Философская песнь: от Львова до Варшавы

01:59 11.11.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Львовско-варшавская школа философии яркой звездой блеснула на небосклоне польской науки. Периодом интеллектуального зачатия школы считается 1895 г., когда кафедру философии в Львовском университете возглавил ученик австрийского философа Франца Брентано Казимеж Твардовский. Время её упадка приходится на послевоенные годы, когда из Львова, ставшего советским, представители школы переехали в Варшавский университет, а некоторые – в вузы в других польских городах. И, хотя в 1950-х ещё встречались люди, работавшие в русле львовско-варшавской школы, это был всплеск последней волны, навсегда отхлынувшей от берегов польской науки, и львовско-варшавская школа философии навсегда ушла в прошлое.

Чем же обязана польская философия представителям школы? Очень многим. К. Твардовский первым взялся за непростое дело: возрождение польской национальной философии именно как науки, а не набора пропагандистских штампов. Своих студентов он учил не конкретной философской системе, а философствованию, как таковому. Противился разделению философии на «подпункты» в виде монизма, реизма, идеализма и т.д., считая такое разделение искусственным и наносящим ущерб философии, как науке. Как нельзя отнести физика или зоолога к какой-то одной школе зоологии или физики, ибо физик и зоолог остаются всегда физиком и зоологом, так и философ должен оставаться философом, а философия – философией.

К. Твардовский, конечно же, был не единственной яркой личностью на горизонте львовской философии. Рядом с ним трудилось целое созвездие ставших в будущем громкими имён: Тадеуш Котарбинский, Казимеж Айдукевич, Ян Лукасевич, Альфред Тарский, Станислав Лесневский. Последний, к слову, родился в российском Серпухове, детство провёл в Иркутске, а в годы Первой мировой преподавал математику в московской школе.

Философ и война – эта тема достойна углублённого исследования. Сократ, всю жизнь размышлявший над бренностью человеческих стремлений, с готовностью вставал в строй, когда звала труба. В тени Сократа как философа остаются его воинские деяния. Похожая судьба постигла и некоторых представителей львовско-варшавской школы. Как указывает Б. Т. Домбровский, перу которого принадлежит одна из лучших книг, посвящённых львовско-варшавской школе, К. Айдукевич во время Первой мировой сражался в австрийской армии, был отмечен за отвагу, а на польско-советскую войну 1920 г. пошел добровольцем и командовал бронепоездом (1). В годы немецкой оккупации 1939-1945 гг. были убиты или умерли следующие философы и логики: Ауэрбах, Бад, чета Блауштайнов, Вайсберг, Зайковский, Игель, чета Линденбаумов, Лемпицкий, Мильбрандт, Ортвин, Паньский, Пресбургер, Райгородский. Ведь представители львовско-варшавской школы были не только философами, но и польскими патриотами, и не могли оставаться в стороне от происходящего на их родине в те годы.

Тема национальной философии, затронутая К. Твардовским, была подхвачена Я. Лукасевичем: «Мы до сих пор не имеем собственного, национального взгляда на мир и жизнь. Сегодня мы еще не способны на такой взгляд, ибо мы измучены горькой вековой недолей и бедами настоящей войны. И в прошлом мы никогда не имели собственного взгляда на мир и жизнь, а были всегда подвержены чужим взглядам…Канта, Гегеля, Конта и Милля. И сегодня мы поддаемся чужым взглядам, немецкому идеализму, английскому прагматизму, французскому бергсонизму... Но сегодня мы, польские философы, способны к тому, чтобы склоняя голову перед каждой заслугой, не гнуть шею перед чужими авторитетами. И в философии мы должны освободиться от посторонних влияний и работать над созданием собственного, польского взгляда на мир и жизнь».

В 1904 г. в Львове появляется первое в Польше философское общество. И это было только начало усиленной работы коллектива львовско-варшавской школы на благо философской науки. В период между двумя мировыми войнами состоялось три общепольских философских съезда: в Львове, Варшаве и Кракове. Долгие годы, от даты образования львовско-варшавской школы до 1930-х гг., Львов оставался «философской столицей Польши».

К. Твардовский и его коллеги были выше национальных предрассудков, и вынашивали идею проведения общеславянского философского съезда. Не всеми эта идея была воспринята позитивно, и съезд провести не удалось. Тем не менее, львовские философы не варились в собственном соку. Они поддерживали активные научные и личные контакты с европейскими философами, а также с готовностью приглашали к себе философов российских.Так, на один из съездов от российской эмиграции пригласили Николая Лосского – русского православного философа, поляка по происхождению.

На Втором польском съезде философов русских было уже больше: Н. Бердяев, С. Франк, И. Лапшин, С. Карчевский, а Н. Лосский обратился с приветствием к съезду от имени Русского научного общества в Праге. К сожалению, многие русские философы находились тогда в эмиграции. Пассажиры «философского парохода», покинувшего Россию в 1922 г., в Польшу они съезжались кто из Парижа, кто из Праги, кто из Берлина.

Львовско-варшавская школа – это не только философия, но и семиотика, логика, медицина, историография, педагогика, поскольку среди учеников и последователей К. Твардовского, Т. Котарбинского, Я. Лукасевича мы находим медиков, логиков, математиков, лингвистов, педагогов. После упадка львовско-варшавской школы они продолжали трудиться каждый на своём поприще.

Полёт мысли львовских философов был прерван неумолимою десницею истории. Первая мировая лишила их возможности полноценно заниматься наукой. Годы после Первой мировой тоже не способствовали полноценной работе. Распад Австро-Венгрии, война поляков и украинских националистов за контроль над Западной Украиной, и, наконец, нападение Третьего Рейха окончательно разрушили  привычную научную жизнь философов. Но последним ударом для себя они посчитали включение Львова в состав Украинской ССР. Не видя для себя перспектив  в рамках научного материализма, которым была пронизана советская наука, и философия, в том числе, остатки львовско-варшавской группы философов навсегда покинули Львов – город, бывший некогда философской столицей Польши и местом зарождения одной из самых заметных школ польской философии. 

 

1)       Б. Т. Домбровский «Львовско-варшавская философская школа (1895-1939)»

Версия для печати