Перечитывая Ришелье

18:22 20.06.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


Арман-Жан дю Плесси, кардинал герцог де Ришелье, был человеком, который почти совершенно не знаком нынешним читателям. Это я к тому, что он не был похож на ту фигуру, которую изобразил в «Трех мушкетерах» Александр Дюма-отец. Его гипнотизирующий взгляд мог вызывать ужас, из-за чего провалилось по крайней мере два заговора против него. Его суждения и действия в области политики и государственного управления прочно привязали к нему его сюзерена. Его мнения о дипломатии вызывают интерес до сих пор.

В своей основе внешняя политика Ришелье была прежде всего цинична. Это не означает, разумеется, что у нее вообще не было идеологических принципов – герцог был искренне верующим христианином. Однако прежде всего он был прагматиком. И даже отличался веротерпимостью - некоторые члены его ближайшего окружения были протестантами. Равновесие сил в Европе он не представлял – к ужасу противостоящих ему католиков - без протестантских германских государств, возможности которых успешно использовал во благо Франции.

Сходная ситуация возникла при американском президенте Ричарде Никсоне, когда США удачно использовали друг против друга социалистические СССР и Китай, а те, в свою очередь, протягивали по одиночке свои руки «империалистической» Америке. Идеология не имела отношения к тому, что называется национальные интересы. Впрочем, национальные интересы сами по себе являются идеологией. Как писал тот же Ришелье, «государственные интересы должны быть единственной целью государей и их советников». Одно лишь сомнение, что некоторые недавние действия одного западноевропейского государства в Ливии против Муаммара Каддафи имели, помимо прочего, еще и частный интерес, уже выглядит деструктивным для государственного деятеля и его страны. Впрочем, как там все было в действительности мы, боюсь, никогда не узнаем. Во время «арабской весны» США и ЕС вступали в альянсы с силами, которые по природе своей, скажем мягко, недружелюбно относятся к Западу. В настоящее время то же самое повторяется в Сирии.

Ришелье был убежден, что в основу политики должны быть положены прежде всего доводы рассудка. «… Человек, будучи сотворен разумным, должен всегда поступать лишь согласно велениям разума, иначе он пойдет наперекор своей природе, и, следовательно, наперекор тому, кто ее создал». Эмоции должны быть на втором месте, если не на третьем. А не так, как случилось пять лет назад, когда одна небольшая страна напала на еще более маленькое территориальное образование. Ничего хорошего из этого не произошло. Еще более странной оказалась «футбольная война» между Гондурасом и Сальвадором в 1969 г. Сразу видно, что ответственные за военные действия не перечитывали Ришелье.

Отдельно, конечно, нужно сказать о принципе raison d’Etat. На деле Ришелье эту концепцию не изобретал, он только подвел под нее теоретический базис и дал практическое воплощение. Сам он сказал о ней следующим образом: «… В некоторых ситуациях, когда речь идет о спасении государства, требуется такое мужество, которое иногда выходит за рамки обычных правил благоразумия». Возможно, именно этим доводом руководствовались руководители США и Великобритании, когда пошли на оккупацию Ирака, не имея реальных доказательств существования там оружия массового уничтожения. Правда, их собственным государствам ничего не грозило…

Продолжая ту же иракскую тему, нельзя не вспомнить указание Ришелье, согласно которому «ничто так необходимо для управления государством, как прозорливость, ибо с ее помощью можно легко предотвратить многие бедствия, избавиться от которых, когда они происходят, удается лишь с немалым трудом». Вторжение в Ирак принесло и огромное множество человеческих трагедий, и неустанную политическую нестабильность, и экономический коллапс. Огромная политическая западня захлопнулась, и адекватного выхода из нее не видно до сих пор.

И, наконец, квинтэссенция политической философии Ришелье: «В государственных делах из всего следует извлекать выгоду, а ко всему, что может пригодиться, никогда нельзя относиться с презрением». Как будто специально написано по поводу неовильсонианских маневров в дипломатии, к которым сейчас так часто прибегает Запад.

Ключевые слова: Ирак Ришелье

Версия для печати