Сирийская трагедия: вопросы к Западу

09:52 26.08.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


В Сирии жестокая гражданская война (а разве гражданские войны не бывают только жестокими?) то ли постепенно перерастает, то ли уже переросла в религиозное побоище. Называя вещи своими именами, сунниты сражаются против шиитов. Известные подробности бойни абсолютно кошмарны. Запад решительно встал на сторону оппозиции, как и в других подобных случаях во время «арабской весны». Означает ли это, что он окончательно принял сторону одного из исламских религиозных течений в противостоянии с другим?

Министр обороны США заявляет, что американская армия готова осуществить сценарий военного вторжения в Сирию. Министр иностранных дел Франции призывает к «силовой реакции» против правительства Башар Асада. В ответ уже Иран предупреждает США о недопустимости пересечения «красной линии» в отношении Сирии. Означает ли это, что  около сотни тысяч человек, погибших в гражданской войне в Сирии, недостаточно, и что Запад готов пожертвовать новыми для того, чтобы удовлетворить свои амбиции?

Это нормально, когда в демократических странах общественное мнение побуждает свои правительства действовать в том или ином направлении. Вполне естественно и то, что позиция общественного мнения во многом определяется СМИ. Однако есть ли уверенность в том, что передаваемые западными СМИ новости из Сирии объективны хотя бы на 60 процентов? И не являются ли эти новости в основном почерпнутыми от  двух телекомпаний арабских стран, которые выступают – преимущественно по религиозным причинам - против Асада?

Оппозиция демократических стран авторитарным режимам вполне объяснима и понятна. Даже во времена древней Греции полисы с олигархическим типом правления выступали против демократов и наоборот. Явно и то, что Асада трудно отнести к либералам, особенно по западным меркам. Однако означает ли это, что Запад действительно борется за демократию в Сирию с учетом иракского, афганского, ливийского и т.д. опыта? И нет ли у него хотя бы подозрения, что его основные союзники в этой ближневосточной драме крайне далеки от демократии? 

Во время холодной войны во многих случаях «хвост вертел собакой». Иными словами, сверхдержавы имели негативный опыт того, когда их союзники побуждали их принимать заведомо неверные решения во имя своих собственных интересов. История былого противостояния США и СССР переполнена такими примерами. Нет ли подозрения, что эта тенденция возобновилась вновь? «Ваххабитский хвост» вертит демократическими христианскими странами?

Не секрет, что границы Сирии реально открыты и не секрет, что через них не просачивается, а идет потоком вооружение и приток добровольцев на ту или иную сторону в конфликте. В прессе появилась даже информация, что некоторые из оппозиционеров прошли обучение у американских спецназовцев в Иордании, однако верить в это не хочется. Почему бы Западу не подумать о том, чтобы устранить это «топливо» во внутреннем конфликте? В обмен на соответствующие жесты с противной стороны, разумеется.

«Арабская весна» означала фактический передел влияния на Ближнем Востоке. Если Запад перейдет к «силовому решению» в Сирии, то эта тенденция окончательно оформится. Формально геополитический центр влияния будет сосредоточен в двух странах, которые активно поддерживали прошедшие перемены. Фактически он рассредоточится на множество составляющих. Иными словами, регион, и ранее плохо управляемый, станет вообще неуправляем. Пример Ливии, где отсутствует хоть какое-то центральное управление, вполне показателен. Даже прежние мусульманские «спонсоры», не говоря уже о Западе, абсолютно не в чести. Не заставляет ли это хоть немного задуматься о будущем?  

С точки зрения стратегии, не говоря уже о тактике, не кажется ли странным, что на общественное мнение и на правительства Запада оказывают преимущественное влияние только два арабских телеканала? Причем одной и той же направленности и с одними и теми же установками. Характерно, что вера их сообщениям почти безусловная. Теоретически в принципах западной журналистики проверять и перепроверять поступающую информацию. И делать скидку на источники, откуда она поступила. Это – теоретически. На практике, в том числе и с новостями из Сирии, все выходит наоборот. Почему западная журналистика изменяет своим собственным основам?

На Западе многие аналитики почему-то полагают, что «Джабат аль-Нусра» играет относительно малую роль в сирийском конфликте. Но, во-первых, сказать хоть что-то более-менее определенное о соотношении сил в оппозиции в настоящее время невозможно. Во-вторых, мало кто сомневается в том, что суннитские экстремисты постоянно расширяют свое влияние в оппозиционном движении. Однако этим фактам мало кто уделяет внимание. Опять вопросы.

То, что происходит сейчас на Ближнем Востоке означает, что современные государственные границы, установленные известным соглашением Сайкса-Пико в 1916 г., находятся совсем близко от уничтожения. Да они уже сейчас фактически перекроены. Понимает ли Запад, просчитывает ли он, что за этим последует? 

И последнее. Западные политики и аналитики уже два года твердят о неизбежном крахе Асада. Причем в результате действий внутренней оппозиции. Их пророчества не исполнились до сих пор. Не пора ли задуматься о качестве прогнозов, исходя из которых кто-то принимает решения?

Ключевые слова: Сирия Запад

Версия для печати