Международные организации vs терроризм


Постоянно увеличивающееся количество актов международного терроризма представляет опасность для жизни людей во всем мире, а также угрожает миру и безопасности всех государств. В заявлении по вопросу о борьбе с международным терроризмом, принятом 23 сентября 1999 года министрами иностранных дел пяти государств - постоянных членов Совета Безопасности, подчеркивается, что жизненно необходимым является усиление международного сотрудничества под эгидой ООН в целях борьбы с терроризмом во всех его проявлениях. Такое сотрудничество должно прочно основываться на принципах Устава ООН и нормах международного права, включая уважение прав человека. Для такого сотрудничества всем государствам было предложено предпринять шаги по:

- «защите своих граждан от посягательств террористов;

- взаимному сотрудничеству в целях предотвращения и пресечения террористических актов, где бы и кем бы они не совершались, а также привлечению к ответственности лиц, виновных в совершении террористических актов;

- предотвращению и пресечению на своей территории деятельности по подготовке и финансированию любых актов терроризма;

- отказу террористам в убежище; те, кто планирует, финансирует и совершает террористические акты, должны быть лишены права на убежище, предоставляемое лицам, законно признанным беженцами;

- обмену информацией в соответствии с международным правом и национальным законодательством и сотрудничеству по административным и процессуальным вопросам в целях предотвращения террористических актов;

- обеспечению соблюдения международных антитеррористических конвенций и продолжению работы по усилению международно-правового режима борьбы с терроризмом»1.

28 сентября 2001 года состоялось 4385-е заседание Совета Безопасности, на котором была принята комплексная и всеобъемлющая резолюция 1373 (2001), предусматривающая меры и стратегии по борьбе с международным терроризмом. Пункт 6 этой резолюции учредил Контртеррористический комитет (в дальнейшем - КТК) для контроля за осуществлением резолюции с привлечением необходимых экспертов, а Совет Безопасности призвал все государства представить не позднее, чем через 90 дней, начиная с 28 сентября, информацию о мерах, предпринятых ими в этой связи2. Резолюция также призвала к пресечению финансирования терроризма и улучшению международного сотрудничества в борьбе с терроризмом3.

14 сентября 2001 года Конгресс США принял резолюцию об использовании американских вооруженных сил против тех, кто несет ответственность за нападение, сославшись при этом на право на самооборону. 12 декабря 2001 года в связи с террористическим нападением на США НАТО приняла решение о применении ст. 5 Североатлантического договора 1949 года, согласно которой нападение на одного из участников договора означает нападение на всех его участников и они будут использовать в ответ те средства, которые сочтут необходимыми, исходя из права на индивидуальную или коллективную самооборону. 12 сентября 2001 года СБ ООН расценил террористическое нападение на США как создающее угрозу международному миру и безопасности, подтвердив право США на самооборону, предусмотренное ст. 51 Устава ООН (резолюция 1368 от 12 сентября и 1373 от 28 сентября 2001 г.)4.

Отметим, что война как средство осуществления внешней политики и разрешения международных споров запрещена современным международным правом. СБ наделен широчайшими правами для обеспечения выполнения этого правила. Только он, действуя от имени всех членов ООН, уполномочен решать, какие меры необходимо предпринять для устранения угрозы миру или акта агрессии, а все члены ООН обязаны подчиняться его решениям и выполнять их (ст. 25 Устава). Даже при осуществлении права на самооборону, предусмотренного ст. 51, решающее слово остается за СБ. Государство, подвергшееся вооруженному нападению, должно немедленно сообщить СБ об ответных мерах и может применять их лишь до тех пор, пока СБ не примет иного решения5.

В определении агрессии, принятом резолюцией ГА ООН в 1974 году, указывается, что агрессией  являются не только действия вооруженных сил одного государства против другого, но и пребывание иностранных войск на территории одного государства после истечения срока действия соглашения, на основании которого они были введены (п. «е» ст. 3), а также косвенная агрессия - вторжение банд и т. д. (п. «g» ст. 3), то есть так, как было указано еще в Конвенции об определении агрессии 1933 года6.

12 ноября 2001 года Совет принял резолюцию 1377 (2001), в которой заявил, что «международный терроризм представляет собой одну из наиболее серьезных угроз для международного мира и безопасности в XXI веке»7.

В соответствии с руководящими принципами деятельности, утвержденными 16 октября 2001 года, КТК Совета Безопасности ООН осуществляет свою деятельность на основании «принципов сотрудничества и транспарентности»8.

Он состоит из 15 членов Совета Безопасности. Совет Безопасности назначает председателя и заместителей председателя Комитета. Председателем КТК должен быть постоянный представитель члена Совета Безопасности, в чьи функции входит председательствование на собраниях Комитета. В случае если председатель не может вести собрание, то он назначает другого председателя, который действует от его имени.

КТК рассматривает информацию в отношении его деятельности, полученную не только от государств-членов, но и из других источников, имеющих возможность предоставить данную информацию, в том числе от международных организаций и институтов, неправительственных организаций и физических лиц. Полученная информация считается конфиденциальной по просьбе лица или организации, предоставившей ее, либо по решению Комитета.

При согласии Комитета его решения оформляются в письменном виде, для чего председатель обязан распространить среди всех членов КТК предполагаемое решение Комитета и потребовать от членов Комитета представить свои возражения в отношении предполагаемого решения в течение 48 часов (в случае чрезвычайных ситуаций - в течение более короткого периода времени, срок которого подлежит определению председателем). При отсутствии каких-либо возражений в течение указанного срока решение считается принятым.

Для претворения в жизнь принципа транспарентности в ходе работы Комитета председатель (при необходимости и его заместители) проводит регулярные брифинги с государствами-участниками, а также со средствами массовой информации с целью пояснения и оглашения сведений о работе Комитета.

Комитет предоставляет в Совет Безопасности регулярные доклады (в устном или письменном виде), включая рекомендации, при необходимости в отношении исполнения и применения резолюции 1373, либо по просьбе Совета Безопасности, либо если Комитет сочтет это необходимым9.

В своей пятой Рабочей программе, принятой 25 сентября 2002 года, КТК изъявил намерение расширить свои контакты с меж-дународными, региональными и субрегиональными организациями в уже имеющихся контртеррористических программах, в которых рассматриваются вопросы, затронутые в резолюции 1373.

Деятельность международных региональных и субрегиональных организаций дополняет работу Контртеррористического комитета, однако они не могут занять место КТК по контролю за осуществлением резолюции 1373. Сотрудничество между КТК и этими организациями поможет укрепить «дополняющий подход» данных организаций в международной системе.

Диалог между КТК и данными организациями должен строиться на основе двустороннего обмена информацией, а КТК, в свою очередь, должен продолжать контролировать деятельность государств по имплементации резолюции 1373. В ходе данной деятельности КТК будет осведомлен о наилучших законодательных актах, разработанных организациями, которые имеют отношение к имплементации резолюции 1373.

В отношении международных организаций нужно сказать, что, принимая во внимание статус международных организаций, принятые на себя обязанности и опыт каждой из организаций, КТК сформулировал свое послание данным организациям в следующей форме:

- «международным организациям следует установить свои принципы в пределах их полномочий, направленные на усиление борьбы с терроризмом, а также информировать КТК о предпринятых шагах;

- в соответствии со своим статусом международные организации должны следить за соответствием деятельности своих членов установленным принципам, упомянутым выше, а также информировать КТК о предпринятых шагах; и

- при возможности им следует разрабатывать свои планы по борьбе с терроризмом»10.

Ярким примером регионального сотрудничества является СНГ. Сотрудничество государств - участников Содружества по борьбе с терроризмом осуществляется как в рамках уставных органов СНГ, таких как Совет глав государств, Совет глав правительств, Совет министров внутренних дел, Совет министров обороны, так и на уровне внутренних органов государств.

В качестве примера можно привести ряд мер по борьбе с терроризмом, предпринятых в рамках СНГ.

В июне 1999 года был подписан Договор о сотрудничестве государств - участников СНГ в борьбе с терроризмом, который является правовой основой осуществления взаимодействия стран Содружества в вопросах предупреждения, выявления, пресечения и расследования актов терроризма.

В июне 2000 года была принята Программа государств - участников СНГ по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма на период до 2003 года.

Правоохранительными органами государств - участников СНГ были проведены согласованные оперативно-профилактические и специальные операции, направленные на принятие превентивных мер и пресечение актов терроризма и деятельности транснациональных группировок, занимающихся незаконным оборотом оружия, наркотиков и нелегальной миграцией.

С 1 декабря 2000 года начал функционировать Антитеррористический центр государств - участников СНГ.

На Кишиневском саммите главы государств СНГ утвердили Положение о порядке организации и проведения совместных антитеррористических  мероприятий, где предусмотрено, что страны Содружества заранее в соответствии с их национальным законодательством определяют компетентные органы, ответственные за проведение совместных мероприятий и состав специальных антитеррористических формирований. 

Накопленный в СНГ опыт и принятые документы могли бы быть использованы для выработки соответствующих рекомендаций КТК.

В сентябре 2011 года представители ОДКБ приняли участие в антитеррористических учениях государств - участников СНГ «Донбасс-Антитеррор-2011» на территории Украины, посвященных предстоящему чемпионату Европы по футболу 2012 года, на которые были также приглашены представители РАТС ШОС, Интерпола, ряда стран ОБСЕ11.

Россия активно поддержала меры, предпринимаемые мировым сообществом по борьбе с международным терроризмом.

25 июля 1998 года был принят закон «О борьбе с терроризмом», в котором содержится понятие терроризма, сформулированы правовые основы борьбы с ним, проведения антитеррористических операций, а также определены полномочия и компетенция органов, осуществляющих борьбу с терроризмом.

В УК РФ есть статья, квалифицирующая терроризм как тягчайшее преступление. Есть также ряд постановлений правительства РФ «О мерах по противодействию терроризму».

«Позиция России по вопросу о необходимости борьбы с международным терроризмом четкая и однозначная - международный терроризм должен получить отпор везде и во всех его проявлениях. При этом признавая, что любые, в том числе и силовые, действия государств и международных организаций должны основываться на нормах и принципах международного права, применение военной силы против террористов мы считаем в ряде случаев оправданным и необходимым»12.

27 декабря 2001 года во исполнение п. 6 Резолюции 1373 Совета Безопасности ООН Российская Федерация представила в КТК национальный доклад, в котором были подробно изложены предпринимаемые шаги по выполнению резолюции 1373, а также меры по противодействию терроризму. В нем содержится информация о комплексе мер по борьбе с терроризмом, включающих, в частности, совершенствование внутреннего законодательства, а также практическое взаимодействие и сотрудничество с другими государствами.

10 января 2002 года Президент Российской Федерации подписал Указ №6 «О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН 1373 от 28 сентября 2001 г.».

Согласно п. 1 указа федеральным органам государственной власти и органам государственной власти субъектов Российской Федерации в своей деятельности в пределах соответствующих полномочий следует исходить из необходимости:

- предотвращать и пресекать финансирование террористических актов;

- принять необходимые меры в целях предотвращения террористических актов, в том числе путем раннего предупреждения других государств с помощью обмена информацией.

В нем также уточняется необходимость осуществлять федеральными органами исполнительной власти в соответствии с международным правом и законодательством Российской Федерации обмен информацией с компетентными органами заинтересованных государств и сотрудничать с ними по административным и судебным вопросам, а также активизировать и ускорить обмен оперативной информацией, особенно о действиях или передвижениях террористов или террористических групп (сетей); о подделанных или фальсифицированных проездных документах; о торговле оружием, взрывчатыми веществами или материалами двойного назначения; об использовании террористическими группами коммуникационных технологий, а также об угрозе, которую представляет владение террористическими группами оружием массового уничтожения.

Обязательство государств защищать и поощрять права человека требует от них принятия эффективных мер по борьбе с терроризмом, и государства должны обеспечивать, чтобы любые меры, принимаемые в этих целях, не противоречили их обязательствам по международному праву, особенно международным стандартам в области прав человека, защиты прав беженцев и гуманитарному праву.

Одним из центральных является вопрос о том, как международное сообщество или отдельные государства определяют понятие «терроризм». Международные принципы борьбы с терроризмом, закрепленные в основных конвенциях и резолюциях Совета Безопасности, Генеральной Ассамблеи и Совета по правам человека, устанавливают обязательства государств по борьбе с терроризмом, при том что всеобъемлющее определение этого термина отсутствует. Это создает не только трудности для способности государств определять уровень соблюдения этих конвенций и резолюций, но и оказывает влияние на другие сферы. Различие элементов, содержащихся в определениях терроризма по внутреннему праву государств, создает трудности как в вопросах выдачи, так и взаимной правовой помощи. Потенциально это может привести к неспособности международного сообщества отреагировать на некоторые акты терроризма из-за отсутствия общепринятого определения этого термина.

Известно, что ни в одной из 13 конвенций о борьбе с терроризмом не содержится всеобъемлющего определения понятия «терроризм». Тем не менее конвенции применяются на практике и посвящены конкретным аспектам, будь то безопасность воздушных перевозок, морское судоходство и морские платформы, защита людей или пресечение средств, с помощью которых могут совершаться или поддерживаться террористические акты. В резолюциях ООН также отсутствует определение, хотя Совет Безопасности в своих резолюциях 1269 (1999) и 1566 (2004) определил, что все акты терроризма не имеют оправдания, независимо от их мотивов13.

В международном праве сложился ряд норм, направленных на борьбу с международным терроризмом, которые наряду с другими принципами создают правовую базу для действий в этой области. Но как и внутреннее законодательство, международное право нуждается в совершенствовании.

В ряде недавно принятых документов используется «тройной критерий» для определения того, какие действия должны считаться террористическими, что достигается благодаря привязке этого термина к положениям существующих конвенций о терроризме:

- в Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма, принятой в мае 2005 года, «террористическое преступление» определяется как любое из преступлений по действующим 10 из 12 конвенций о борьбе с терроризмом (исключая Токийскую конвенцию о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, и Конвенцию о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения)14. Таким образом, все преступления по этой конвенции привязаны к преступлениям, которые определяются в качестве таковых в универсальных действующих конвенциях о борьбе с терроризмом и определения которых содержатся в этих конвенциях;

- при запрещении финансирования определенных действий в подпункте а) п. 1 ст. 2 Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма применяется аналогичный подход, предусматривающий привязку к девяти из 11 других действующих на данный момент конвенций;

- в резолюции 1566 (2004) Совета Безопасности, а также в докладе Группы высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам, представленном Генеральному секретарю, также содержится ссылка на действия, запрещенные в соответствии с действующими конвенциями по различным аспектам терроризма15;

- использование конвенций о борьбе с терроризмом в качестве источника для определения того, какое поведение следует признать преступным при борьбе с терроризмом, в отсутствие универсального и всеобъемлющего определения терроризма является отправным моментом. Хотя эти конвенции посвящены конкретным аспектам, они являются универсальными по своему характеру, так что использование содержащихся в них определений преступлений можно считать отражающим в целом международный консенсус.

В резолюции 1566 содержится призыв ко всем государствам сотрудничать в борьбе с терроризмом и предотвращать и наказывать за деяния, которые имеют в совокупности три характеристики:

а) акты, в том числе против гражданских лиц, совершаемые с намерением причинить смерть или серьезный ущерб здоровью и захватить заложников;

б) акты, которые не могут быть оправданы никакими соображениями политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или другого подобного характера, также совершаемые с целью вызвать состояние ужаса у широкой общественности, или группы людей, или отдельных лиц, запугать население или заставить правительство или международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения; и

в) такие акты представляют собой преступления по смыслу международных конвенций и протоколов, касающихся терроризма, и определяются как преступления в таких конвенциях и протоколах.

Использование действующих конвенций по терроризму для установления «тройного критерия» преступлений само по себе недостаточно для определения того, какие действия являются действительно «террористическими» по своему характеру.

Следует отметить, что в новейших публикациях отечественных ученых справедливо отмечается, что при разработке правовых мер борьбы с терроризмом сам термин «терроризм» часто трактуется либо слишком узко, либо, напротив, весьма расширительно, а иногда терроризм смешивают с другими масштабными и опасными социальными феноменами, сопряженными с применением насилия, которые, однако, террористическими не являются (диверсия, вредительство, организованная преступность, подрывная деятельность).

Также прослеживается параллель между актами терроризма и другими международными преступлениями, в том числе преступлениями против человечности (согласно терминологии, используемой в Статуте Международного уголовного суда, или запрещению таких преступных деяний по общему международному праву).

Совет Безопасности, Генеральная Ассамблея и Совет по правам человека также определяют терроризм как некое явление, которое подвергает опасности или уносит жизни ни в чем не повинных людей, имеет связь с транснациональной организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, отмыванием денег, незаконным оборотом оружия и незаконными поставками ядерных, химических и бактериологических материалов, а также сопряженное с последующим совершением таких серьезных преступлений, как убийство, вымогательство, похищение людей, вооруженные нападения, захват заложников и разбой16.

Несмотря на такие связи, борьба с терроризмом должна ограничиваться борьбой с преступлениями, являющимися таковыми по духу законов и согласно определениям международных конвенций и протоколов, касающихся борьбы с терроризмом, или борьбой со связанными с ним деяниями, о которых идет речь в резолюциях Совета Безопасности и при совершении которых есть умысел на совершение таких преступлений, которые указаны в резолюции 1566 (2004) Совета Безопасности. И если какое-либо деяние является преступным, само по себе это не означает, что оно является террористическим актом. Фактически совокупный подход применяется при определении преступных деяний по Международной конвенции о борьбе с захватом заложников. Захват заложников определяется как захват или удержание какого-либо лица (заложника) в сочетании с угрозой убить, нанести повреждение или продолжать удерживать заложника для того, чтобы заставить третью сторону совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения. По сути, захват заложников (как он определен в конвенции) содержит все три характеристики, указанные в резолюции 1566 (2004) Совета Безопасности, но в конвенции не говорится, что такое действие не может быть ничем оправдано.

Важно обеспечить, чтобы термин «терроризм» в своем употреблении ограничивался действиями, которые действительно имеют террористический характер. «Тройной критерий» деяний, которые необходимо предотвращать, а если их не удалось предотвратить - то принимать меры наказания за такие деяния, в ходе борьбы с терроризмом имеет то преимущество, что согласованные на данный момент определения преступлений, касающиеся различных аспектов терроризма, позволяют установить соответствующий порог в результате введения требования, что такие преступления должны совершаться с умыслом причинить смерть или серьезный ущерб здоровью или захватить заложников с целью вызвать состояние ужаса, запугать население или заставить правительство или международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения.

Такой подход не противоречит рекомендациям Совета Безопасности в отношении действий в поддержку террористических преступлений. Например, в резолюции 1624 (2005) Совета Безопасности содержится призыв к государствам запретить и предотвращать подстрекательство к совершению террористических актов17. И в данном случае в резолюции отсутствует определение террористических актов. Решение могло бы состоять в том, чтобы сделать ссылку на «тройной совокупный критерий», рекомендуемый в резолюции 1566 (2004). Только подстрекательство к действиям, которые сами по себе соответствуют этим трем характеристикам, должно толковаться как «подстрекательство к терроризму». Даже если подстрекательство к другим уголовно наказуемым деяниям может быть незаконным и признание его наказуемым может в некоторых случаях требоваться согласно п. 2 ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах или ст. 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, такое подстрекательство не должно квалифицироваться как подстрекательство к терроризму.

Такое толкование преступлений, относящихся к категории «действий в поддержку», и соответствующих обязательств государства, достигаемое посредством ссылки на «тройной критерий», изложенный в резолюции 1566 (2004), также применимо и к призывам Совета Безопасности в адрес государств:

а) воздерживаться от оказания поддержки в любой форме лицам, причастным к террористическим актам18;

б) предотвращать совершение террористических актов19;

в) привлекать к судебной ответственности любых лиц, которые оказывают поддержку или содействие, участвуют или пытаются участвовать в финансировании, планировании, подготовке или совершении террористических актов либо предоставляют убежище террористам20;

г) предотвращать передвижение террористов21;

д) обеспечивать до предоставления статуса беженца, чтобы лицо, ищущее убежище, не планировало террористических актов, не содействовало им и не участвовало в их совершении22;

е) не допускать и пресекать любую активную и пассивную поддержку терроризма23.

Таким образом, отсутствие универсального, всеобъемлющего и конкретного определения терроризма создает трудности для эффективной защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом. Продолжает свою работу Специальный комитет, учрежденный резолюцией 51/210 Генеральной Ассамблеи для разработки проекта всеобъемлющей конвенции о международном терроризме. До завершения его работы необходимо обеспечить, чтобы термин «терроризм» применялся исключительно в отношении действий, действительно носящих террористический характер.

На преступления, которые не попадают под категорию терроризма, независимо от степени их тяжести, не должно распространяться действие законодательства о борьбе с терроризмом.

Главы государств НАТО заявили в ноябре 2006 года, что «в ближайшие 10-15 лет основными угрозами для Североатлантического союза будут, вероятно, терроризм… и распространение оружия массового уничтожения24.

Из указанных факторов можно сделать вывод, что в современном международном праве достаточно много принято мер по борьбе с терроризмом, хотя уровень эффективности вышеперечисленных организаций не соответствует глобальным требованиям. Например, роль США и НАТО по борьбе с терроризмом в Афганистане: «Войска международной коалиции, согласно  обнародованным планам, намерены покинуть страну (до 2014 г.)  в условиях беспрецедентного роста террористической активности, когда в республике каждый день в среднем происходит три-четыре террористических акта»25. Присутствие США и НАТО оказалось скорее вредным для Афганистана и мирового сообщества в целом.

Стоит напомнить, что недавно правительство США исключило из списка террористических организаций революционное движение МЕК, а, по сообщениям некоторых СМИ, еще и оказывает ему серьезную поддержку26.

В 1997 году США занесли МЕК в список террористических организаций наряду с «Аль-Каидой» и «ХАМАС», а ее деятельность официально стала одной из причин вторжения в Ирак.

Иран и Ирак сегодня по-прежнему считают МЕК террористической группировкой. А вот позиция США резко поменялась. Таким образом, можно сказать, что США и НАТО нарушали нормы международного права, а именно резолюцию Совета Безопасности ООН 1566 (2004).

 

 

 1Заявление министров иностранных дел пяти  постоянных членов Совета Безопасности ООН  по вопросу о борьбе с международным терроризмом// IN.MID.RU: ежедн. интернет-изд. 1999. 23 сен. // URL: http://www.ln.mid.ru/bdomp/dip_vest.nsf/99b2ddc4f717c733c32567370042ee43/83da7d04fdfee89ac32568860051969c!OpenDocument

 2Пункт 6 резолюции 1373 (2001), принятой Советом Безопасности на его 4385-м заседании 28 сентября 2001 г.

 3Там же. Пункт 3 (с).

 4См.: Хлестов О.Н. Вооруженная борьба против международного терроризма // Московский журнал международного права (МЖМП). М., 2000. №4. С. 12.

 5Там же. С. 13.

 6Там же. С. 17.

 7Преамбула резолюции 1377 (2001), принятой Советом Безопасности на его 4413-м заседании 12 ноября 2001 г.

 8Пункт 1 (с) Руководящих принципов деятельности Контртеррористического комитета Совета Безопасности ООН, утвержденных 16 октября 2001 г.

 9Там же. Пункт 9.

10Заявление КТК «КТК: контакты с международными, региональными и субрегиональными организациями». 17.12.2002.

11Противодействие терроризму в рамках ОДКБ//MID.RU: ежедн. интернет-изд. // URL:http://www.mid.ru/bdomp/nsrsng.nsf/52b86a6b9f27da78432569ee0048fe02/33fe61d3fd5148764425793700345c92!OpenDocument

12Иванов С.Б. Вооруженные силы России и их роль в обеспечении военной безопасности страны // Федеральный справочник. М. 2000. Декабрь.

13Security Соuncil  Resolution 1269 (1999), paragraph 1, and Resolution  1566 (2004), paragraph 3.

14Council of Europe. Treaty Series. Convention on the Prevention of Terrorism. 2005.

15Res. 1566 (2004), para. 3,A|59|565| (2004), para. 164 d.

16Более подробно см. резолюции Совета Безопасности: 1269 (1999), преамбула, параграф 1; 1373 (2001), параграф 4; 1377 (2001), параграф 6; 1456 (2002), преамбула, параграфы 3 и 6; 1540 (2004), преамбула, параграф 8. Также см. резолюции ГА ООН: 3034 (XXV11) (1972), параграф 1; 31/102 (1976), параграф 1; 32/147 (1977) параграф 1; 34/145 (1979), параграф 1; 36/109 (1981), параграф 1; 48/122 (1993), преамбула, параграф 7; 49/185 (1994), преамбула, параграф 9; 50/186 (1995), преамбула, параграф 12; 52/133 (1998), преамбула, параграф 11; 54/164 (2000), преамбула, параграф 13; 56/160 (2002), преамбула, параграф 18; 58/136 (2003), преамбула, параграф 8; 58/174 (2004), преамбула, параграф 12; 59/153 (2004), преамбула, параграф 10; 59/ 194 (2004), преамбула, параграф 3 и параграфы 2, 4 и 14. Также см. резолюции Комиссии по правам человека: 2001/37, преамбула, параграф 16 и параграф 2; 2004/44, преамбула, параграф 7.

17Резолюция Совета Безопасности 1624 (2005), параграф 1 (а, б), а также резолюция 1373 (2001), параграф 5 (3).

18Резолюция Совета Безопасности 1373 (2001), параграф 2 (а).

19Там же. Параграф 2 (б).

20Там же. Параграф 2 (в, г, д), резолюция 1566 (2004), параграф 2, резолюция 1456 (2003), параграф 3.

21Резолюция Совета Безопасности 1456 (2003), параграф 3 (г, е).

22Там же. Параграф 2 (б).

23Резолюция Совета Безопасности 1456 (2003), параграф 1.

24Пора вступить в стратегическую борьбу с терроризмом// NATO.INT: ежедн. интернет-изд. //URL: http://www.nato.int/docu/review/2008/04/AP_CTRT/RU/index.htm

25См.:  Содиков Ш.Д. Мониторинг  террористической активности в Афганистане в сентябре-декабре 2012 года// EURASIAN-DEFENCE.RU: ежедн. интернет-изд. // URL: http://www.eurasian-defence.ru/content/мониторинг-террористической-активности-в-афганистане-в-сентябре-декабре-2012-года

26Иранские террористы стали для США «оппозиционерами»//RUSSIAN.RT.COM: ежедн. интернет-изд. // URL: http://russian.rt.com/Politics/2470

 

Отправить статью по почте