономические работы быстро устаревают, а в качестве наследия экономиста остается то, что он писал…

Оганесян: Исторические аспекты?

Косторниченко: Да. Можно привести в пример и Абалкина, и Гайдара, и Мау - его докторская диссертация была по истории экономики 1920-1930-х годов. В то же время он неплохой экономист, обладает отличной интуицией.

Во Франции ряд руководителей крупных экономических организаций - Всемирного банка, МВФ - люди, которые в прошлом были историками, а впоследствии стали экономистами.

Оганесян: Вот интересный вопрос: "Историческая эпоха подводит к смене экономического уклада, или накапливаемые изменения в экономике открывают новые исторические эпохи? Как бы вы сказали? Или так разделять нельзя, все находится в неразрывной связи?"

Косторниченко: Очевидно, что марксистская концепция базируется на эволюции товарных отношений. Эта концепция сохраняет определенное значение в текущий период. Мы знаем, что на Западе многие ученые-экономисты придерживаются эволюционных воззрений, похожих на марксистские, некоторые считают себя последователями Маркса. Также в самых известных западных университетах есть те, кто пытается построить что-то свое, исходить из других подходов.

Оганесян: Например, из философии истории?

Косторниченко: Да. Так или иначе, существует многообразие подходов, и ограничивать себя чем-то, мне кажется, сейчас не так интересно. Сейчас нет выраженной направленности в экономических школах, как это было еще 20-30 лет назад.

Оганесян: На эту тему есть отдельный вопрос, мы к нему вернемся. Действительно, трудно отделить. Например, эпоха великих открытий не могла не повлиять на политику и экономику. Конечно повлияла.

Вот такой вопрос слушателя: "У вас никогда не возникало желание написать историю мировой экономики? Вероятно, будет интересная книга".

Косторниченко: Во-первых, такие истории периодически пишутся, выходят и в виде учебников, и в качестве крупных аналитических исследований, как зарубежных, так и российских.

Например, есть учебник Анны Николаевны Марковой " История мировой экономики ", вышедший еще в начале 2000-х годов. Есть западные работы. Но подобный труд предполагает определенную специализацию в этой сфере. Я, например, интересуюсь историей экономики в более прикладном аспекте, тем, как она влияла на развитие отраслевых процессов…

Версия для печати