«Историк должен ликовать и горевать со своим народом». Еще раз о людских потерях в Великой Отечественной войне


После распада в 1991 году Советского Союза в средствах массовой информации России и СНГ начался небывалый разгул очернительства советского периода в жизни народа и государства. Массированным нападкам стали подвергаться советские вооруженные силы и их офицерский корпус.

По примеру западных фальсификаторов началось грубое искажение многих фактов и событий Великой Отечественной войны. Даже на страницах учебной литературы для средних школ и вузов, нередко с позиции НАТО, охаивается наше недавнее прошлое, тенденциозно освещаются самые судьбоносные в истории СССР достижения и победы.

Поборники «новых взглядов» на историю минувшей войны стараются навязать обществу свою версию о причинах возникновения и ходе Второй мировой войны, приводят недостоверную информацию о составе, численности, вооружениях войск противоборствующих сторон. В дело идут различные фальшивки, публикуются жульнические подсчеты, по которым на каждого убитого на Восточном фронте немецкого солдата якобы приходилось пять, десять, а порой и 14 погибших советских воинов.

Охаивают нашу армию-победительницу не только отдельные журналисты, историки, различные конъюнктурщики, но подчас и известные литераторы. Некоторые российские публицисты в преддверии юбилеев нашей Великой Победы не брезгуют распространением сплетен о том, что советские солдаты шли в бой под дулами пистолетов командиров и комиссаров или под прицелом заградительных отрядов. А решающую роль в сражениях играли якобы штрафные роты и батальоны.

Конечно, авторов подобной «стряпни» бесполезно увещевать, стыдить или уличать в подтасовках, поскольку многие из них сделали себе карьеру на этих неприглядных делах. К тому же их охотно публикуют, приглашают на радио и телевидение. Во многих средствах массовой информации существует большой спрос на «очернителей». Например, они организуют телефонное интервью с поживающим в Англии махровым фальсификатором В.Резуном (Суворовым), автором «Ледокола» и других антисоветских пасквилей.

Разумеется, для получения объективных выводов, извлечения полезных уроков можно и нужно в острой аналитической форме писать о поражениях 1941-1942 годов, других неудачных ошибках, но справедливости ради надо писать и об успешных операциях, где наши полководцы и войска проявили себя с самой лучшей стороны. Таких операций было намного больше. Именно они обусловили в конечном итоге нашу победу над сильным противником.

Как ни странно, но немцы не критикуют так резко и развязно свою армию, потерпевшую сокрушительное поражение, как некоторые наши публицисты поносят и обливают грязью родную армию-победительницу.

В связи с этим хотелось бы напомнить совет, который давал историкам наш знаменитый соотечественник Н.М.Карамзин. «Историк, - писал он, - должен ликовать и горевать со своим народом. Он не должен, руководимый пристрастием, искажать факты, преувеличивать счастье или умалять в своем изложении бедствие; он должен быть, прежде всего, правдив, но может и даже должен все неприятное, все позорное в истории своего народа передавать с грустью, а о том, что приносит честь, о победах, о цветущем состоянии говорить с радостью, с энтузиазмом».

Пожалуй, больше всего возникает вопросов и допускается грубых измышлений по части военных потерь СССР. С начала 1990-х годов, когда «реформаторский зуд» перекинулся и на область военной истории, в печати появилось много разноречивых данных о людских утратах Красной армии в годы Великой Отечественной войны, о соотношении потерь противоборствующих сторон.

Доктор филологии Б.Соколов довел это соотношение до 1:10, а бывший вице-президент А.Руцкой и того больше - до 1:14. Сразу же следует сказать, что ни одна из приведенных пропорций не соответствует действительности. Авторы, опубликовавшие названные цифры, видимо, не задумывались над их масштабностью, поскольку не имели представления о числе безвозвратных демографических потерь противника на советско-германском фронте, которые составляют только убитыми и умершими (в том числе в плену) 5,07 млн. человек. Если указанное число увеличить в десять или 14 раз, как это вытекает из публикуемых оценок о соотношении потерь, то получим в последних двух случаях фантастические цифры погибших советских военнослужащих - от 50 до 70 млн. человек. Выходит, агрессору удалось уничтожить не только Вооруженные силы СССР в полном составе, но и почти все мужское население СССР.

По данным Госкомстата СССР, к началу войны в Советском Союзе проживали 196,7 млн. человек, из которых мужчины всех возрастов составляли 93 млн. человек.

Мужское население, в свою очередь, делится на следующие три возрастные группы:

- мальчики моложе 18 лет - около 30 млн. человек;

- юноши и мужчины от 18 до 50 лет (призывной возраст) - около 40 млн. человек;

- мужчины старше 50 лет - чуть больше 20 млн. человек.

При этом среди мужчин от 18 до 50 лет значительное число лиц по состоянию здоровья (инвалидности с детства и другим причинам) призыву в армию не подлежали. Не подлежали призыву и военнообязанные, забронированные за оборонными отраслями промышленности.

Таким образом, в Вооруженные силы СССР возможно было призвать не более 30-35 млн. человек, военнообязанных и юношей призывного возраста.

Согласно статистике Генерального штаба ВС СССР, в обобщенных сведениях по учету личного состава войск и сил флота значится, что к началу войны (на 22 июня 1941 г.) в Красной армии и Военно-морском флоте состояли по списку 4 826 907 военнослужащих. Кроме того, на обеспечении Наркомата обороны находились 74 945 военнослужащих и военных строителей, проходивших службу в формированиях гражданских ведомств.

За четыре года войны на территориях всех союзных республик СССР были мобилизованы (за вычетом призывавшихся дважды) еще 29 574 900 человек (в том числе 842 850 военнообязанных, находившихся к началу войны в войсках (силах) на больших учебных сборах). А всего за этот период надевали шинели (с учетом уже служивших к началу войны) 34 476 700 человек. Иными словами, из населения страны за годы войны изымалась многомиллионная часть самых жизнедеятельных и трудоспособных людей, равная по численности всему населению Дании, Нидерландов, Норвегии, Швеции и Финляндии вместе взятых.

Из указанного числа призывавшихся в ходе войны выбыли из Вооруженных сил (всего) - 21,6 млн. человек. В том числе:

- были переданы для работы в промышленности, на укомплектование подразделений местной противовоздушной обороны и военизированных формирований по охране особо важных объектов - 3,6 млн. человек;

- направлены на доукомплектование войск и органов НКВД, создание специальных формирований различных ведомств (путей сообщения, транспортного строительства, связи, здравоохранения и т. д.) - 1,2 млн. человек;

- безвозвратные потери военнослужащих (убиты и умерли от ран, болезней, погибли в катастрофах, покончили жизнь самоубийством, были расстреляны по приговорам военных трибуналов, пропали без вести и попали в плен) - 11 444 тыс. человек;

- уволены из войск и сил флота по ранению и болезни - 3,8 млн. человек;

- переданы на укомплектование соединений и частей войска Польского, чехословацкой и румынской армий - 250 тыс. человек;

- отчислены по различным причинам, дезертировали, осуждены к отбытию наказания в местах заключения и другая небоевая убыль - около 1 млн. человек.

- пропали без вести в пути к месту службы военнообязанных, призванных по мобилизации, но не зачисленных в списки войск - 500 тыс. человек.

По состоянию на 1 июля 1945 года в армии и на флоте числились 12 839 800 военнослужащих, в том числе в строю - 11 390 600 человек, долечивались в госпиталях - 1 046 тыс. человек и, кроме того, находились на службе в формированиях гражданских ведомств, состоявших на довольствии в Наркомате обороны СССР, - более 400 тыс. человек.

Исходя из приведенных данных, число погибших военнослужащих, безосновательно определенное фальсификаторами (около 50-70 млн. человек), быть никак не могло!

В связи с такой нелепой ситуацией стоит привести слова известного российского писателя Станислава Куняева, обращенные в адрес фальсификаторов истории из еженедельника «Литературные новости», опубликовавшего накануне 50-летия Победы сногсшибательные цифры людских потерь СССР в Великой Отечественной войне - 40 млн. человек. «Ребята, побойтесь Бога, - обратился писатель. - Мы и так понесли тяжелейшие потери - более 20 миллионов… Неужели вам этого мало? Неужели вы так ненавидите Россию и победоносный Советский Союз, что со сладострастным садизмом хотите, чтобы погибших было не 20, а 40, а еще лучше 80 миллионов?! Стыдно, господа! Но вам ведь, как говорит народная пословица: «Хоть плюй в глаза, - и то Божья роса».

Для уточнения реального числа потерь армии и флота в 1966 году по поручению Министерства обороны СССР была создана специальная комиссия, которую возглавлял генерал армии С.М.Штеменко. Эта комиссия в течение 1966-1968 годов провела тщательный анализ отчетно-статистических документов и определила число только боевых потерь действующей армии (7 млн. человек).

В 1988 году комиссия Министерства обороны, возглавляемая генералом армии М.А.Гареевым, расширив рамки исследований, определила масштабы безвозвратных (11 444, 1 тыс. человек) и санитарных (18 344, 1 тыс. человек) потерь, учтенных по донесениям войск в ходе войны.

Что касается общих людских потерь страны, то определение их числа правительством было поручено Государственному комитету СССР по статистике.

 

Порядок подсчета безвозвратных потерь военнослужащих
(в тыс. человек)

 

 

№ п.п

 

Виды потерь

 

Всего потерь

В том числе

Красная армия и ВМФ

Пограничные войска1

Внутренние войска

1

Убито и умерло от ран на этапах санитарной эвакуации (по донесениям войск)

 

5 226,8

 

5 187,2

 

18,9

 

20,7

Умерло от ран в госпиталях (по донесениям лечебных учреждений)

1 102,8

1 100,3

 

2,5

Итого

6 329,6

6 287,5

18,9

23,2

2

Небоевые потери: умерло от болезней, погибло в результате происшествий, осуждено к расстрелу (по донесениям войск, лечебных учреждений, военных трибуналов)

 

555,5

 

541,9

 

7,1

 

6,5

3

Пропало без вести, попало в плен (по донесениям войск и сведениям органов репатриации)

 

3 396,4

 

3 305,6

 

22,8

 

68,0

Неучтенные потери первых месяцев войны (погибло, пропало без вести в войсках, не представивших донесения)

1 162,6

1 150,0

12,6

 

Итого

4 559,0

4 455,6

35,4

68,0

 

Всего потерь
военнослужащих

11 444,1

11 285,0

61,4

97,7

4

Кроме того, пропало без вести (по пути в воинские части) военнообязанных, призванных по мобилизации, но еще не зачисленных в списки войск

500,02

 

 

 

5

Исключено из числа безвозвратных потерь (всего)

 

Из них:

- военнослужащие, ранее находившиеся в окружении и учтенные в начале войны как пропавшие без вести (вторично призваны в армию на освобожденной территории)

 

- вернувшихся из плена после войны советские военнослужащие (по данным органов репатриации)

2 775,7

 

 

939,7

 

 

 

 

1 836,0

 

 

 

 

Безвозвратные потери списочного состава

8 668,4

 

 

 

 

1В том числе войска и органы государственной безопасности.

2Включены в общие потери населения страны (26,6 млн. человек).

 

Управлением демографической статистики Госкомстата СССР, представители которого работали в составе комплексной комиссии по уточнению масштабов людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне, было установлено, что общие людские потери составили 26 млн. человек. Туда вошли потери военнослужащих, партизан и ополченцев, личного состава военизированных формирований различных ведомств, а также умершие от голода, погибшие во время бомбежек, артиллерийских обстрелов, карательных акций и геноцида мирные граждане, расстрелянные и замученные в концентрационных лагерях военнопленные, подпольщики, а также рабочие, крестьяне и служащие, угнанные на каторжные работы в Германию и не вернувшиеся на родину. Все они, как правило, увековечены в книгах Памяти павших.

Результаты исследований, проведенных комиссией, и уточненные данные о людских потерях СССР в Великой Отечественной войне были доложены руководству СССР в декабре 1988 года.

По существующему тогда положению, сведения о потерях войск и сил флота составляли государственную и военную тайну и находились в закрытом хранении.

Принимая во внимание сложившуюся в то время ситуацию, вызванную появлением в средствах массовой информации различных произвольных оценок итогов Второй мировой войны, в том числе и масштабов людских утрат, руководство Министерства обороны СССР приняло решение - сведения о потерях рассекретить и опубликовать в открытой печати.

Что было и сделано впервые начальником Генерального штаба генералом армии М.А.Моисеевым в «Военно-историческом журнале» за 1990 год, №3. По его же приказу для подготовки объемного статистического труда о потерях Вооруженных сил СССР был создан коллектив специалистов-исследователей, который в 1990 году приступил к работе. За основу были взяты выводы названных комиссий, а для детального анализа потерь в конкретных операциях, кампаниях войны использованы - как наиболее достоверные - отчетно-статистические документы фронтов, флотов, отдельных армий и флотилий, представлявшиеся ежемесячно в Генштаб в ходе войны по Табелю срочных донесений. Использовались также сведения военных комиссариатов о числе учтенных ими извещений о гибели военнослужащих.

В результате трехлетней работы авторским коллективом был создан труд, вышедший в свет под названием «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование». В нем впервые даны обобщенные материалы о потерях Красной армии и флота за всю историю их существования, начиная с Гражданской войны и заканчивая войной в Афганистане. Опубликованы цифры о потерях в конкретных стратегических операциях, битвах, на фронтах, флотах, в отдельных армиях, флотилиях, родах войск. Книга получила широкое распространение и вошла в научный оборот. Ей даны положительные оценки, как в нашей стране, так и за рубежом.

В последующие годы авторы, расширив временные рамки исследований, подготовили новый труд «Россия и СССР в войнах ХХ века». Эта книга, вышедшая в двух изданиях, также быстро разошлась среди читателей. Можно было бы сказать, что спекуляциям и домыслам поставлен заслон и полемический вопрос о цене войны и потерях разрешен.

К сожалению, с этим никак не могут примириться те, кто привык утверждать, что воевали мы в той войне плохо, что немецкие солдаты, офицеры, генералы намного превосходили наших по выучке, тактике и стратегии. Что верх над немцами взяли мы большой кровью, великим разорением страны.

Одним из так называемых исследователей является полковник в отставке В.М.Сафир, который в десятом выпуске журнала «Военно-исторический архив» пытается «развенчать» полководческие таланты маршала Г.К.Жукова, а во втором (17) выпуске за 2001 год он также безосновательно поставил под сомнение цифры потерь, опубликованные в указанных выше книгах. Заранее оговариваясь в стремлении не запутать читателя обилием цифр, взятых из различных источников, он сам, кажется, запутался в них, так как не привел четких доказательств своим выводам и не дал ответа, какие из них верные, какие - нет, и почему.

Мы не склонны думать, что он не разбирался с этой статистикой. Но судя по тому, в каком порядке он перечисляет эти цифры и в каких раздражительных выражениях преподносит их читателю, возникает подозрение, что В.Сафир это делает умышленно.

В книге «Россия и СССР в войнах ХХ века» в таблице 120 (такая же таблица есть в книге «Гриф секретности снят», с. 130-131) четко изложен порядок подсчета безвозвратных потерь. В ней показано, что за годы войны в числе убитых, умерших от ран, пропавших без вести и попавших в плен учтено 11 444 100 военнослужащих войск и флота. При сложении числа безвозвратных потерь с числом раненых и заболевших определилась общая фактическая убыль личного состава, которую пришлось восполнить в ходе войны. Эти же цифры были взяты за основу при сопоставлении и анализе масштабов утрат по кварталам, годам, периодам войны, операциям и другим показателям. Они необходимы также военным специалистам при планировании объемов подготовки резервов, их размещении, определении количества госпиталей и их коечной емкости на случай широкомасштабной и продолжительной войны.

Но чтобы узнать, сколько же личного состава войск и сил флота фактически в ходе войны полегло, то есть безвозвратно потеряно как для армии, так и для страны в целом, надо было установить судьбу значительного числа пропавших без вести.

С этой целью из общего числа безвозвратных потерь (11 444 100 человек) исключены лица, оказавшиеся после войны в живых, в частности 1 836,0 тыс. военнослужащих, вернувшихся из плена, и 939, 7 тыс. человек, ранее находившихся в окружении и учтенных как пропавшие без вести. Они продолжительное время в период войны жили на территории, оккупированной немцами, и вторично были призваны в Красную армию после освобождения захваченных районов. При этом некоторая их часть снова оказалась в действующей армии, где потери учитывались в установленном порядке.

Таким образом, безвозвратные потери Вооруженных сил СССР (убиты, умерли от ран и болезней, погибли в результате несчастных случаев, были расстреляны по приговорам военных трибуналов, не вернулись из плена) составили 8 668 400 человек списочного состава войск и сил флота.

Кроме того, по данным Мобилизационного управления Генштаба, пропали без вести по пути в воинские части 500 тыс. военнообязанных, призванных по мобилизации. Поскольку это пополнение по различным причинам до войск не дошло, то и в списках личного состава, а следовательно, и в потерях фронтов эти лица не значились. Их потери учтены в общих утратах населения страны (26, 6 млн. человек).

По нашему мнению, в этом вопросе есть полная ясность. Многие историки, в том числе и зарубежные, правильно поняли такой порядок подсчета и приняли его. Например, английский ученый-демограф профессор Эдинбургского университета Джон Эриксон в предисловии к английскому изданию книги «Гриф секретности снят» обратил внимание англоязычных читателей на эти цифры и популярно разъяснил их суть.

Отправить статью по почте