Демократия и меритократия – дисбалансы глобальной системы

14:06 02.07.2013 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Основной дисбаланс глобальной системы – отсутствие гармонии между всеобщей экономикой, с одной стороны, и политикой, которая в первую очередь и всегда, национальна, - остается пока неразрешимым противоречием. Во всяком случае, участники Международной политической конференции на тему «Демократия и меритократия: совместимы ли два принципа?» - не пришли к единому мнению ни в своих докладах, ни в дискуссии. Конференция состоялась  по инициативе  Совета по внешней и оборонной политике (СВОП), а также при поддержке Европейского совета по международным делам, Германского фонда Маршалла и Центра либеральных стратегий (София). Организатором международного форума  также выступил Институт наук о человеке (Вена) при поддержке Фонда Горчакова.

Интерес к конференции проявили более ста  участников, среди которых руководители крупнейших российских и европейских институтов, государственные и общественные деятели,  дипломаты, директора ведущих телеканалов, издательских домов. Актуальность проблемы, вокруг которой развернулась дискуссия, - размывание границ между национальными интересами и глобальной повесткой, что затрудняет принятие решений правящим элитам – не оставила равнодушными ни докладчиков, ни участников. В современных условиях под сомнение ставится эффективность демократических институтов, когда их основополагающие принципы, порой, блокируют эффективное управление страной, государством. Все более крепкие позиции в современной политике занимает меритократия («власть достойных», от лат. meritus — достойный и древне-греческий κράτος — власть, правление). Меритократия – это принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального происхождения и финансового достатка. Термин был впервые употреблён английским социологом Майклом Янгом в антиутопии «Возвышение меритократии, 1870-2033» (1958 г.). Автор описывает футуристическое общество, где общественная позиция определяется коэффициентом интеллекта (IQ). В книге такая система приводит к революции, во время которой массы свергают надменную и оторванную от народа элиту. Позднее у термина «меритократия» появилось более позитивное значение, которое взяли на вооружение сторонники всеобщего равенства возможностей.

Конференция «Демократия и меритократия…. » предложила непростые вопросы, на которые, тем не менее, придется отвечать. В частности: «Приведет ли усложнение существующих политических и международных политических реалий к краху демократии»? «Насколько существующие дисбалансы между глобализирующейся экономикой и остающейся национальной политикой способны блокировать эффективное управление»? «Будет ли сделан выбор в пользу эффективного управления за счет отхода от демократических основ в сторону авторитаризма»? и другие. Все эти вопросы были заложены в темах каждой из трех секций, составивших структуру Международной политической конференции. Секция первая сосредоточила внимание участников на проблеме: «Современная политика: кризис демократии или кризис управляющих эли»? Её ведущий – председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов задавал собравшимся за «круглым столом» вопросы о демократической системе, которая, как мы наблюдаем, сталкивается с сопротивлением стран и обществ, не готовых её принять, а с другой стороны – с кризисом принятия решений в развитых государствах и падением эффективности управления.

Размышляли над этими вопросами в своих выступлениях – Сергей Караганов – почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ; Стивен Холмс – профессор права в Университете Нью-Йорка; Шломо Авинери – профессор политических наук древнееврейского Университета в Иерусалиме, заместитель генерального директора Министерства иностранных дел по делам Ближнего Востока в 1967-69 годах, а также Кристофер Колдуэлл – журналист, главный редактор The Weekly Standard и Андрей Мельвиль – профессор, декан факультета прикладной политологии НИУ ВШЭ.

Вторая секция была не менее интересной. Её тема звучала так: ««Глобальная повестка дня против национального интереса: возможна ли гармония»? Все чаще принятие решений правящими элитами диктуется общемировыми процессами, реальное пространство для маневра сужается. Но право на управление они могут получить только «изнутри», источник легитимности – граждане собственных государств, которые не вовлечены в мировые процессы  настолько, насколько в них участвуют элиты. Возможно ли гармоничное совмещение этих интересов и представлений? Действительно ли актуален вопрос о национализации элит? – Для ответов на эти и другие вопросы модератор секции №2 Иван Крастев – политический аналитик, эксперт в области международных отношений, исследователь посткоммунистической ситуации в России и странах Восточной Европы –пригласил к дискуссии Леонида Григорьева – профессора, заведующего кафедрой мировой экономики факультета мировой экономики и политики НИУ ВШЭ, Сэра Роберта Купера – советника Европейской внешнеэкономической  службы, идеолога европейской интеграции, а также Марка Леонарда – политолога, специалиста в области международных отношений  и геополитики, основателя и директора Европейского совета по международным отношениям.

О сути меритократии – её ценностях, идеологии и морали шла речь на третьей секции, которую провел Сергей Брилев – заместитель директора телеканала «Россия», ведущий итоговой программы «Вести недели». Меритократия традиционно считается альтернативным механизмом демократии, главный упрек в адрес которой заключается в том, что, вместо выдвижения наверх наиболее ярких личностей, она фактически приводит к власти ординарных, готовых идти по накатанному пути. Один из участников конференции – Петр Стегний – Чрезвычайный и Полномочный Посол в странах Ближнего Востока поделился своими размышлениями с корреспондентом журнала «Международная жизнь».  

«Если говорить о последних событиях на Ближнем Востоке, то фактически принципы и идеи меритократии проиграли на площади Тахрир», - считает Петр Стегний, - «потому что (на конференции высказывались такие идеи) исламисты чуть ли не узурпировали демократическую модель, пытаются воспользоваться ею в своих скрытых интересах. На самом деле на площади Тахрир проиграл Нобелевский лауреат с огромным политическим опытом, ещё целая плеяда вполне демократических секулярных деятелей, которые хорошо себе представляли, как работает западная демократия и как её можно адаптировать к потребностям региона. Что здесь произошло, - сказать трудно. Почему народ выбрал братьев мусульман? Не просто исламистов, а умеренных исламистов, партию с опытом очень длительным, она была создана в 1928 году. Я бы не стал упрощать эти механизмы», - сказал Петр Стегний. «Речь на конференции шла об очень интересных вещах. Самое привлекательное здесь - это теоретические наработки, которые проходят проверку на практике последних лет в различных странах. Меритократия оценивалась её создателями как возможный короткий путь к революции, потому что это соревнование IQ, интеллектов.

В то же время идеи, которые высказывались рядом выступавших, о том, что меритократия как механизм регулирования соревнования на уровне элит интересна и является частью механизма демократии уже сейчас. Вот, наверное, тот вывод, к которому мы придем. Народ выбирает, рискну предположить, пока по плохо понятным нам алгоритмам. Они очень сложные. Поэтому коротко сказать, за что выбирает народ: за интеллект, за привлекательность, за доллары – я бы не рискнул. Думаю, что этот процесс будет развиваться во времени. И соотношение демократии и меритократии – это хороший дискуссионный посыл, но думаю, практическое его значение уже определено. С одной стороны Тахриром – проигрышем. Несомненно, по критериям личных достоинств, гораздо более привлекательных людей, при этом абсолютным проигрышем. Есть ощущение, что те, кого мы называем исламистами, пришли в к власти всерьез и надолго. Это глобальный проект, это больше, чем региональный проект Большого Ближнего Востока. Но между ними происходит длительная борьба – это конфликт поколений. Здесь тоже есть элементы меритократии, потому что будущее - всегда с молодежью. Исключительно интересная ситуация в мире. Она развивается творчески, много новых идей. Хорошо бы посмотреть на все это дело «открытыми глазами».

Демократия – это в принципе всегда выбор народа, как бы ни манипулировали его мнением. В молодых и зрелых демократиях вектор повышения качества – всегда по линии «нового гражданина», человека, понимающего свою гражданскую ответственность. У нас проблема демократии в целом заключается в том, что в результате последних 20-ти  лет, резкого рывка к рынку образовался разрыв между личными интересами и общественными. Этого не было в Советском Союзе. Вернее, основной монолит - блок коммунистов и беспартийных - был построен на другой основе, даже с большей гражданской ответственностью. Подход к проблеме соединения личных амбиций и общественного интереса, который проходит через тему конференции, – для нас основной. Почему? – В результате приватизации люди, которые получили колоссальные ресурсы, в том числе и природные, в условиях полной свободы и логики рынка вывозят свои вновь приобретенные капиталы за границу. Общество и страна от этого практически ничего не получают, или получают очень своеобразным путем. При этом мы пытаемся сделать вид, что все нормально, что оффшоры – это стимул для развития экономики и т.д. Погрязаем в каком-то новом демократическом ханжестве. Чем его будет меньше, тем быстрее, я думаю, соединятся принципы демократии и меритократии», - сказал в заключение в  интервью журналу «Международная жизнь» Чрезвычайный и Полномочный Посол  Петр Стегний.

Ключевые слова: демократия

Версия для печати