Степан Месич - последний президент СФРЮ. Часть 1

14:16 09.09.2013 Константин Качалин, журналист-международник


Часть 1

Часть 2

Часть 3

Со Стипе Месичем я познакомился в самом начале 1992 года. Тогда я приехал в Хорватию для съемок документального фильма о пропавших без вести российских тележурналистах Викторе Ногине и Геннадии Куринном. Потом я встречался со Стипе Месичем в Москве, Загребе и других европейских столицах. Последняя наша беседа состоялась осенью 2011. Сегодня я предлагаю читателям "Международной жизни" наиболее интересные высказывания Стипе Месича о себе и своей семье, о политиках, с которыми ему пришлось не раз сталкиваться в своей долгой жизни.

"О своей семье, Второй мировой войне и Сталине"

Мой отец и моя мать были католики. Меня крестили в католической церкви в 1934 году. Так было тогда принято. Моя мама умерла, когда мне было 16 месяцев. И через года мой отец снова женился на православной. Но венчались они в католической церкви. И мой брат по отцу, он крещен до Второй мировой войны, он крещен в католической церкви. Сестра , которая родилась после войны, ее не крестили вообще.

Я пошел в школу еще во время Второй мировой войны. На свободной от гитлеровцев территории, на партизанской территории были созданы школы. И в них учились дети антифашистов, дети партизан, которые вели борьбу с нацистами. И тогда наши учителя нам много говорили о Советском Союзе, о Красной Армии, которая внесла самый большой вклад в освобождение Европы от нацистской Германии. Когда война закончилась, мы все находились под впечатлением победы СССР над Гитлером. Тогда все в Югославии равнялись на Советский Союз. Для всех народов Федеративной Народной Республики Югославии Москва была тем примером, которому нужно было следовать. Тито создал Югославию по подобию СССР. И так было до 1948 года. 29 июня 1948 года была принята Резолюция Информбюро «О положении в коммунистической партии Югославии». В ней Сталин обвинил Тито и его соратников в отходе от марксистско-ленинских идей и в национализме. Мой отец был членом Парламента Хорватии. Он представлял ее интересы в Белграде в Союзной Скупштине. Отец часто вел разговоры у нас дома об этой ситуации, размышлял, на чью сторону нужно встать – на сторону Тито или Сталина. И я, тогда еще маленький ребенок, все это слушал Мой отец и его друзья пришли к выводу, что нужно поддержать Тито, что ошибается Сталин. Тито прав, а Сталин – нет.

"Тито и его харизма"

Тито, прежде всего, был очень прозорливым и дальновидным политиком. Он прекрасно понимал, что СФРЮ держится на трех главных моментах, на трех китах – сам Тито и его харизма, Союз Коммунистов Югославии и третье – Югославская народная армия, которая беспрекословно ему подчинялась и выполняла все его приказы и приказы ЦК. Тито умер в мае 1980 года. С ним вместе ушла в небытие и его харизма. Это было главным из трех составляющих СФРЮ. Остались Армия и Союз коммунистов Югославии. Затем через несколько лет после смерти Тито Союз коммунистов Югославии распускается, он уходит с политической арены. Поэтому я говорил и говорю, что Тито был дальновидным политиком. Он хотел создать систему, и он ее создал – система коллективного управления страной. Он считал, что его могут заменить несколько людей, которые будут вместе управлять страной и партией. Это был своеобразный способ конфедерации Югославии. Еще при жизни он говорил, что после его ухода такая система сможет нормально функционировать и управлять страной. Если же ничего из этого не выйдет, то Тито говорил, что каждая из республик СФРЮ может пойти своим путем, получив самостоятельность. Ведь по Конституции Тито 1974 года республики стали называться государствами.

(Продолжение следует)

Версия для печати