Украина: авантюрные политэкономические игры на чужом поле

21:01 25.10.2013 Александр Бондаренко, журналист


В следующем месяце, возможно, Украина подпишет в Вильнюсе Соглашение об ассоциации с Европейским союзом и создании зоны свободной торговли. 18 сентября Кабинет министров этой страны единогласно одобрил проект данного Соглашения.

Казалось бы, вольному — воля, как говорят в таких случаях в народе. Но современная Россия - не средневековая Япония, которая к принятому решению самурая произвести харакири относилась по-философски спокойно и безучастно. Президент и правительство РФ искренне предостерегают братскую страну от совершения роковой ошибки, чреватой резким падением национальной валюты и огромным провалом всей экономической сферы. И пусть рьяные сторонники евроинтеграции на Украине интерпретируют настороженные обращения России, как рецидивы зависти, неприкрытого давления и великодержавной политики, но подавляющее большинство украинцев рано или поздно непременно правильно поймет и по достоинству оценит позицию истинно братской страны, которую тревожит дальнейшая судьба по сути единокровного народа. Ведь государство — это прежде всего народ, а уж потом всё остальное. Автор этих строк — сам наполовину украинец, и, конечно, зов крови не позволяет ему взирать на происходящее абсолютно отстранённо и безучастно, но при этом он стремится быть до конца честным и объективным в этом вопросе.

Итак, правящая Партия регионов во главе с её лидером, действующим президентом страны Виктором Януковичем, пришедшем к власти в марте 2010 года во многом благодаря своим обещаниям восстановить братские отношения с Россией и проводить политику плотного, углубленного экономического сотрудничества и многостороннего сближения интересов народов обоих государств, постепенно начала дрейфовать в сторону сближения с Европейским союзом. Да, западный курс также был в числе предвыборных обещаний нынешней партии власти, но, скорее, для баланса в борьбе за голоса избирателей правобережной Украины. Будем откровенны: основной электорат Севера, Юга и Востока страны именно так и воспринял три года назад прозападные «отклонения» в предвыборной политике Партии регионов. Действительно, резкое сближение с ЕС — козырная карта в предвыборной и избирательной кампаниях как раз политических оппонентов «регионалов», это - их главный лозунг и лейтмотив, их основное поле политической игры, а на своем поле, как говорится, и стены (в смысле трибуны) помогают. Поначалу казалось, что руководство Партии регионов неплохо усвоило эту истину: были ведь Харьковские соглашения с отчетливым курсом на всестороннее сближение с Россией и последующие шаги к расширению российско-украинскому экономическому сотрудничеству, а затем к набирающему силу Таможенному союзу. Стоит напомнить: 31 мая 2013 года премьер-министр Украины Николай Азаров и глава Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко подписали меморандум об углублении взаимодействия между ЕЭК и Украиной, который предусматривает предоставление этой стране возможности иметь представителя в ЕЭК и получить статус наблюдателя в Евразийском экономическом союзе. Однако, образно выражаясь, параллельным галсом Украина направляла свой государственный корабль в открывшуюся для неё «гавань» ЕС под названием «Восточное партнерство».

Вообще-то изначально замысел нынешнего украинского руководства страны заключался в том, чтобы в соответствии с геополитическим положением государства попытаться усидеть на двух стульях: ЕС и ТС. Но оказалось, что в таком случае можно просто очутиться между стульями. Об этом Киев заранее был недвусмысленно предупрежден, причем с обеих сторон. Так, например, еще в мае текущего года представитель европейского комиссара по вопросам расширения и европейской политики соседства Питер Стано подчеркнул, что статус Украины в ТС в качестве наблюдателя не должен противоречить принципам евроинтеграции. Позже президент Европейского совета Херман Ван Ромпей уточнил, что Украина не сможет стать членом Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана, если создаст зону свободной торговли с Евросоюзом. Ему вторит глава Представительства ЕС в Украине Ян Томбинский, подтвердивший тезис о том, что Украина не может быть одновременно членом ЕС и ТС. В свою очередь президент РФ Владимир Путин неоднократно подчеркивал, что подписание тех или иных международных соглашений — суверенный выбор Украины, однако при этом отмечал, что в случае подписания Соглашения об ассоциации этой страны с Евросоюзом и создания ЗСТ Россия будет вынуждена принять меры по защите своего рынка от украинских товаров и реэкспорта продукции европейских и других иностранных производителей, а также поставит вопрос об исключении Украины из зоны свободной торговли Евразийского союза. В этом же духе не раз высказывался и председатель правительства РФ Дмитрий Медведев. Досконально рассматривал и публично комментировал сложившуюся ситуацию с Украиной Сергей Глазьев, советник президента РФ по вопросам развития интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана. Например, он еще вначале сентября 2013 года в интервью киевскому изданию «Коммерсант-Украина» подробно изложил основные причины, по которым в случае подписания Украиной Соглашения об ассоциации (СА) с Европейским союзом эта страна не сможет оставаться в ТС в любом формате. В частности, он отметил: «Согласно тексту СА, все те функции, которые мы передали органам Таможенного союза, Украина передает под юрисдикцию ЕС, и решения по ним будут приниматься Советом ассоциации и подведомственными ему органами. В Соглашении написано, что Украина принимает технические регламенты ЕС, его нормы санитарного и фитосанитарного контроля, отменяет пошлины при торговле с ЕС. Короче говоря, всё то, что Россия Белоруссия и Казахстан передали в Таможенный союз, Украина будет реализовывать под контролем Брюсселя на основании европейских директив... В десятке статей СА Украина обязуется не вносить в свое законодательство изменения, которые противоречили бы данному соглашению, то есть она должна будет согласовывать с Брюсселем свои законы. Если подытожить всё это, то Украина с подписанием СА теряет самостоятельность и перестает быть для нас не просто стратегическим, но даже полноценным партнером.» Следует добавить, что еще раньше Сергей Глазьев сделал жесткое публичное заявление о том, что Евразийская экономическая комиссия начала рассматривать вопрос об отмене зоны свободной торговли с Украиной в случае создания страной ЗСТ с Европейским союзом.

Вроде бы всё ясно: либо направо, либо налево — политэкономическая развилка. Однако, по мнению (обнародованному неделей позже единодушного одобрения Кабинетом министров Украины текста СА) действующего премьер-министра правительства Николая Азарова, Соглашение с Евросоюзом не мешает Украине в случае необходимости присоединиться к Таможенному союзу, правда, принятие такого решения возможно только на референдуме. При этом Азаров ссылается, в частности, на некую статью в СА, которая якобы не препятствует Киеву присоединяться к ЗСТ, заключать договоры и о зонах свободной торговли, и о таможенных союзах. С точки зрения подавляющего большинства политических и экономических обозревателей, за данной риторикой скрывается давняя и достаточно уже поднадоевшая политика украинских властей, о которой в народе давно и метко сказано: ласковый теленок двух маток сосет. Но пора забыть про былые «телячьи нежности» и держать ответ по-взрослому, а не пытаться раздваиваться, чтобы одновременно бежать в обе стороны от развилки. Так бывает только в сказках, и такой «телячей» тактике двойственных политических толкований и обещаний приходит отнюдь не сказочный конец. Суровая реальность требует от Киева ясного и недвусмысленного ответа: по какому пути дальше пойдет страна? Судя по всему, она направится к ЕС за статусом ассоциированного члена. Что она приобретет на этом пути и что потеряет?

Начнем с того, что нынешнее руководство Украины неоднократно заявляло,что рассматривает евроинтеграцию как одно из приоритетных направлений внешней политики страны. Однако в самом Евросоюзе о реальных возможностях этой страны интегрироваться в ЕС предпочитают говорить достаточно расплывчато, туманно, как принято выражаться, в общих чертах. Впрочем, один факт явно налицо: Украина не входит в список стран, включенных в программу расширения ЕС. Речь в данный момент дальше подписания Соглашения об ассоциации с ЕС (аналогичного тем, которые есть у Евросоюза, к примеру, с Тунисом, Турцией, Израилем и Норвегией) и создании ЗСТ не идет. Следует уточнить: для вступления в силу СА оно должно быть ратифицировано парламентами каждой из стран-членов ЕС , что на практике может затянуться на несколько лет. Но и после завершения этой процедуры позиция ассоциированного члена ЕС остается весьма шаткой и уязвимой. В частности, у него нет своего голоса в принятии важнейших решений Евросоюза, и он вынужден получать их из Брюсселя в готовом виде.

Приоритетными направлениями реформ в странах-участницах «Восточного партнерства» признаны: демократия, совершенствование системы управления и обеспечения стабильности; экономическая интеграция и конвергенция с отраслевой экономической политикой ЕС, включая создание зон свободной торговли; энергетическая безопасность; развитие контактов между людьми (либерализация визового режима и усиление борьбы с незаконной миграцией). Если убрать наукообразную терминологию и перевести с декларативного на сугубо деловой язык, реальной выгоды из ассоциированного членства Украина сможет извлечь совсем немного. Возможно станет чуть демократичнее (опять же в западном и весьма одностороннем понимании этого процесса) и подретуширует свой имидж на Западе. Скорее всего, упростит визовый режим с ЕС. Не исключено, что получит какую-то компенсацию своих потерь при своеобразной (себе в ущерб) перестройке национальной экономики на западный лад. Может быть, по каким-то группам товаров слегка увеличит свой импорт в страны ЕС (если позволят ей выделенные для неё квоты Евросоюза). При благоприятных обстоятельствах (на которые при нынешней европейской и мировой экономической конъюнктуре вряд ли следует особо рассчитывать) можно с осторожностью надеяться на некоторый, пусть и не слишком значительный приток западных инвестиций и технологий. Ну и определенные политические дивиденды на Западе, впрочем, не очень-то высокие, так как там больше в цене так называемая «либеральная оппозиция». Вот, пожалуй, и вся отдача, на которую может реально претендовать нынешнее руководство Украины, от затеянной им евроинтеграции.

Теперь посмотрим, какую цену, вероятнее всего, заплатят государство, действующая власть и правящая партия за эти рискованные политэкономические игры на чужой территории. Глава кабинета министров Украины уже поставил перед Евросоюзом вопрос о предоставлении своей стране финансово-технической помощи (для адаптации украинских технических регламентов к европейским) в ближайшее десятилетие на астрономическую сумму — 165 миллиардов евро. Возможно, эти расчеты и сделаны, как говорится, «с люфтом на утряску», но в целом они близки к истине. По мнению советника президента РФ академика РАН Сергея Глазьева, Украине в 2014 году грозит дефолт в случае подписания СА, поскольку Россия прекратит свое кредитование этой страны, на котором по сути сейчас и держится ее национальная экономика и банковская система. В частности, в качестве одного из последствий авантюрной политики нынешних украинских властей указывается на ожидаемое ухудшение внешнего торгового баланса соседней с Россией республики и увеличение суммы ее дефицита до 12-15 миллиардов долларов. С прогнозом советника президента РФ согласилось и международное рейтинговое агентство Moody”s Investors Service, которое объявило, что решение Украины в пользу ЕС повредит отношениям Киева и Москвы и, как следствие, ухудшит положение украинских банков. Всего же около 135 миллиардов евро, по подсчетам Глазьева, потребуется на стабилизацию экономики Украины после дефолта и на адаптацию к европейским техническим, санитарным и ветеринарным нормам регулирования. На взгляд академика, это будет грозить банкротством целым отраслям украинской экономики, которые не смогут поставлять свою продукцию даже на украинский рынок потому, что она не будет соответствовать европейскому техническому регламенту. Эти неутешительные прогнозы во многом совпадают с мнением такого опытного управленца, искушенного политического и общественного деятеля (особенно в области так называемой многовекторной внешней политики). как экс-президент Украины Леонид Кучма, который на днях сделал следующее заявление: «Украине не стоит обольщаться возможными выгодами от ЗСТ с ЕС. Это — шаг в жесткую конкурентную среду, и я боюсь, что мы можем потерять наши высокотехнологические отрасли. Мы откроем рынок — и в Украину может хлынуть всё то, что производится в Европе на более высоком, чем у нас, уровне, с более высокими характеристиками и качеством.»

Не надо быть оракулом, чтобы предсказать: Евросоюз вышеупомянутых вложений в Украину делать не будет. Свободных денег в таких суммах у него сейчас просто нет. Кризис в мире, в Европе и в ЕС: требуется неотложная помощь по спасению тяжело больных экономик стран-членов Евросоюза — Греции, Испании, Ирландии, Португалии, Кипра и даже подхватившей серьезные осложнения Италии. Какая-то компенсация может быть и обломится Киеву, но отнюдь не в тех объемах, на которые он рассчитывает. Да и то потому только, что для ЕС важна своя геополитическая и стратегическая игра: оторвать Киев от Москвы и снизить за счет этого экономический потенциал Таможенного и Евразийского союзов, который мог бы стать гораздо выше при участии в них Украины.

А что Киеву предлагает Москва взамен туманных перспектив ассоциированного членства в ЕС? Вот что сказал на этот счет советник президента РФ Сергей Глазьев: «Мы планировали в три раза снизить цены на газ — до уровня, который сегодня получает Белоруссия, - 160 долларов за тысячу кубов. Также отменить экспортную пошлину. В совокупности Украина получила бы улучшение условий торговли на сумму 5,5 миллиарда в год только за счет этих двух шагов. А в целом, если бы Украина вернулась в интеграционный процесс, в Таможенный союз, то ее условия улучшались бы на 10 миллиардов ежегодно.» Если рассуждать непредвзято, то предложения Москвы безусловно лучше, чем альтернатива из Брюсселя. При этом надо иметь еще в виду, что отнюдь не факт — допуск Украины на подписание СА через месяц в Вильнюсе.

Дело в том, что получение статуса ассоциированного члена ЕС обусловлено выполнением жестких требований Евросоюза в отношении стабильности курса национальной валюты, снижения уровня инфляции и безработицы, соблюдения строгих экологических норм, усиления борьбы с коррупцией, принятия эффективных мер по искоренению выборочного правосудия и т. д. Причем на особом контроле у представителей ЕС — дело экс-премьера правительства Украины Юлии Тимошенко, как яркий пример пресловутого выборочного правосудия. Вот с этим-то у нынешнего руководства страны имеются большие проблемы, которые могут стать непреодолимым препятствием на пути к подписанию СА. В начале этого месяца заместитель главы представительства Европейского союза в Украине Мария Юрикова сделала публичное заявление, из которого следует, что Украина полностью не выполнила еще ни одного из пунктов обязательств, необходимых для подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Чуть позже агентство Рейтер распространило заявление президента Германии Йоахима Гаука, в котором, в частности, говорится о том, что Берлин рассчитывает на прогресс в вопросе об экс-премьере Украины Юлии Тимошенко, осужденной на семилетний срок. А далее Гаук констатирует, что уголовное преследование Тимошенко — проявление избирательного применения правосудия, что, в свою очередь, является одним из барьеров на пути подписания Соглашения об ассоциации в ноябре на вильнюсском саммите «Восточного партнерства». В этой связи Гаук отметил, что рассчитывает увидеть «действия, которые устроят» Берлин. Действующий президент Украины Виктор Янукович осознает реальные последствия, связанные с выходом Юлии Тимошенко на свободу. В данных обстоятельствах это будет означать безусловную победу либеральной оппозиции и, в частности, лидеров БЮТ и «Удара», на президентских выборах 2015 года. Поэтому нынешнее руководство страны не спешит выполнять это требование многих представителей органов ЕС и высокопоставленных чиновников стран-членов ЕС. При этом руководство республики и правящая партия рассчитывают, что ЕС принесет в жертву дело Тимошенко своим стратегическим целям и геополитическим планам по отрыву от России (а также от Таможенного и Евразийского союзов) Украины и вовлечения ее в сферу влияния ЕС. Многое в этом вопросе прояснится в следующем месяце в преддверии саммита в Вильнюсе, когда наблюдательная миссия Квасьневского-Кокса, действующая больше года на Украине от имени Европарламента и отслеживающая ситуацию, связанную с решением проблемы тюремного заключения Юлии Тимошенко и других украинских оппозиционных политических деятелей, обнародует свое заключение, свой вердикт по данному вопросу. Из этого документа и станет понятно: готовы ли Европарламент и ЕС закрыть глаза на дело Тимошенко и другие нарушения требований, выдвинутых к Украине, как потенциальному ассоциированному члену Евросоюза, ограничатся ли в ЕС компромиссом (к примеру, отправкой Юлии Тимошенко на лечение в Германию при запрете ей на политическую деятельность в ближайшие годы), или отложат решение этого вопроса года на два: на период, когда уже пройдут на Украине очередные президентские выборы и политический расклад в этой стране на следующее пятилетие будет предельно ясен (при этом следует иметь в виду, что пока рейтинг доверия Виктора Януковича находится на крайне низкой отметке и составляет всего лишь 14%).

В заключении статьи остается еще дать ответ на, пожалуй, самый сложный и туманный вопрос: почему же нынешнее руководство Украины и правящая партия выбрали курс на ассоциированное членство в ЕС? Политические и экономические обозреватели делают массу самых различных предположений. На мой взгляд, правящая политическая элита сделала авантюрную попытку найти объединительно-примирительную идею, которая бы устроила население и Правобережья, и Левобережья — сплотила бы всю страну, зацементировала бы её разрыв. Беда в том, что сам статус ассоциированного члена ЕС и ЗСТ изначально не могли претендовать на олицетворение такой социально-экономической мечты, похожей на панацею. Политическое решение о резком сближении с ЕС стало соблазнительным политическим миражом, который вскоре исчезнет. А реальные проблемы государства и народа (по крайней мере, главные из них) останутся нерешенными и значительно усугубятся.

Версия для печати