Арктика - регион мирного развития или противоречий?


В последние годы Арктика привлекает к себе повышенное внимание в мире из-за активизации исследований и использования государствами ее природных богатств - нефтегазовых ресурсов на материке и континентальном шельфе, потенциала биологических запасов этого региона и транспортных возможностей российского Северного морского пути.

Надо сказать, что еще сравнительно недавно при освещении событий в Арктическом регионе основное внимание в западных СМИ, включая страны Арктики, уделялось поступательному развитию мирного, конструктивного сотрудничества арктических государств (России, США, Норвегии, Исландии, Швеции и Финляндии) в рамках Арктического совета и Совета Баренцева/Евроарктического региона - основных органов регионального сотрудничества в Арктике. Однако в последние два-три года в СМИ ряда западных стран, особенно США, а иногда и в некоторых российских СМИ, чаще стали встречаться предсказания о якобы «неизбежности» усиления напряженности и об «опасности конфликтов» между государствами Арктики, причем не только политических, но и военных, а также советы союзникам США больше опираться на «надежное плечо» НАТО.

Одним из предлогов для этой смены тональности в западных СМИ было использование поступившей из России в 2007 году информации о размещении российской научной экспедицией на океанском дне в ходе подводных исследований в районе Северного полюса копии государственного герба России из титанового сплава. Однако новость об этом научном событии была немедленно превратно истолкована и вызвала кампанию в СМИ ряда стран Запада с обвинениями России в стремлении незаконно закрепить за собой участок шельфа в Арктике за пределами 200 миль, причем сделать это в одностороннем порядке и вопреки международному праву, то есть не дожидаясь решения Комиссии ООН по границам континентального шельфа. На самом деле заявку на этот участок Россия подала в комиссию еще в 2001 году, но тогда она отложила свое решение, запросив у России дополнительные геологические данные, для сбора которых России понадобилось несколько лет на проведение исследовательских работ.

Чуть позднее, в 2008 году, геологическая служба США подсчитала, что недра Арктики хранят 13% неразведанных мировых запасов нефти и 30% природного газа, 84% которых расположены на офшорных территориях. Но, как уточнил затем в своем докладе американский Совет по международным отношениям со ссылкой на Министерство энергетики США, «из почти 60 крупных месторождений нефти и природного газа, обнаруженных в Арктике, 43 находятся на территории России, 11 - на территории Канады, шесть - Аляски и одно - Норвегии». Вообще же, по официальным российским количественным оценкам, сделанным в результате исследований в 1993-2002 годах, начальные суммарные извлекаемые ресурсы континентального шельфа России (включая территориальное море и внутренние морские воды) превышают 100 млрд. тонн условного топлива, в том числе нефти - более 13,5 млрд. тонн. Около 70% этих ресурсов сосредоточены в недрах шельфа Западной Арктики: Карском, Баренцевом и Печорском морях, а также в Охотском и Каспийском морях.

Среди морских месторождений, по которым учтены запасы углеводородов, 20 месторождений относятся к категории крупных, шесть - к категории уникальных. Совокупные запасы этих месторождений составляют 12,0665 млрд. тонн нефтяного эквивалента, или 95,3% известных сегодня запасов морских углеводородов в целом, причем российский шельф является крупнейшим в мире, его суммарная площадь составляет 6,5 млн. кв. км (или 20% от общей площади шельфа стран мира), из которых не менее 4,0-4,4 млн. кв. км определенно являются перспективными на нефть и газ. В зависимости от решения проблемы установления внешней границы российского континентального шельфа за пределами 200 миль в Арктике суммарная площадь нашего шельфа может увеличиться еще примерно на 1,2 млн. кв. км.

Видимо, конкурентам России было нелегко переварить такое ее преимущество по минеральным запасам шельфа. Поэтому, когда в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года в 2009-2015 годах Норвегия, Канада, Дания и (вторично) Россия подали заявки в Комиссию ООН по границам континентального шельфа на расширение своего шельфа в Арктике с 200 до 350 морских миль от исходных линий, от которых отсчитывается ширина территориального моря, оказалось, что заявки Дании и Канады существенным образом перекрывают границы участка, заявленного Россией.

Но сам факт открытой подготовки и последующего представления Россией в 2015 году своей пересмотренной заявки на расширение шельфа в Арктике в точном соответствии с международным правом - Конвенцией 1982 года - выбил почву из-под ног инициаторов этой кампании, пытавшихся приписать России намерение незаконно захватывать участки арктического шельфа в одностороннем порядке, и к нынешнему моменту антироссийская кампания по этому вопросу выдохлась, хотя полностью еще не умерла. В то же время надо учитывать, что, поскольку одна из целей кампании заключалась, очевидно, в том, чтобы осложнить обстановку в Комиссии ООН при рассмотрении российской заявки, которое может занять до 10-15 лет - ведь России надо будет вести переговоры по разграничению заявленных участков как минимум с Данией и, скорее всего, с Канадой, судя по ее предварительной заявке, а в более отдаленном будущем, возможно, и с США, - поэтому с приближением начала рассмотрения российской заявки комиссией эта кампания вполне может вновь оживиться.

Но еще активнее лидеры ведущих стран НАТО, ЕС и руководители штаб-квартир этих организаций в качестве другого предлога для алармистской кампании, которая была инициирована ими относительно грядущих конфликтов на Севере Европы и в Арктике, используют собственную трактовку внутриполитического кризиса на Украине исключительно как «вмешательство» России в дела суверенной Украины, «аннексию» Крыма и «оккупацию» Донбасса с целью установления «зоны влияния» России на Украине.

Тот факт, что с 2012 года правительственные ведомства в Польше, Литве и Западной Украине на деньги ЦРУ обучали группы инструкторов «Правого сектора» технике силовых действий и захвата городских объектов, которая и была использована отрядами «Правого сектора» для расстрела на Майдане 18-20 февраля 2014 года бойцов спецназа и демонстрантов, захвата парламента 20 февраля, антиконституционного государственного переворота и отстранения от власти Президента В.Януковича 22 февраля, хотя днем раньше три министра иностранных дел стран ЕС подписали вместе с представителем Майдана и В.Януковичем соглашение «Об урегулировании политического кризиса на Украине», что после первых русофобских заявлений новой власти из Киева русскоязычное население Крыма и Донбасса выступило с протестами против антиконституционного переворота в Киеве и стало создавать отряды самообороны, и только после всего этого Россия выступила в поддержку этих районов, получив соответствующее обращение их населения и властей, - все это игнорируется, и история украинского кризиса выворачивается наизнанку.

Показательно в этом отношении выступление заместителя генерального секретаря НАТО, бывшего посла США в России А.Вершбоу 28 октября 2015 года в Мадриде. «Кажется, - сказал Вершбоу, - что Москва может чувствовать себя в безопасности, лишь если соседние с ней страны дестабилизированы или даже расчленены». И это говорит «комиссар», присланный из Вашингтона в штаб-квартиру НАТО, после того как именно Вашингтон, на практике руководящий правительством в Киеве, по существу, сам довел дело до «расчленения» Украины!

Политическое и военное руководство США и НАТО потакают паническим заявлениям некоторых политиков нейтральных стран Северной Европы - Финляндии и Швеции, которые вслед за руководителями Польши и стран Прибалтики распространяют миф о том, что после Украины надо, мол, ожидать такого же политического «давления» и «вмешательства» России и в отношении их. Под этим предлогом была существенно активизирована кампания запугивания Финляндии и Швеции «угрозой со стороны России» и усилена работа с политическими кругами и СМИ этих стран с целью добиться их официального вступления в НАТО, с которой обе они уже давно сотрудничают в неофициальном порядке, поставляя, в частности, вооружение для Киева.

Генсекретарь НАТО Й.Столтенберг прямо заявил в ноябре 2015 года в Стокгольме, что «возрастающая военная активность России от Балтийского моря до Средиземного… затрагивает не только союзников [т. е. членов НАТО], но и северных партнеров, таких как Швеция и Финляндия», добавив, что «НАТО укрепила связи со Швецией и Финляндией, с тем чтобы улучшить понимание складывающейся ситуации, усилить оборону против гибридной войны и проводить больше совместных тренировок и учений с целью укрепления безопасности в регионе».

Наиболее активно в этой информационной войне НАТО и ЕС в Арктике против России участвуют СМИ США и правая пресса северных стран, особенно Швеции. Одна из влиятельных американских газет «Уолл-стрит джорнал» опубликовала в сентябре 2015 года статью сенатора-русофоба Джона Маккейна о том, что «претензии России распространяются на Арктику и северный фланг Европы», что «Россия торопится национализировать и взять под контроль новые водные пути через Северный Ледовитый океан, которые могли бы способствовать не просто торговому судоходству, но также военным и разведывательным мероприятиям… Любые действия России, препятствующие движению в Арктике, могут в конечном итоге поставить под угрозу мир в Атлантике и межконтинентальные связи между США и нашими ближайшими союзниками и торговыми партнерами в Европе». И вот в духе этой безграмотной галиматьи, даже не замечая, что разоблачает устремления самих США к тотальному контролю над Арктикой, он обрабатывал на совещании ряд политических лидеров и представителей силовых ведомств Норвегии, Швеции, Латвии, Литвы и Эстонии во время своего визита в Скандинавию летом 2015 года!

Видимо, в Вашингтоне считают, что Финляндия несколько отстает в этом отношении от Швеции, поэтому, по сообщению СМИ этой страны со ссылкой на руководителя пресс-службы правительства, «для повышения эффективности противодействия информации, поступающей из России», в Финляндию в 2016 году будет направлена группа специалистов по контрпропаганде, а в Гарвардском университете США проведут курсы по переподготовке финляндских специалистов. Задача - повлиять на мнение общественных кругов Финляндии, 80% которых сегодня высказываются против членства в НАТО, причем успеть этого добиться до намеченного правительством на 2017 год референдума по вопросу о вступлении страны в НАТО.

Пресса страны упоминала, что те финляндские журналисты и эксперты, которые поддерживают позицию России по Украине и Сирии, подвергаются давлению и даже нападениям хулиганствующих элементов, а от их работодателей требуют уволить «непокорных». Нечто подобное происходит сейчас и в Норвегии: 1 октября 2015 года собственники маленькой, но хорошо известной на Севере газеты «Баренц обсёрвер» уволили ее главного редактора, не подчинившегося их директивам о том, в каком духе следует редактировать внешнеполитические новости в газете, что вызвало критическую реакцию ученых ряда престижных научно-исследовательских учреждений страны. В некоторых норвежских СМИ появились сообщения, что наплыв беженцев с Ближнего Востока по так называемому «арктическому» маршруту через российский Мурманск в норвежский Киркенес - это «российская провокация» с целью наказать Норвегию за присоединение к западным санкциям против России, что в России есть «преступные группировки», которые за плату переправляют беженцев по этому маршруту, а из Мурманска и Никеля их собираются доставлять к границе Норвегии бесплатными автобусами и т. д.

Ухудшение атмосферы в международных отношениях в связи с реакцией США, стран НАТО и ЕС на политический кризис на Украине пока не сказалось существенным образом на сотрудничестве арктических государств, хотя в 2014-2015 годах и произошло некоторое сокращение участия США и Канады в мероприятиях в рамках этого сотрудничества, особенно по линии военных ведомств и общественных организаций. Визит министра иностранных дел РФ в Норвегию в октябре 2014 года показал, что среди государств Арктики сохраняется заинтересованность в развитии отношений в сфере экономики, сотрудничества по защите окружающей среды, обеспечения ядерной и радиационной безопасности, по вопросам приграничного взаимодействия, а также в бесперебойной работе созданных ранее форматов - Арктического совета, Совета Баренцева/Евроарктического региона, Совета государств Балтийского моря, а также проекта ЕС «Северное измерение».

К сожалению, нашлись, прежде всего в США, и желающие испортить деловую атмосферу мирного сотрудничества в Арктике. Так, экс-госсекретарь США Х.Клинтон, которая является одним из основных претендентов на пост президента США на предстоящих в 2016 году президентских выборах, видимо за отсутствием других идей в преддверии выборов, в апреле 2014 года на митинге в Монреале призвала США и Канаду «объединиться против России в Арктике» в ответ «на агрессивное повторное открытие российских военных баз в Арктике», предположив, что российский «экспансионистский подход» может затронуть и Арктику и что отношения Восток - Запад в обширном Северном регионе не останутся без изменений после вхождения Крыма в состав России. «Слишком многое стоит на кону», - подчеркнула она, напомнив о недавно начатом Россией «наращивании военного присутствия и развертывании военных баз в отдаленных районах Арктики».

Министр обороны США Э.Картер тоже считает, что Россия «бросает США вызов», восстанавливая десять заброшенных в 1990-х годах военных баз в Арктике и «отправляя больше воздушных патрулей к берегам США». В этой связи вышеупомянутый сенатор Дж.Маккейн напоминает, что «в 2015 году США приняли на себя председательство в Арктическом совете на ближайшие два года», и рекомендует «в течение этого времени признать руководящие амбиции В.Путина одним из главных приоритетов и расширить сотрудничество с нашими партнерами в Арктике, чтобы удержать Россию от подстрекательства к очередной «большой игре». Нетрудно представить себе, какой ущерб арктическому сотрудничеству может нанести «рекомендация» Маккейна.

Однако ни Столтенберг, ни Клинтон или Картер почему-то не добавили, что в трудную пору 1991-1995 годов вооруженные силы России вообще ушли из Арктики, но это не помешало странам НАТО и после ухода российских военных продолжать полеты самолетов в Арктическом регионе и операции подлодок в Северном Ледовитом океане, иногда прямо у входа в российские базы ВМФ или в акватории Шпицбергена, которая по договору о Шпицбергене 1920 года (Шпицбергенский трактат) должна быть демилитаризована и Норвегия должна была бы следить за этим. Причем в 2015 году, как заявил недавно в Мадриде заместитель генсекретаря НАТО А.Вершбоу, страны НАТО существенно активнее стали проводить собственные военные маневры, часть из них, как известно, была проведена в Арктике, а некоторые - в непосредственной близости от границ России.

А что касается восстановленных российских военных баз, то теневой бюллетень ЦРУ «Stratfor» на основе анализа данных со спутников пытается отрезвить авторов западных обвинений России в «милитаризации» Арктики, подчеркивая, что эти базы построены не для размещения значительных боевых сил и «не с целью ведения военных действий», и напоминая, что «Москва неоднократно говорила о назначении своих арктических баз, называя их, среди прочего, контрольными станциями, пунктами пограничного контроля, центрами поисково-спасательных операций, а это свидетельствует о том, что их основная роль заключается в обеспечении наблюдения за движением в регионе и в утверждении территориальных прав».

Тем не менее, несмотря на информационную войну ведущих стран НАТО и ЕС против России, опросы общественного мнения арктических стран показывают, что бόльшая часть населения высказывается за сотрудничество с Россией в Арктике. В частности, проведенный канадской исследовательской программой «Munk-Gordon Arctic Security» весной 2015 года опрос 10 тыс. человек из всех стран - членов Арктического совета показал, что большинство, особенно в Норвегии, считает необходимым продолжать такое сотрудничество.

Во время конференции по арктическому сотрудничеству в Киркенесе (Норвегия) в 2015 году местные власти и деловые круги Северной Норвегии вступили в открытое противостояние с политикой правительства в Осло по вопросу отношений с Россией. Губернатор провинции Сёр-Варангер Сесилия Хансен заявила, что «национальные и региональные СМИ не одобряют санкций в отношении России… они не приведут к улучшению отношений России и Европы. Приграничное сотрудничество может стать ключом к разрешению этой проблемы». Ее полностью поддержали представители местных деловых кругов.

Местная пресса осудила также проведение масштабных военных учений НАТО на севере Норвегии, считая, что «Россия может счесть провокацией появление 5 тыс. военнослужащих НАТО у своей границы», и критически комментировала «пессимистическое» выступление бывшего шведского министра иностранных дел Карла Бильдта, заявившего на конференции в Киркенесе: «Чтобы отношения с Россией могли стать лучше, они сначала непременно должны стать хуже».

Стремление к более широкому сотрудничеству с Россией поддерживают и представители коренного населения Аляски. Именно их лидеры добились после долгих усилий, чтобы Госдепартамент США заключил соглашение с российскими властями о безвизовом режиме для посещающих своих родственников жителей районов Аляски и Чукотки, граничащих с Беринговым проливом.

Но несмотря на поддержку регионального сотрудничества большинством населения арктических стран, в последние два-три года в западных СМИ, как упоминалось выше, можно встретить предсказания о грядущих кризисах в Арктике. Канадская телерадиовещательная компания СВС говорит, например, о «давно имеющейся неясности в отношении того, что и кому принадлежит в Арктике». «Эта территориальная проблема в Арктике, существующая с колониальных времен, - продолжает журналист СВС, - не решена до сих пор, а значит, в будущем можно ожидать конфликтов в связи с захватом территорий и последующих угроз - подобно тем, которые происходят в Южно-Китайском море». В американских СМИ периодически появляются рассуждения о «нерешенности некоторых проблем» в Арктике, и в частности о «нежелании Америки признавать обоснованность претензий России на те участки Северного морского пути, которые располагаются над Сибирью».

В этом же духе говорят о будущем Арктики официальные власти и СМИ Японии, делая акцент на наличии многих неопределенностей в вопросах создания новых маршрутов и добычи природных ресурсов Арктики. Правительственное управление морской политики Японии заявило, например, что «поскольку льды растаяли, Северный Ледовитый океан превратился в обычное море». «Исходя из сложившейся ситуации, - писала в ноябре 2015 года японская газета «Йомиури», - Япония, США и другие военные союзники начинают относиться к Арктике как к новому общему пространству вслед за космосом и киберпространством. Цель состоит в том, чтобы любая страна могла пользоваться этим регионом на свободной и стабильной основе».

Поэтому, в соответствии со своей «Морской политикой», одобренной в 2013 году, Япония будет придерживаться следующих приоритетов в Арктике: «1) делать максимальный упор на научные технологии; 2) осторожно заниматься вопросами обеспечения безопасности; 3) исследовать экономическую составляющую северного маршрута и добычи природных ресурсов; 4) наращивать исследования, которые будут способствовать решению политических задач; 5) вносить вклад в создание международных правил; 6) создавать условия для использования Северного морского пути». Иными словами, Япония, как и некоторые неарктические государства, стремится к интернационализации Арктики. Но понимая, что «арктические государства не хотят, чтобы другие игроки вмешивались в их внутренние дела», «Йомиури» призывает к осмотрительности и учету этого обстоятельства, чтобы «не вызвать настороженности прибрежных стран».

Но на самом деле в настоящее время в Арктике очень мало правовых «неопределенностей», и, следовательно, для конфликтов, тем более военных, нет рациональных оснований - они могут быть только искусственно навязаны. Действительно, на сегодня «ничейных» или еще не открытых земель в Арктике нет, все сухопутные территории там - на трех континентах и на островах - являются частью территории какого-либо из арктических государств - России, США, Норвегии, Исландии, Швеции или Финляндии. Но если разграничение территории между арктическими государствами на материках Европы, Азии и Америки произошло в основном еще в далекие прошлые века, то определение статуса островных территорий в Северном Ледовитом океане было достигнуто сравнительно недавно.

Все государства Арктики установили границы своих внутренних вод и территориального моря, а также своих исключительных экономических зон (ИЭЗ) и континентального шельфа на основании положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 года и провели размежевание этих морских пространств в тех случаях, когда они перекрывали друг друга. Что касается России, то у СССР/России было два спорных района морских пространств: один - с США и другой - с Норвегией. Размежевание морских пространств с этими государствами было достигнуто путем заключения соответственно советско-американского договора 1990 года о линии разграничения морских пространств в Чукотском и Беринговом морях и российско-норвежского договора 2010 года о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, ратифицированного Россией в 2011 году.

А что касается нежелания США считаться с юрисдикцией России в отношении Северного морского пути - видимо, в силу своей «исключительности», - то статья 234 Конвенции 1982 года дает России право «принимать и обеспечивать соблюдение недискриминационных законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых льдом районах в пределах ИЭЗ, где особо суровые климатические условия и наличие льдов, покрывающих такие районы в течение большей части года, создают препятствия либо повышенную опасность для судоходства, а загрязнение морской среды могло бы нанести тяжелый вред экономическому равновесию или необратимо нарушить его».

Но тем, кто считает, что начавшееся некоторое время назад потепление климата в Арктике может навсегда ликвидировать его ледовое покрытие и превратить Северный Ледовитый океан в «обычное море», тем самым сделав статью 234 Конвенции 1982 года фактически недействующей, следует учитывать, что, как установили ученые, климат в Арктике на протяжении веков менялся от похолодания к потеплению и обратно с периодичностью в 30-40 лет, и с окончательными выводами о «непрерывном потеплении» торопиться не надо.

Сегодня не до конца решен лишь вопрос о претензиях ряда арктических стран на расширение зоны своего континентального шельфа за внешние пределы его нынешних границ. Однако все они согласны в том, что это может произойти только строго в соответствии с четкими критериями, сформулированными в Конвенции 1982 года, и с согласия созданной в соответствии с ней международной Комиссии по границам континентального шельфа, которая сейчас и рассматривает вопрос о таких претензиях. Морское пространство за пределами ИЭЗ является зоной открытого моря, а морское дно за пределами континентального шельфа имеет статус международного района морского дна. При этом статус ИЭЗ, открытого моря и международного района морского дна также регламентируется Конвенцией 1982 года.

В последнее время представители США на различных конференциях поднимают новый вопрос о том, что если нынешний период потепления климата в Арктике будет продолжаться еще какое-то время, то в центральной зоне Северного Ледовитого океана может образоваться большая акватория без ледового покрытия и со значительными биологическими ресурсами, добыча которых не регулируется никакими договоренностями. На этот случай, предлагают США, арктическим государствам было бы целесообразно выработать соглашение о сохранении биологических ресурсов этой зоны, чтобы предотвратить хищническую эксплуатацию упомянутых ресурсов, к которым уже сейчас проявляют интерес ряд неарктических государств. Эта идея поддерживается российскими рыбаками и, видимо, заслуживает внимания.

Таким образом, сейчас нет оснований рассуждать о «неизбежных конфликтах» в связи с «гонкой» за арктическими ресурсами, особенно нефтегазовыми, как об этом можно прочесть в СМИ. В реальности сегодня нет почвы для такой гонки хотя бы потому, что 93% этих ресурсов расположены в пределах исключительных экономических зон арктических государств, которые и так уже обладают суверенными правами на эти ресурсы. Поэтому министр иностранных дел России С.В.Лавров имел все основания подчеркнуть в конце 2014 года: «Гонки за Арктику» нет и не может быть в принципе. Международно-правовой режим арктических морских пространств ясно определяет права и прибрежных арктических, и других государств. Это касается в том числе доступа как к освоению минеральных ресурсов, месторождений нефти и газа, так и управления морскими биологическими запасами. Международное право регламентирует и возможности расширения внешних границ континентального шельфа прибрежных стран. Сегодняшняя непростая международная ситуация не вносит каких-либо кардинальных перемен в установившийся порядок».

В заключение можно лишь констатировать, что Россия нацелена на дальнейшее развитие арктического сотрудничества в рамках Арктического совета, Совета Баренцева/Евроарктического региона и программ приграничного сотрудничества Россия - ЕС. Этот курс Россия намерена проводить и в будущем. «Наша страна, - заявил Президент В.В.Путин на заседании Совета безопасности России в апреле 2014 года, - заинтересована в устойчивом развитии [Арктического] региона на основе сотрудничества и безусловного уважения международного права. С этой целью ведем с партнерами постоянный обмен мнениями по арктической тематике, полностью выполняем международные требования о повышении безопасности в регионе. В рамках Арктического совета решаем вопросы сотрудничества в пограничной сфере, в области морских перевозок, взаимодействия в ликвидации последствий аварий при добыче углеводородов на шельфе».

Такое сотрудничество в Арктике, как отметил еще в феврале 2013 года министр иностранных дел России С.В.Лавров, по сути, «является современной мерой доверия, вносящей дополнительный элемент стабильности, конкретным ответом на нередкие алармистские пророчества о «неизбежности» конфликтов на Крайнем Севере». «Нам удалось сформировать зону доверия и стабильности на Севере Европы, - вновь подтвердил он в выступлении на министерской сессии Совета Баренцева/Евроарктического региона 14 октября 2015 года в Оулу (Финляндия). - Мы не видим альтернативы широкому международному сотрудничеству в условиях высоких широт».

Отправить статью по почте