Мнение: Перспективы общей внешней политики ЕС

19:31 12.08.2013


«В 1990-х годах начался новый этап европейской истории. Перемены были весьма динамичными. В сравнении с тем временем последующее десятилетие представляло собой «энергичное топтание на месте». Обилие инициатив и проектов, интеграция новых членов, споры о будущем институциональном дизайне и перманентное усложнение правовой базы ЕС – все это сочеталось с организационной неподвижностью, неготовностью правительств к перераспределению полномочий и слегка завуалированной борьбой за национальные интересы. Первое десятилетие нового века не прошло даром, но решение многих проблем откладывалось на будущее. Наверное, можно сказать: то был период накопления потенциала будущих трансформаций и время, когда европейцы заново узнавали друг друга. Вместе с тем для активизации интеграционных процессов потребовалась дополнительная встряска в виде финансово-экономического кризиса. Экономические проблемы наглядно продемонстрировали, что затянувшаяся неопределенность путей дальнейшего развития ЕС может оказаться пагубной. Под их влиянием существенно изменился смысл и формы европейского консенсуса. Он сохранил свое значение только в тех сферах, в которых по-прежнему важны стабильность и престиж европейских институтов и процедур. В целом же его значимость в Европе снизилась. Попытки формирования консенсуса все чаще наталкиваются на политику шантажа со стороны отдельных участников. Впрочем, она проявляется в ограниченных масштабах: всех государств-членов ЕС объединяет стремление избежать ситуации, в которой интеграционное объединение могло бы оказаться на грани развала. В меняющейся Европе парадоксально сочетаются рост национального эгоизма и укрепление взаимозависимости – феномен, который плохо объясняют традиционные теории. В этих условиях, несмотря на «кризис согласия», в отдельных областях интеграционный дискурс становится все более заметным. Прежде всего, это наблюдение относится к европейской общей внешней политике и политике безопасности, которая еще недавно оставалось в значительной степени неопределенной.

Выработке единого курса интеграционного объединения на международной арене долгое время препятствовало отсутствие общей внешнеполитической идеологии. Ее созданию часто способствует наличие общего врага или конкурента, но с 1990-х годов стратегическое окружение ЕС остается достаточно благоприятным. Оно не требует сплочения европейских государств. Консолидация происходит на основе устоявшихся либеральных и демократических ценностей. В результате интеграционная идеология, пусть и в достаточно абстрактной, мягкой форме позволяет увязать воедино априори слишком разные внешние и внутренние интересы европейских стран. Между тем вопросы безопасности к началу 2000-х годов стали приобретать глобальное измерение. Никогда прежде безопасность европейских стран не была так тесно увязана с вопросами стабильности на Ближнем Востоке или вооружения в Восточной Азии. С середины прошлого века безопасность все в большей степени становится коллективной. Катализатором этого процесса, с одной стороны, стала угроза диффузии оружия массового уничтожения, прежде всего ядерного. С другой стороны, к этому привела глубокая дифференциация оборонных и наступательных возможностей, обозначившаяся с уходом в прошлое эпохи колониальных империй после Второй мировой войны. В результате размежевания в сфере обладания «жесткой силой» появились недвусмысленные лидеры и их ведомые партнеры – потребители безопасности. К последней категории относятся не только новые развивающиеся страны. Европейские государства точно так же оказываются неспособными к глобальному военному присутствию и даже к полноценной обороне.

[…] Несмотря на многообразие происходящих изменений, содержание европейской политики в настоящее время продолжают определять франко-германская и американская оси, а также британская и российская политика на континенте. Правда добавилось и новое содержание – отношения национальных правительств и Брюсселя и, конечно же, новый формат общения европейских держав с малыми странами».

Дмитрий Офицеров-Бельский (Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономика»)

Версия для печати