ВТО и глобальный протекционизм

15:41 16.09.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


19 сентября ВТО, руководимая новым главой, грозится опубликовать официальный прогноз роста мировой торговли, а также распространить соответствующий доклад. Но уже сейчас ясно, позитива в них будет немного. На днях, опережая официоз своего ведомства, его генеральный директор Роберту Азеведу на пресс-конференции в Женеве поведал массу интересного. Оказывается вопреки благим и красивым намерениям, публично озвученным и декларативно задокументированным по итогам Санкт-Петербургского саммита G20, страны-участники торговой деятельности, не только не думают делать её более взаимовыгодной, многосторонне широкой и прозрачной, но напротив, изыскивают всё новые, более совершенные и изощренные формы достижения успехов в ущерб другим. «Мы наблюдаем дальнейшее развитие протекционистских тенденций. Этот процесс идет медленно, но верно, страны стремятся поддерживать своих производителей. При этом можно сказать, что протекционизм эволюционирует, он развивается новыми методами, становится всё более сложным для восприятия. Речь идет не только о тарифах и экспортных субсидиях и других подобных мерах, которые вполне очевидны. Теперь все больше внимания уделяется регулятивным нормам, страны все активнее ищут для себя лазейки в существующих торговых договоренностях», - констатировал директор Всемирной торговой организации. 

Оценки и выводы Азеведу подтверждают и данные отчета Евракомиссии. Так, согласно им, торговый протекционизм, выражающийся во введении партнерами Евросоюза различных торговых мер, способных негативным образом воздействовать на товарооборот, в период с 1 мая 2012 года до конца мая 2013 года, продолжил расти. ЕК в частности сообщает о введении за этот период около 150 ограничительных мер, тогда как лишь 18 ранее действовавших мер были отменены. В итоге, как ожидается, ВТО официально понизит прогноз роста мировой торговли в текущем году с 3,3% до 2,5%. До 4,5% с 5% будет понижен и аналогичный прогноз на следующий год. Второй прогноз особенно важен, поскольку в декларации по итогам Санкт-Петербургского саммита, Группа двадцати призвала все страны-участницы ВТО преодолеть разногласия и достичь на Министерской конференции в декабре 2013 года на Бали соглашения об упрощении условий торговли. Сама же ВТО тем временем прогноз на следующий год корректирует не вверх, а вниз. Утверждения о том, что это происходит исключительно по хозяйственным причинам, из-за медленного восстановления мировой экономики не совсем справедливы. К примеру, прошлогодний товарооборот России и КНР не сократился, а вырос на 5,2% и составил 87,5 млрд. долл., в то время как в последнем докризисном, так называемом «тучном» 2007 году, этот показатель составлял всего 40 миллиардов долларов. И что, это означает что КНР или Россия не подвержены воздействию кризиса? Еще как подвержены. Достаточно посмотреть данные хотя бы по замедлению роста нашей экономики. Иллюстрацией другого рода может служить сокращение за первые 6 месяцев 2013 года нашего товарооборота со странами СНГ на 11,5%, причём, как экспорта на 8,7%, так и импорт на 16,5%. В чём же причина такого падения? Не в том ли, что странами СНГ применяется в отношении российских товаров 31% от общего количества всех ограничительных мер (29 мер). При этом из 29 таких мер, 22 приходятся на две страны, - Украину (16 мер) и Узбекистан (6). Из дальнезарубежных российских торговых партнеров больше всего ограничительных мер в отношении наших товаров применяют США и ЕС. Любопытным также представляется тот факт, что более половины от всех действующих антидемпинговых мер введены в отношении импорта российских черных металлов и изделий из них. То есть именно в отношении той продукции, ради которой, по некоторым оценкам, мы главным образом и вступали в ВТО. Второе место занимают минеральные удобрения.

Дискуссия о том, насколько необходимым для России было это вступление, активно продолжаются. Статистические данные, во всяком случае, пока, свидетельствуют не в пользу этой, увенчавшейся успехом 22 августа 2012 года российской инициативы. Снижения цен на товары и услуги граждане страны не ощущают. Улучшения за счет конкуренции качества поставляемой на российский рынок продукции также не отмечается. В то же время бюджет страны испытывает проблемы из-за снижения ввозных таможенных пошлин и поступлений от них. Не говоря уже о триллионе рублей косвенно выпадающих доходов. Российские производители несут ощутимые потери и риски в связи с сокращением поддержки государства и отменой значительного числа защитных механизмов, что не в последнюю очередь сказывается на темпах экономического и промышленного роста РФ. Как поступают за рубежом с российскими экспортерами (которых и без того не так много, - наша страна экспортирует всего 2,9% мировых товаров), отчасти видно из приведенной выше статистики. Наша страна связывает определенные ожидания с новым главой ВТО, поскольку его взгляды по многим ключевым вопросам совпадают с российскими. Какова же будет реальность, сказать пока с уверенностью сложно поскольку ситуация внутри и вокруг Всемирной торговой организации на сегодняшний день выглядит крайне непросто. Как и всё, что создается под громкими, красивыми и манящими своей выгодой лозунгами, эта структура была образована, мягко говоря, не совсем для того, чтобы приносить одинаковую пользу каждому из её участников. Её творцы и местоблюстители ставили целью, прежде всего, обеспечить квалифицированное вмешательство своих государств в свободный рыночный товарообмен, и посредствам данной организации либерализовать международную торговлю на выгодных для себя условиях. Когда это стало очевидно, организация зашла в идеологический и переговорный тупик. Так называемый Дохийский раунд переговоров продолжается уже десять лет, но прогресса нет. Как пишет Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц в своей статье «Шарада о свободной торговле» 7 июля нынешнего года: «Раунд в Дохе был торпедирован отказом США ликвидировать сельскохозяйственные субсидии, что является непременным условием для любого истинно всестороннего развития, учитывая, что 70% населения в развивающихся странах прямо или косвенно зависят от сельского хозяйства». Это совершенно закономерно, поскольку США никогда не действовали ни в чьих интересах, кроме своих собственных. Никогда не брали на себя обязательств способных лишить их каких-либо конкурентных преимуществ или свободы маневра. Никогда не считались с чьим-либо мнением, и в особенности с мнением тех, кто не способен существенно нарушить их стратегические планы. Исходя из этой позиции, несмотря десятилетний застой в переговорном процессе, США не намерены менять своей позиции и разблокировать переговорный процесс. Судя по последним событиям, Соединенные Штаты выжали из самой организации и каждого из её участников в отдельности всё что смогли, и больше не видят возможностей для её дальнейшего совершенствования на выгодных для себя условиях. Именно поэтому 8 июля в Вашингтоне начался первый раунд переговоров о создании крупнейшей в мире зоны свободной торговли между Евросоюзом и США. Как предполагается, переговорный процесс о создании зоны свободной торговли, которая охватит половину мировой экономики и треть мировой торговли, может продлиться около года. «Становится очевидно, - пишет Стиглиц, - что переговоры о создании зоны свободной торговли между США и Европой, и между США и большей частью Тихоокеанского региона (за исключением Китая) не нацелены на создание истинно свободной системы торговли. Вместо этого, цель заключается в управляемом режиме торговли – управляемом в смысле служащем особым интересам, которые длительное время доминировали в торговой политике Запада». Всё происходящее сегодня в мировой торговле очень напоминает две вещи, - антидопинговую борьбу в спорте и создание системы ПРО в политике. В первом случае, на словах все за чистую борьбу атлетов, а на деле все усиленно работают над тем, чтобы придумать и использовать в своих интересах неопределяемые препараты или официально не входящие в разряд запрещенных. Что касается ПРО, то на словах опять же все за мир и равноправные отношения, открытый переговорный процесс, разоружение, а на деле США и партнеры делают всё, чтобы получить одностороннее преимущество. 

Ключевые слова: ВТО

Версия для печати