Свой путь Латвии

11:02 26.07.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


Главное направление внешней политики связано с ЕС, что закономерно и объяснимо. Через полтора года страна станет председателем в этой организации и уже сейчас готовится к этому знаменательному событию.

Еще одно знаменательное событие - в начале будущего года республика переходит на евро, отказавшись от символа своей независимости лата. Опять же закономерное, хотя  нелегкое решение, которое повлечет за собой массу проблем для одной из беднейших европейских стран. Прогноз здесь очень прост: сначала Латвия переживет инфляцию, которая жестко скажется на людях с низким уровнем доходов. Как это скажется на социальной составляющей латвийской политики, представить нетрудно. Потом должен быть подъем, однако сначала нужно пережить трудности, связанные с социальными проблемами. А затем – определить, куда пойдут будущие доходы. Здесь очень много социальных и политических вопросов, которые надо будет решать латвийским властям.

При всей определенности своего ближайшего будущего Рига временами удивляет. Довольно интересно высказался президент республики Андрис Берзиньш: Латвия должна сохранить независимость после вступления в еврозону. Но это просто невозможно в интегрированной и еще более интегрирующейся структуре. Надо выбирать что-либо одно: либо независимость, либо интеграцию. Ссылки на необходимость резкого роста национальной экономики здесь не выглядят безусловными. В любом случае маленькая страна в ЕС должна понимать свое место в общей структуре.

Одновременно со вступлением в еврозону Латвия снижает налоги. Цель понятна: привлечь иностранный капитал. В том числе российский. Некоторые аналитики говорят даже о возможности появления «нового Кипра» с образованием «налогового рая» в ЕС. Едва ли это осуществится, раз даже латвийский премьер Валдис Домбровскис исполнен скепсиса. С нашей точки зрения, сомнения вполне обоснованы: превратиться в «новый Кипр» Латвии не позволит ЕС. Там сейчас повышенные критерии к европейским банкам. Латвийским – тоже.

Проблема латвийских неграждан (очень нехорошее слово уже по семантике, не говоря уже о его значении) кажется удивительной для Европы. Но только на первый взгляд. На самом деле официальные власти ЕС и западноевропейских стран прекрасно о ней извещены (не говорю – «осведомлены») уже очень давно. Однако по политическим соображениям они закрывают на нее глаза. Другое дело, что появилось уже новое поколение политиков в ЕС, которые с удивлением поднимают брови при упоминании вопроса о негражданах в Латвии. Возможно, что эта реакция ограничится первоначальным удивлением, а потом сменится «пониманием». Может быть, что-то сдвинется с места. Второе – маловероятно. Все это очень интересно с учетом того, что относительно скоро Латвия станет председательствовать в ЕС.

Хорошая новость: темпы иммиграции из Латвии снижается, хотя число выехавших из страны по-прежнему излишне велико. В ближайшей перспективе количество выехавших по-прежнему будет превышать количество въехавших. Как бы то ни было, из республики по официальным данным уехало около 60% трудоспособного населения в возрасте до 35 лет. Альтернативные подсчеты дают куда большие цифры. Правительство надеется вернуть хотя бы часть уехавших, хотя надежды на это невелики из-за уровня жизни в Латвии.

Не так давно Берзиньш предложил сэкономить на военных расходах, создав единые вооруженные силы прибалтийских государств. Идея встретила резкий отпор со стороны эстонского руководства. Это уже не первый (и, возможно, не последний) пример отсутствия прибалтийской солидарности.

Специфической чертой Латвии, недооцениваемой ее потенциальными иммигрантами, является тот факт, что по закону «О государственном языке» власти имеют право изменять правописание «иноязычных» имен и фамилий без согласия человека. Скажем, Куницын неожиданно для себя оказывается Цауней. Не так давно ребенка хотели назвать Мироном, однако вердикт властей оказался следующим: это невозможно, выбирайте имя «Миронс» (в переводе с латышского созвучно слову «покойник»). Вообще это, конечно, довольно специфично для члена ЕС.

Страна остается бедной. Официальный уровень безработицы в Латвии в настоящее время составляет 9.6 %. Больше 40 % латвийских безработных не работали по меньшей мере год. Статистика утверждает, что средняя продолжительность их безработицы составляет около 2,5 года.

Молодые семьи в Латвии в подавляющем большинстве либо вовсе не имеют детей, либо ограничиваются одним. Причины понятны – непрекращающийся экономический и финансовый кризис. На этом фоне крайне оптимистически звучат призывы уже через 10 лет вывести Латвию на средний уровень доходов в ЕС. Плюс к этому крайне опасным в среднесрочном и долгосрочном плане выглядит разворачивающийся демографический кризис. Дело дошло до того, что Белоруссия, на которую официальные власти Латвии пытаются смотреть сверху вниз, обогнала соседку в рейтинге Bloomberg по уровню благополучных стран.

Перечитывая латвийскую прессу, видишь немало несколько странных вещей. Например, у общественности есть претензии к характеру использования здания национальной библиотеки. Утверждают даже, что это объект для слежения за Россией. Внятного ответа со стороны латвийских властей мы пока не слышали.

В целом же Латвия идет своим путем. Сложным и непохожим для типичных (если такие есть) стран ЕС. 

Ключевые слова: ЕС Латвия

Версия для печати