Второй после Шопена

07:05 30.10.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Его называют  выдающимся польским композитором ХХ в. , и одним из самых значительных, творивших после Шопена. Выходец из глухой малороссийской провинции, наполовину поляк, наполовину немец, взойдя на музыкальный Олимп Варшавы, куда он приехал еще юношей, поступив в 1901 г. в местную консерваторию, он оставался на вершине славы долгие годы.

Родился Кароль Шимановский в 1882 г. в Российской империи, в деревушке Тимошовка (сейчас это – Черкасская обл.), долгое время жил в близлежащем Елисаветграде (ныне Кировоград), и сызмала рос в творческой атмосфере. Достаточно перечислить его ближайших родственников, чтобы понять: Кароль не мог выбрать себе иной путь, чем тот, которым он пошел. Отец Кароля был виолончелистом, брат Феликс - пианистом, сестра Станислава – поэтессой. Два его дяди – Густав Нейгауз и Феликс Блюменфельд – также были выдающимися музыкантами и педагогами. 

Ф. Блюменфельд стал профессором и ректором Киевской консерватории в 1920-х, а с 1922 – ректором Московской консерватории. Тесно общался с Федором Шаляпиным и Николаем Римским-Корсаковым. 

Г. Нейгауз эмигрировал некогда из Германии в Россию для работы учителем музыки в семье княгини Шихматовой, затем оказался в Елисаветграде, где создал собственную музыкальную школу, среди учеников которой – не только его сын Генрих и племянник Кароль Шимановский, но поэт и драматург Ярослав Ивашкевич (тоже приходившийся родственником семье Шимановских), в будущем – председатель Союза польских писателей.

Впитав творческую энергию таких выдающихся личностей (сейчас некоторым из них в Кировограде посвящаются ежегодные музыкальные фестивали, в их честь установлены памятные доски) и вобрав их опыт, Кароль отправляется в Варшаву. Это было начало большого пути большого человека в мире музыки.

Ареал его деятельности не ограничивался столицей Польши. 1903-1904 гг. К. Шимановский проводит в Берлине, а позже много путешествует по Европе (Италия, Великобритания, Франция), общаясь с представителями музыкальной богемы. 

Никакие перипетии, казалось, не могли его отвлечь от музыкального творчества. С началом Первой мировой войны К. Шимановский возвращается в родную Тимошовку, где усиленно работает, подарив миру несколько замечательных произведений. После 1917 г. семья Шимановских лишилась своего родового имения. С тех пор Кароль в Тимошовке не появлялся. Он дважды посещает Соединенные Штаты с концертами, благожелательно встреченными публикой. 

В 1920-х он жил в Быдгоще (по-немецки Бромберг), где зять Шимановских приобрел для них виллу из числа тех, что были оставлены местными немцами, эмигрировавшими в Германию по условиям Версальского договора.  Затем перебирается в высокогорный курорт Закопане на юге Польши. Сейчас в Закопане есть музей Кароля Шимановского, а сам городок, несмотря на свои скромные размеры (количество жителей – не более 28 000) может похвастать сразу несколькими знаменитыми уроженцами – это поэт Корнель Макушинский и художник Влодзимеж Блоцкий. 

В Закопане К. Шимановский изучает польский фольклор, который в этих местах имеет ряд самобытных особенностей. Дело в том, что Закопане находится в Татрах, где проживают т.н. гурали (“горцы”). Гурали имеют свой особенный диалект, очень красочные традиции и самобытный фольклор, оказавший, в свое время, влияние на польскую народную музыку. Гурали – довольно экзотическая группа населения, считающаяся субэтносом поляков. Даже за границей эмигранты-гурали держатся вместе, кланами, что отличает их от равнинных поляков, и, словно магнит, привлекают в Закопане тысячи иностранных туристов. 

В польской культуре имеется даже особый термин – закопанский стиль. Под ним подразумеваются архитектурные мотивы, покоящиеся на народных традициях польских гуралей. Популяризатором закопанского стиля принято считать  художника и литератора Станислава Виткевича (1851-1915). Именно благодаря его стараниям закопанский стиль нашел свое выражение не только в архитектуре, но также в изготовлении фарфора, украшениий, музыкальных инструментов, мебели и даже хозяйственного инвентаря. Естественно, тонкое творческое чутье К. Шимановского не могло не почувствовать в этом стиле бездонной творческой глубины. Увлечение фольклором оказало влияние на произведения К. Шимановского, написанные в этот период. 

Закопанский период его жизни в середине 1920-х сменился снова периодом варшавским. С 1927 по 1929 гг.,и, затем с 1930 по 1933 К. Шимановский занимал пост ректора Варшавской консерваторией, старейшего высшего музыкального учебного заведения в Польше. Ему предлагали равнозначный пост в Египте, где климат был бы для него куда полезней (К. Шимановский страдал от туберкулеза), но он выбрал Варшаву, намеревась воспитать новое поколение польских композиторов, что ему и удалось.  

Говорят, что на К. Шимановский, когда тот был еще совсем ребенком, произвела неизгладимое впечатление опера А. Даргомыжского “Русалка“. После ее просмотра маленький Кароль устраивал дома маленькие представления по случаю семейных праздников. Не меньшие впечатления он получил от произведений Игоря Стравинского (балет “Петрушка“), с которыми ознакомился в 1913 г., будучи уже зрелым профессионалом. 

Как композитор, К. Шимановский не зацикливался в своем творчестве на западной музыкальной традиции, но увлекался также Востоком. Путешествуя однажды по Северной Африке, К. Шимановский был очарован мистикой мусульманского Востока. Это не означает, что он вносил в свои произведения арабские мотивы. Восток для К. Шимановского был, прежде всего, исторической мистикой и романтизмом. Кроме Востока, К. Шимановский навсегда сохранил ностальгические воспоминания о малороссийской природе, хотя малороссийские элементы никогда не звучали в его музыке. 

Заслуги К. Шимановского были признаны современниками еще при его жизни. В 1934 г. он был награжден Командорским крестом, а в год его смерти президент Польши Игнаци Мосцицкий наградил композитора орденом “Возрождение Польши” посмертно. 

Похоронили К. Шимановского в краковском Пантеоне великих поляков (Гробница заслуженных) в костеле монахов-паулинов, а  сердце погребли в Варшаве, в часовне монашек из Общества служанок Святого сердца Иисусова. В 1944 г., во время Варшавского восстания,  часовня сгорела вместе со всем своим содержимым. 

 2007 г. был объявлен в Польше Годом К. Шимановского, а на его малой родине, в бывшем Елисаветграде, прошел ряд памятных музыкальных мероприятий, что превратилось, с тех пор, в похвальную традицию.

Версия для печати