Россия и Франция за мир в Сирии, но пути к нему у стран разные

12:07 18.09.2013 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Россия и Франция выступают за скорейшее восстановление мира в Сирии, но констатируют различие в выборе пути к нему. Подробно позиции обеих стран разъяснили на совместной пресс-конференции в Москве 17 сентября по итогам встречи в МИД Российской Федерации руководители внешнеполитических ведомств – Сергей Лавров и Лоран Фабиус.  По словам российского министра, у Москвы и Парижа есть общее понимание необходимости созыва в ближайшее время международной конференции по решению сирийского конфликта «Женева-2» с целью  полного выполнения договоренностей «Женевы-1». «Включая создание переходного управляющего органа, который будет обладать всей полнотой исполнительной власти и - создан на основе общего согласия сирийских сторон», - уточнил Сергей Лавров.

Общие позиции есть и в том, что проблема ликвидации химического оружия в САР должна быть решена. «Благодарим французских друзей за поддержку российско-американской инициативы, которая сейчас будет рассматриваться в Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), а затем рассчитываем принять резолюцию СБ ООН в поддержку решения ОЗХО», - сказал российский министр. Кроме того Сергей Лавров отметил, что созданы неплохие заделы на будущее, в том числе в отношении дальнейшего согласования действий по сирийскому кризису, есть общее понимание задач, которые необходимо в конечном итоге решить. «У нас нет разногласий относительно конечных целей, которые мы все хотели бы видеть для сирийского народа», - сказал, обращаясь к журналистам, Сергей Лавров. – «А именно – преодоление кровопролития, восстановление мира на основе уважения суверенитета, территориальной целостности этой страны, сохранения ее светского характера при обеспечении прав и свобод всех этнических, конфессиональных и других групп. Эти цели разделяются Москвой и Парижем, хотя по путям их достижения у нас имеются определенные расхождения», - подчеркнул руководитель МИД РФ.

Лоран Фабиус, прежде всего, акцентировал внимание на российско-американской инициативе по химоружию, назвав её несомненным прорывом: «Но это не конец истории», - сказал он. - «И теперь важно перейти от слов к делу. Речь идет о том, чтобы помешать расползанию химического оружия по региону». Говоря о применении химического оружия в Сирии, Лоран Фабиус апеллировал к докладу, который был озвучен экспертами ООН 16 сентября по поводу его использования в Гуте 21 августа. «Аналитические оценки этого доклада обозначили разность позиций российской и французской сторон», - отметил министр иностранных дел Франции. «Мы считаем, что доклад этот доказывает ответственность режима Башара Асада и сирийской армии в химической атаке 21 августа». Но на основании чего французская сторона делает подобные выводы, Лоран Фабиус не сказал.

Известно, как отреагировал на доклад генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. «Наши специалисты, - сказал генсек ООН, - на основе полученной ими информации подтвердили, что 21 августа в пригороде Дамаска Гуте было использовано химическое оружие». Речь идет о масштабном применении отравляющего газа зарин. Его следы были обнаружены у 95% жертв, а также на осколках выпущенных по Гуте ракет. Причем, химическое оружие применялось против гражданского населения, в том числе детей. На совместной пресс-конференции в Москве Сергею Лаврову был задан вопрос от французского частного телеканала ТF-1, который звучал так: «Как Вы прокомментируете оценки доклада экспертов ООН, в частности, заявления, что этот документ полностью доказывает вину правительства Б.Асада в организации химической атаки? Можно ли этому докладу доверять»?

Российский министр, учитывая предвзятость формулировки вопроса, подчеркнул: «У инспекторов ООН не было мандата определять виновных. Это не от них зависит. Мандат был выдан Генеральным секретарем ООН. Он еще до конца не выполнен, и экспертам необходимо вернуться в Сирию, чтобы расследовать инциденты, имевшие место в марте с.г. под Алеппо и в других частях Сирии в другие периоды. Считаем, что обязательно должны быть расследованы и сообщения о применении химического оружия уже после 21 августа с.г., а именно 22, 24 и 25 августа. Это все предстоит проделать инспекторам, и после этого они составят уже окончательный доклад о своей миссии».

Сергей Лавров отметил, что доклад инспекторов ООН доказывает, что химическое оружие было применено. В связи с этим у российской стороны возникли вопросы, ответов на которые не прозвучало в зале заседания ООН. В частности,  где был произведен боеприпас - на заводе или кустарным способом? Ответ на этот и другие вопросы позволит установить не только факт применения химоружия, но и ответственность тех, кто пошел на этот шаг. А применение химоружия в Сирии, подтвержденное в докладе экспертов, генсек ООН назвал «военным преступлением» и призвал СБ ООН «привлечь виновных к ответственности». Сергей Лавров в ответе французскому телеканалу ТF-1 подчеркнул: «Доклад требует изучения, но не изолированного, а в совокупности со всеми свидетельствами, которыми полны Интернет и в целом СМИ, включая свидетельства, предоставленные монахинями соседнего монастыря, журналисткой, специально посетившей этот район, разговаривавшей с боевиками и почерпнувшей от них информацию о том, что им из-за границы привезли какие-то боеприпасы. Есть и открытое письмо бывших сотрудников ЦРУ и Пентагона Президенту США Б.Обаме, в котором события 21 августа и других дней охарактеризованы как инсценировка».

У российской стороны, как отметил руководитель МИД РФ, также есть серьезнейшие основания предполагать, что была совершена провокация. «Некоторые наши партнеры безапелляционно заявили, что только режим мог применить химическое оружие - как это сейчас прозвучало и в Вашем вопросе», - сказал Сергей Лавров, обращаясь к журналисту TF-1. – «Но истина должна быть установлена. Для дальнейшей работы СБ ООН это будет лакмусовым тестом: либо мы будем хвататься за Главу VII Устава ООН, когда кто-нибудь заявит, что режим или оппозиция применили химическое оружие, и подыгрывать эмоциям, совершенно не допустимым в принятии серьезных решений; либо мы будем полагаться на профессионалов, которые должны каждый эпизод и каждое сообщение такого рода изучить тщательно и беспристрастно и доложить Совбезу ООН уже окончательную картину», - подытожил министр.

На пресс-конференции Лоран Фабиус ответил на вопрос, почему вопреки смягченной риторике США относительно военного вмешательства в Сирию  Франция продолжает вместе с другими странами настаивать на жестких мерах по отношению к режиму Б. Асада. Можно ли считать, что это раскол в западном блоке или это согласованная позиция? «Франция сторонница мира, мы доказывали это неоднократно. Но в то же время, если мы хотим добиться мира, необходимо иногда проявлять твердость», - заявил Лоран Фабиус. Проявление твердости почему-то касается исключительно правительственных сирийских войск. «После химической атаки 21 августа, о которой в докладе говорится, что прецедентов не было с 1948 года, мы с другими странами решили помешать режиму вновь использовать химическое оружие против своего народа». На каком основании министр иностранных дел заявил об использовании химоружия правительственными сирийскими войсками да ещё «против своего народа» – ни слова. Также ни одного слова не было произнесено в адрес сирийской оппозиции, или «национальной коалиции», которая выступила против присоединения Сирии к Конвенции по запрещению химического оружия. Даже если «умолчание не есть ложь», оно, тем не менее, способствует искажению правды. И очевидные вещи приходится доказывать. Министр иностранных дел России назвал истинную причину того, почему оппозиция выступила против российско-американской инициативы. «Коалиция в штыки восприняла российско-американское предложение о ликвидации химического оружия в Сирии через механизмы Конвенции, поскольку они очень рассчитывали, что проблема будет решаться путем военной интервенции. Они были разочарованы тем, что интервенция не состоялась, и вопрос перешел сугубо в политико-правовую плоскость», - сказал Сергей Лавров. Такую позицию российский министр назвал контпродуктивной. «Те, кто влияют на коалицию, кто ее создавал и продолжает укреплять, конечно, несут за это ответственность – как, собственно, и за обеспечение участия оппозиционеров в Женевской конференции», - подчеркнул Сергей Лавров.

Российский министр отметил, что безоговорочное присоединение Дамаска к Конвенции о запрещении химического оружия следует рассматривать в том числе в контексте реализации задачи по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ, которая была поставлена три года назад всем международным сообществом. Отвечая на вопрос о перспективах «Женевы-2», российский министр отметил, что с Францией есть общее понимание по вопросу о созыве такой конференции. Сергей Лавров напомнил, что на саммите «восьмерки» в Лох-Эрне при обсуждении сирийской темы, Президент Французской Республики Ф.Олланд предложил «Группе восьми» выступить с инициативой объявления конкретной даты созыва конференции с целью оказать давление на всех потенциальных участников, чтобы они перестали уходить в сторону от этого мероприятия. Президент Российской Федерации В.В.Путин поддержал такое предложение Ф.Олланда, но некоторые другие участники «восьмерки» сочли это нецелесообразным. «Российская сторона готова объявить дату хоть сегодня или завтра, т.к. мы уверены, что сирийское правительство уже заявило о своей готовности направить делегацию. Эта делегация объявлена. Главное сейчас, чтобы оппозиция поступила бы таким же образом». Сергей Лавров сообщил, что обсуждал эту задачу с Лораном Фабиусом: «У нас совпадение позиций о необходимости сделать это как можно скорее, чтобы подтолкнуть всех сирийцев к достижению общего согласия по созданию переходного управляющего органа со всей полнотой исполнительной власти, как и записано в Женевском коммюнике».

В этой связи очень важны итоги женевской встречи от 13 сентября между Министром иностранных дел Сергеем Лавровым, Госсекретарем США Джимом Керри и спецредставителем ООН/ЛАГ по Сирии Лахдаром Брахими, которые внесут свою лепту в «Женеву-2». Встреча, о которой упомянул российский министр на пресс-конференции, состоялась по поводу российско-американской инициативы о химическом оружии Сирии. Как сказал Сергей Лавров: «Предложение заключается, прежде всего, в том, что в качестве приоритетного шага Россия и США подготовят проект решения Исполнительного совета ОЗХО, в котором будут прописаны процедуры, методы, сроки осуществления мероприятий по ликвидации химоружия в Сирийской Арабской Республике. ОЗХО – профессиональная организация. Соображения российских и американских экспертов о нашем видении такого решения в общих чертах изложены в одобренном в Женеве документе. Конечно, эти соображения предстоит перевести на понятный, четкий, выполнимый юридический язык. Соответствующий проект российские и американские эксперты, специалисты ОЗХО подготовят и внесут в ближайшие дни».

В совместном с Джимом Керри заявлении упомянуто, что страна-хозяйка обеспечивает безопасность работы инспекторов. Особо отмечено в документе и то, что «и другие сирийские стороны – то есть оппозиция – несут ответственность за безопасную работу тех, кто приедут заниматься ликвидацией химического оружия». Сергей Лавров подчеркнул, что  Россия готова участвовать в мероприятиях по обеспечению такой безопасности по периметрам районов, где эксперты будут проводить соответствующие работы.

Из уст французского министра иностранных дел Лорана Фабиуса прозвучали обнадеживающие слова относительно созыва международной конференции в Женеве: «Российские друзья, как и мы, считают, что не может быть чисто военного решения сирийского кризиса. Нужно идти вперед политическим путем, путем диалога - это и называется «Женева-2». И Сергей Викторович, как и я, присутствовали на первом женевском заседании. Тогда мы просто выработали совместный текст, который можно по-разному интерпретировать, но мы хорошо его помним. В тексте «Женева-1» суть состоит в том, что, я цитирую по памяти, нужно построить правительство переходного периода, которое бы основывалось на всеобщем согласии, и обладало всеми функциями исполнительной власти. И то, что не было исполнено в решениях «Женевы-1», должно быть исполнено сейчас и со стороны сирийского режима, и со стороны сирийской оппозиции. Что касается методики действий в Сирии, да мы с Россией расходимся, но цель – абсолютно едина. Осталось только обсудить методику, которая бы позволила нам  достичь этой цели». Что же касается двусторонних отношений России и Франции, Лоран Фабиус оценивает их так: «Дела идут превосходно, мы полностью совпадаем в своих позициях». Это повод к оптимизму и на пути урегулирования сирийского кризиса.

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров

Версия для печати